ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это Ренфорд? – Квэтвел взялся рукой за голову и чуть покачнулся.

– Послушай, кузен… Тебе не стоило подниматься с постели, – мягко произнес Окхэм.

– Да, это он! – воскликнул молодой барон, ткнув в сторону Лайама пальцем. – Эй, Ренфорд, я знаю, у вас есть новости для меня!

– Сейчас не время для объяснений, – сказал Окхэм и нежно обнял молодого человека за плечи. Квэтвел, высвобождаясь, слабо дернул плечом и сделал несколько нетвердых шагов к двери.

– А я говорю – есть, и если жалкий пес Ульдерик чего-то там от меня хочет, мне желательно услышать это прямо сейчас!

Прекрасное настроение Лайама уже улетучилось, но спокойствие его пока что не покидало.

– Ну же?! – потребовал Квэтвел.

– Кузен!

– Трус! – крикнул барон, потом покачнулся и повалился лицом вперед. Окхэм успел его подхватить, но не сумел удержать, однако Лайам был начеку и поспешил прийти лорду на помощь. Они вдвоем отнесли молодого барона в солярий.

– Благодарю, – сказал Окхэм, когда недвижное тело его кузена распростерлось на одной из кушеток. Раненый застонал и умолк.

– Откуда он знает о вызове?

Окхэм помрачнел.

– Наверное, ему сказал кто-то из слуг. Мне это не нравится. Квэтвелу сейчас необходим полный покой. Он получил очень жестокий удар.

– Да, я вижу.

Под льняными повязками нос Квэтвела вздувался как огромный комок. Это вздутие распространялось и на половину щеки под левым глазом. Пока Лайам производил осмотр, раненый еле приметно шевельнул веками.

– С дуэлью придется подождать, – сказал Окхэм негромко, сделав знак Лайаму вести себя тише. – Так что там ваш чародеи?

– Дайте собраться с мыслями, – Лайам выпрямился, стараясь сосредоточиться. Дыхание Квэтвела не походило на дыхание спящих или находящихся в обмороке людей. – Я недавно виделся с ним, – хмуро сказал он и чуть наклонил голову, чтобы краем глаза видеть кушетку. – Этот чародей действительно интересуется камнем, но только как объектом для магических опытов.

Веки Квэтвела опять шевельнулись, наполовину приоткрывая глаза. «Он слушает! Он притворяется! – понял Лайам. – Интересно, зачем?»

Рыбка сама подплывала к его бережку, оставалось лишь забросить наживку. Возможность была исключительной, и Лайам не преминул ею воспользоваться.

– Чародей сказал, что специально приехал сюда из Харкоута – с целью приобрести кристалл Присцианов или хотя бы его изучить. В случае, если камень не продается, он собирался договориться об аренде сокровища и даже намеревался создать его точную копию, чтобы на время исследований эта копия оставалась у вас.

– Точнее, у тетушки Трэзи, – аккуратно поправил его Окхэм.

Лайам нетерпеливо кивнул, принимая поправку. Он надеялся, что Квэтвел сумел все расслышать.

– Да, да, безусловно – у госпожи Присциан. Бедняга, узнав, что камень похитили, пришел в большое расстройство. Да это и не мудрено, ведь получилось, что он впустую проделал такой долгий путь, – Лайам умолк на мгновение, заметив, что Окхэм слушает его с нескрываемым любопытством. – Впрочем, для нас с вами все это не важно.

– Как странно, однако, – задумчиво сказал лорд. – Такой сильный интерес к камню – и в такое неудачное время. Как, вы сказали, зовут этого чародея?

– Дезидерий, – ответил Лайам. – Да, это немного странно, но к краже отношения не имеет.

Окхэм отвернулся, покусывая губу.

– Погодите… Как все-таки странно… Камень после столетий забвения чудесным образом появляется – и тут же в Саузварк прибывает интересующийся им маг. – Лорд вновь повернулся к Лайаму, глаза его были подернуты дымкой. – Скажите, Ренфорд, вы верите в рок?

– Нет. Это всего лишь случайное стечение обстоятельств, – сказал Лайам и счел нужным прибавить: – Тем более что камень вовсе не был забыт. Семья Присцианов прекрасно знала, где он находится, знала об этом и госпожа Присциан.

– Это правда, – признал Окхэм и окончательно вынырнул из моря грез. – И, как вы правильно заметили, не имеет отношения к делу. Что я должен сказать Кэвуду?

– Скажите ему, что в Саузварке сейчас находится чародей, который очень интересуется камнем. Можете сослаться на эдила Кессиаса – будто он сообщил вам, что у приезжего при себе много денег. А еще присовокупите, что послезавтра этот маг собирается выехать из… – Лайам назвал гостиницу, возле которой он видел веселящуюся прислугу, – чтобы отправиться восвояси.

– А настоящий чародей? Он еще долго пробудет в городе?

– Точно не знаю, – сказал Лайам, и это была чистая правда. Вряд ли Дезидерий поедет в Торквей. Но Квэтвела следовало пришпорить, и потому он пустил добавочный шар: – Ему здесь уже нечего делать. Так что завтра, я думаю, харкоутский маг тронется в путь.

Окхэм рассеянно кивнул. Внезапно Квэтвел издал громкий стон, делая вид, что он только что очнулся от обморока.

– Этий… ты здесь?

– Я, пожалуй, пойду, – сказал Лайам, прежде чем Окхэм успел сказать что-то еще. – Постарайтесь говорить с Кэвудом поубедительнее.

– Я постараюсь, – морщась, пообещал лорд. Он склонился к раненому кузену, тихо сказал ему несколько успокоительных слов, а потом проводил Лайама к выходу.

– Сколько времени вы проведете с Кэвудом? – спросил Лайам, уже открывая дверь. Окхэм пожал плечами.

– Мы договорились встретиться в восемь… Может быть, час или два.

– К восьми я снова буду в городе, у меня назначена встреча. После того как вы побываете в банях, нам надо бы опять повидаться.

Окхэм на мгновение нахмурился.

– Даже не знаю… Кулачные бои так выматывают меня, – сказал он, но Лайам знал, что это лишь отговорка. – Ну ладно. Приходите ко мне, когда уладите свое дело. Я гашу свечи, когда ложусь спать. Если они все еще будут гореть, смело стучитесь. А если нет – что ж, значит, увидимся утром.

Лайам кивнул. Он понимал, что общение с ним для лорда совсем не подарок. «Местами ты даже переходишь границы, совершенно не щадя его щепетильности», – покаянно подумал Лайам, выходя на крыльцо.

Но что же ему еще оставалось делать? Что же еще?

14

Не успел Геллус открыть дверь, как Лайам тут же пожелал ему веселых пирушек. Слуга расцвел и пожелал гостю того же.

– Госпожа Присциан и магесса Грантайре сейчас в кабинете, господин Ренфорд, – сказал он и повел Лайама вверх по лестнице. Поскольку планировка домов, принадлежащих вдове, была одинаковой, неудивительно, что они подошли к комнате, в которой у Окхэмов располагался кабинет лорда.

– Войдите, – отозвалась на стук госпожа Присциан, и слуга открыл перед Лайамом дверь. Хорошо освещенное помещение, обставленное тяжелой мебелью темного дерева, как нельзя лучше отвечало своему назначению. Госпожа Присциан сидела за массивным столом, заваленным бумагами разного рода, перед ней лежала толстая конторская книга. Грантайре сидела напротив хозяйки за таким же точно столом, только листала она не гроссбух, а большой фолиант в кожаном переплете. Обе женщины повернули головы к двери, обе чуть наклонились вперед, на лицах обеих застыло выражение терпеливого ожидания.

Лайам чуть было не рассмеялся. Вдова и Грантайре сейчас удивительно дополняли друг друга и вместе смотрелись, как почтенная матушка и благонравная дочь, словно бы олицетворяя альянс величавой старости с добродетельной молодостью. Но он не стал говорить этого вслух, опасаясь, что его не поймут, а просто поклонился и пожелал дамам доброго вечера.

Обе женщины – практически одновременно – кивнули.

– Добрый вечер, – сказала госпожа Присциан. – Надеюсь, у вас был удачный день, господин Ренфорд? – Она указала ему на свободный стул.

Лайам присел на краешек обитого плотной тканью сиденья.

– В некотором смысле – более удачный, чем другие, мадам. Но в основном все только еще больше запуталось.

Вдова фыркнула.

– Лорд Окхэм носится с глупой мыслью, будто вы найдете камень уже завтра к вечеру.

Поморщившись, Лайам смущенно сказал:

– Боюсь, это я внушил ему эту мысль. Такая возможность действительно существует, однако мне иногда кажется, что я ее выдумал сам.

55
{"b":"12256","o":1}