ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Где-то тут живет и Фрейхетт Неквер, – сказал Лайам, чтобы внести в разговор свою лепту. Он часто бывал в доме названного торговца, когда занимался расследованием убийства мастера Танаквиля.

– Да, верно. На улице Герцогов, за углом. В последнее время он что-то мало показывается на людях, – Кессиас прокашлялся. – В двух домах от него обитает Рейф Кэвуд. Правда, отсюда не видно, – добавил он, когда Лайам повернулся, чтобы взглянуть. – Граф Ульдерик также живет за углом, но чуть ниже, рядом с заведением Герионы…

Гериона содержала публичный дом, куда эдил однажды привел Лайама, надеясь добыть там кое-какие сведения.

– Надо же! Такое соседство…

– Н-да, соседство… хотя ничего общего с борделями Муравейника, раз уж у нас с вами пошел такой разговор.

– А где проживают Фурзеусы?

Кессиас поразмыслил немного, потом сказал:

– По-моему, ближе к площади. По соседству с «Белой лозой». Они не столь состоятельны и родовиты, как пытаются изобразить из себя.

– А последний подозреваемый? Как его там? Квэтвел?

– Этот барон владеет поместьями к северу от Саузварка и здесь бывает наездами. Наверное, Окхэмы его приютили, поскольку своего дома в городе у него нет.

– Что ж, он единственный, чей ночлег в чужом доме оправдан…

Кессиас внимательно посмотрел на приятеля.

– Что вы имеете в виду?

Лайам кивнул в сторону богатых особняков.

– Разве вам не кажется странным, что гости заночевали у Окхэмов, хотя почти все они живут совсем рядом?

Эдил в задумчивости потеребил бороду и признался:

– Да, теперь, после ваших слов, это действительно кажется странным… Хотя, говоря по правде, тут ничего странного нет. Прошлой ночью мело, компания подгуляла, да и зачем куда-то тащиться? В конце концов, они могли просто уснуть, где сидели. Особенно если выпили столько же, сколько хозяюшка, – он поднес два пальца ко рту, надул щеки, потом рассмеялся.

Лайам придержал его за руку.

– Тише!

– Что? – удивился эдил и тут же умолк. Двое богато одетых мужчин, которых Лайам и Кессиас заметили раньше, приблизились к ним вплотную. Тот, что был повыше другого, приветливо улыбнулся.

– Господин эдил! Вы уже изловили мошенника?

– Нет, лорд Окхэм, – поклонившись, ответил эдил. – Хотя мы надеемся вскорости это сделать.

Лорд Окхэм – довольно красивый мужчина лет тридцати пяти, высокий и стройный, с прямыми черными волосами до плеч и лихо подкрученными усами – был одет в помятый, но дорогой и элегантный костюм для верховой езды. В глазах его блеснули искорки озорства, когда он ответил изящным кивком на поклон эдила.

– Милорд, позвольте представить вам квестора Ренфорда, он ведет следствие по делу о краже.

Лайам поклонился. Лорд Окхэм дружелюбно улыбнулся ему.

– Ба! Да неужто это тот самый господин Ренфорд, о котором так хорошо отзывается тетушка Трэзи?

– Тот самый, милорд, – подтвердил эдил и поклонился еще раз.

Лорд Окхэм повернулся к своему спутнику – совсем молодому еще человеку (едва ли старше двадцати лет) с длинными белокурыми волосами, заплетенными сзади в косичку. Тот был невысок, но весьма худощав и одет довольно крикливо.

– Квэтвел, вот человек, с которым моя тетушка собирается вести в дальнейшем дела. Мне кажется, он вполне достоин ее доверия, – добавил лорд, вновь поворачиваясь к Лайаму. Высокородный красавец держался очень доброжелательно, но Лайам чувствовал, что его внимательно изучают.

– Час не такой уж ранний, – заметил Квэтвел, никак не отреагировав на слова своего товарища. – В тех местах, откуда я родом, негодяя уже давным-давно бы нашли и повесили. Почему так медлительна саузваркская стража?

– Ну-ну, Квэтвел! – сказал лорд Окхэм примирительным тоном. – Поймать злодея не так-то легко.

– Глупости! Эдил, который торчит тут и ловит ворон, наверняка знает наперечет всех местных ворюг.

Лайам насторожился, заметив, что Кессиас начинает злиться. Эдил набычился, сжал кулаки и пробормотал сквозь зубы:

– Если бы я их знал, они бы сидели в тюрьме, а не докучали почтенным во всех отношениях людям. Впрочем, у нас уже есть на примете кое-кто, по кому давно плачет решетка.

– Ну не наглость ли, Этий?! – воскликнул барон. – Мне кажется, тут намекают, что камень украл кто-то из наших друзей. И ты это стерпишь?

– Признаться, Квэтвел, того же мнения придерживается и тетушка Трэзи, – сказал Окхэм. – Строго говоря, первой эту мысль высказала она.

– Но он тоже так считает! – возразил Квэтвел, указав на эдила пальцем.

– Смею вас заверить, барон, что эта версия уже не в ходу, – поспешил вмешаться в разговор Лайам, не давая разгневанному эдилу достойно ответить задиристому хлыщу. – У нас есть веские основания полагать, что в краже замешан кто-то чужой, причем нам также уже известно, что этот мошенник искусно владеет воровским ремеслом.

– Да? – удивился Квэтвел. Сторонняя и учтивая реплика явно сбила его с толку.

Лайам меж тем, не мешкая, обратился к лорду:

– Прошу прощения, ваша светлость. Не могу ли я обсудить с вами кое-какие вопросы, связанные с этой досадной историей?

– Конечно, – кивнул лорд и сдержанно улыбнулся. – Квэтвел, прости, но, боюсь, тебе какое-то время придется поскучать без меня. Получаса вам будет достаточно, господин Ренфорд?

Лайам поклонился.

– Более чем достаточно, милорд.

– Вот и прекрасно. Может быть, мы пройдем в дом? – И Окхэм шагнул к крыльцу.

Обеспокоенный враждебными взглядами, которыми обменивались Квэтвел и Кессиас, Лайам сказал:

– Милорд, позвольте мне на пару минут задержаться. Я бы хотел сказать несколько слов эдилу.

– Да, конечно. Идемте, Квэтвел, – кивнув на прощанье Кессиасу, лорд Окхэм открыл дверь и вошел в дом. Белокурый юнец, вздернув заносчиво подбородок, двинулся следом.

– Нет, вы это видели? – взорвался эдил, когда Лайам увел его от крыльца на достаточное расстояние. – Каков говнюк! Ну как с ним иметь дело? Лорд держит себя прилично, но этот барон! Он просто несносен! А ведь и остальные ему под стать, такие же индюки, а то еще и похуже! Ах, Ренфорд, я не устаю благодарить небеса за то, что они надоумили вас ввязаться в эту историю!

– Рад быть вам полезен, – беспечно сказал Лайам, хотя у него самого на сердце скребли кошки. Если в деле фигурирует хотя бы еще один тип, подобный заносчивому барону, оно может весьма и весьма усложниться. – Послушайте, Кессиас, я вот что хочу спросить, не можете ли вы отправить кого-нибудь из людей в поход по здешним ломбардам? А лучше всего обойдите их сами. Нужно проверить, не пытался ли кто-нибудь заложить или продать что-то похожее на наш камень. Вор уже мог попытаться сбыть с рук добычу.

Кессиас покачал головой.

– Это бессмысленно, Ренфорд, – вы же сами мне говорили. Ни один скупщик в Саузварке не рискнет, даже задешево, купить эту вещь. Того, кто принесет на продажу сокровище Присцианов, любой, даже самый прожженный барыга вытолкает из лавки взашей.

– Вот именно, поэтому-то и надо по этим лавкам пройтись. Купивший краденое ничего о том не расскажет, он будет держать рот на замке. А не купивший…

Эдил радостно заулыбался, осознав наконец, к чему клонит Лайам.

– А ведь и верно! Тому, кто откажется от покупки, нет причины таиться. По крайней мере, он будет держаться вольнее и что-нибудь да сболтнет. И мы сможем взять след не там, где вор сбыл краденое, а там, где он не сумел его сбыть!

Лайам предостерегающе поднял руку.

– Не слишком на это надейтесь. Я лично считаю, что реликвию похитили вовсе не для того, чтобы продать. Однако нельзя упускать из виду и такой вариант…

– Да уж нельзя, – согласился эдил, все еще улыбаясь. – И это дело как раз по мне. Сказать по правде, Ренфорд, я бы с радостью повесил вот это…– он кивнул на дом Окхэмов, – и все это… – эдил обвел рукой обозримую часть квартала, – на вас. Не люблю я этих лордов и леди, и они, как видите, тоже меня не любят. Так что я поручаю эту часть разбирательства вам. Делайте тут, что хотите и как хотите! А я, пожалуй, пойду!

13
{"b":"12256","o":1}