ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

7

Лайам, вымытый, приодетый и чисто выбритый, покачивался в седле, стараясь что-либо разобрать в окружающем его мраке. Солнце уже скрылось за горизонтом, а луна еще не взошла, и непроглядная тьма господствовала над пустошами и полями предместья. Однако Даймонд спокойно и неторопливо трусил по знакомой дороге, и для беспокойства вроде бы не имелось причин.

«Фануил!» – мысленно позвал Лайам, но даже этот беззвучный окрик показался ему вдруг оглушающе громким.

«Да, мастер?»

«В Мидланде, на моей родине, говорят, что в такие темные вечера на дороги выезжает Черный охотник и накидывается на встречных людей».

«А зачем он на них нападает?»

Лайам возвел глаза к небесам.

«Он их ест!»

Как видно, божеству, ведающему его судьбой, было угодно послать ему самого тупого из фамильяров.

Через какое-то время впереди показался Саузварк, озаренный теплым оранжевым светом. Приятная неожиданность. Обычно в такую пору городские кварталы освещались лишь редкими факелами. Но праздничная неделя многое переменила в привычном ходе вещей. Приободрившись, Лайам пустил скакуна галопом. Фануил тут же вспорхнул с холки чалого и пропал в темноте.

У городских ворот было не очень-то многолюдно, но по мере приближения к главной площади гуляки встречались все чаще и чаще, и вскоре праздничная толпа сделалась столь плотной, что Лайаму приходилось понуждать Даймонда протискиваться сквозь нее. Кое-кто из горожан просто спешил по делам, но таких было мало. Остальные вышли на праздничное гуляние – людей посмотреть, себя показать…

«…а заодно и выпить чего-нибудь горячительного!» – закончил мысль Лайам, когда чалый шарахнулся от шумной компании развеселых юнцов в карнавальных масках, высыпавших на улицу из винного погребка.

Сама площадь после уличной толчеи казалась даже пустынной, но возле таверн и кабаков, раскиданных по ее сторонам, роился народ. Лайам оставил коня на попечение караульного, сиротливо торчащего возле казармы, и скорым шагом направился в заведение Хелекина.

Когда он раскрыл дверь заведения, его окатила волна жаркого воздуха и оглушила разудалая песня. Лайам вдохнул поглубже и решительно шагнул через порог.

Посетители за столиками орали так, словно старались перекричать соседей. Те, что не пели, подбадривали певцов свистом и гиканьем, многие были пьяны. Лайам едва протолкался к стойке, с трудом уворачиваясь от разносчиков и разносчиц, упарившихся от беготни. Обычно у Хелекина гостям прислуживали одни молодые девчонки, но наплыв гостей заставил и дородных мойщиц оставить свои лохани, и даже гладких буфетчиков согнал с насиженных мест.

Хозяин отыскался в дальнем конце помещения. Он подобострастно кланялся одноногому оборванцу, завернутому в старое драное одеяло и восседавшему на краю помоста для музыкантов.

– Довольны ли вы, господин почтенный? – поминутно спрашивал Хелекин, а нищий важно кивал, прихлебывая из огромной кружки вино.

– А вот вам, высокочтимый лорд, и закуска!

Двое дюжих парней оттеснили хозяина от помоста. В руках у каждого было по куску пирога. Хелекин отошел в сторонку, растроганно улыбаясь и уголком фартука промакивая глаза. Лайам подергал его за рукав.

– Господин Хелекин! – прокричал он, очень надеясь, что крик его дойдет до ушей владельца таверны.

– Сэр Лайам! – закричал в ответ Хелекин и почтительно поклонился. Он развел руками, словно извиняясь за шум, и жестом пригласил важного гостя пройти в боковой коридорчик. Рев веселящейся толпы немного утих, когда Хелекин закрыл за собой дверь, но голос повысить Лайаму пришлось все равно.

– Кто-нибудь просил вас пошептаться со мной?

Хелекин радостно закивал и потер руки.

– Верно, сэр Лайам, какое-то тощенькое отродье и вправду шепнуло мне кое-что. Девчушка сказала, что завтра, как раз когда колокола прозвонят девять утра, вас будут ждать у галереи писцов. На редкость невоспитанная девчушка, сэр Лайам! Но вы и сами должны это знать!

– Да уж, мне это и впрямь досконально известно. Благодарю вас, господин Хелекин.

Тут какой-то красноносый буфетчик покатил прямо на них бочонок с вином. Лайам тотчас воспользовался моментом и улизнул в зал. Он знал, что Хелекин может болтать без умолку целую вечность, а вежливость не позволила бы ему прервать его болтовню.

Лайам протиснулся сквозь толпу пирующих к выходу, придерживая полы плаща. Возле самой двери к нему прижалась девица в короткой юбке, с ярко нарумяненными щеками. Девица обвила руками шею предполагаемого клиента, но, заглянув ему в лицо, испуганно отшатнулась, скрестила пальцы и шарахнулась прочь.

Нахмурившись, Лайам вышел на улицу. Свежий порыв ветра овеял его, прогоняя прочь тяжелый запах табачного дыма и пота. Лайам и сам вспотел, пока толкался в таверне, и теперь он медленно побрел через площадь, надеясь немного остыть на прохладном ветру.

«Чего это она испугалась?» Он знал, что южане скрещивают пальцы, чтобы оберечься от сглаза. На родине Лайама, в Мидланде, на этот случай имелся другой жест – пальцы (указательный и мизинец) разводили в стороны рожками.

Когда он понял, чего испугалась девица, то даже остановился и громко выбранился, не стесняясь стражника, стоявшего на часах. Тот вздрогнул и с опаской спросил:

– Что-то не так, господин квестор?

«Не суйся, дурак! – подумал Лайам. – Не видишь разве, что перед тобой страшный колдун!»

– Нет-нет, все в порядке, – пробормотал он вслух и прошел в казарму.

«Глупец! – ругал он себя. – Глупец, глупец! Все забываешь, что люди считают тебя чародеем! Ты дружил с чародеем, ты живешь в его доме и даже приручил его фамильяра. И если уж дешевые шлюхи знают тебя в лицо, то чужаку из Харкоута не придется долго расспрашивать, где проживает местный волшебник…»

Кессиаса в казарме не оказалось, но Лайам и не рассчитывал его здесь застать. Можно было, конечно, пойти к эдилу домой – время еще не позднее, часы на башне только пробили семь, – однако зачем портить приятелю праздничный вечер? Вокруг бочки с вином, стоявшей посреди казармы, сгрудились стражники, свободные от дежурства. Лайам велел малому, который стоял поближе, подать ему бумагу, перо и чернила. Получив требуемое, он наскоро набросал эдилу записку, в которой сообщал имя рыжебородого мага и просил Кессиаса ничего пока не предпринимать в отношении этого типа. Тот же услужливый стражник сказал, что немедля отправится с письмом к адресату. Лайам поставил подпись, сложил лист пополам и отдал бравому малому, не потрудившись даже запечатать послание.

«Кто осмелится сунуть нос в письмена чародея?»

Покачав головой, он покинул казарму и свел Даймонда на конюшню. Конюх пообещал, что, несмотря на праздник, при лошадях останется человек и чалому будет обеспечен хороший присмотр.

Мрачно кивнув, Лайам поплелся к Макушке. В его дурном настроении была повинна не только та дурочка из таверны, напомнившая ему о том, какая за ним тянется слава. Лайама больше тревожило обещание, которое он опрометчиво дал Грантайре. Сказав, что Дезидерий получит от ворот поворот, он словно бы взял на себя обязательство не иметь никаких дел с харкоутским магом – а ведь ему придется иметь с ним дела. Этот Дезидерий, как ни крути, интересовался похищенным камнем, и к нему следует найти какой-нибудь ход. Конечно, можно переложить эту работу на Кессиаса, но тогда не избежать долгих и маловразумительных объяснений, почему дружок одного чародея не желает свести знакомство с другим. И потом – приходилось признать, что Лайам не очень-то хотел препоручать чародея эдилу. Он очень уважал бравого стража порядка, как человека немалых достоинств, прекрасно справляющегося со своими хлопотными обязанностями, но… Но грубоватому прямолинейному Кессиасу недоставало душевной тонкости и изворотливости ума, то есть тех качеств, которыми сам Лайам обладал, сказать не хвалясь, в избытке, и потому…

«Ну-ну, – усмехнулся мысленно Лайам. – А ты, милый, у нас, оказывается, гордец! Самовлюбленный, заносчивый, неисправимый гордец!»

25
{"b":"12256","o":1}