ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Эдил иногда называет меня человеком, способным выкинуть что угодно – подумал Лайам. – И как видно, не зря. Я уже сам начинаю удивляться себе».

Он принялся размышлять, что же толкает его к ярму, под которым уже похрустывает крепкая шея эдила.

Симпатия к госпоже Присциан? Да, безусловно. Пожилая дама успела ему понравиться и простотой обхождения, и той доверительностью, с которой она к нему отнеслась. Кроме того, он чувствовал, что их деловое партнерство – вещь вполне реальная и оно только укрепится, если он сумеет оказать услугу почтенной вдове. И потом, его прямое участие в расследовании даже необходимо. Ведь Кессиас сказал, что не может предъявить обвинение никому из подозреваемых законным путем. А у Лайама нет никакого официального статуса, и потому ни знатные лорды, ни богатые торгаши, ни какие-то там хартии вольностей ему не указ.

«Правда, богатеи – народ каверзный, они вполне могут натравить на меня пару крепких ребят», – подумал Лайам, вспомнив, что один торговец именно это и сделал в ходе розыска убийцы мастера Танаквиля. Он поморщился. Тумаки, которыми наградили его подручные князя торговли, долгое время потом давали о себе знать. «И все-таки… Все-таки это дело обещает быть интересным», – признался себе Лайам. Вот основная причина, которая подвигает его подставить Кессиасу плечо. В любом случае, он гораздо лучше грубоватого и прямодушного стража порядка разберется и с заносчивыми дворянами, и с чересчур много понимающими о себе торгашами.

Кессиас уже с минуту молчал, тоскливо поглядывая на собеседника. Лайам встряхнулся и медленно произнес:

– Я вот что думаю… Пожалуй, мне все же следует наведаться к госпоже Присциан.

Он ожидал любой реакции, но только не той, какая последовала. Кессиас резко встал, перевернув стул, и наклонился к Лайаму.

– Нет, Ренфорд, вы уж туда не ходите! – поспешно сказал он умоляющим тоном. – Поверьте, вам это сейчас ни к чему!

– А в чем, собственно, дело?

Эдил запнулся и покраснел.

– Понимаете, Ренфорд, тут такая история… Эта вдова… она почему-то уверовала, что вы – чистый клад и обладаете чуть ли не даром провидца. А уж что она вобьет себе в голову, то это оттуда потом не вытянешь никакими клещами…

– О чем это вы? – невинно спросил Лайам. Он уже догадался о чем и мысленно усмехнулся.

– Понимаете… В общем-то, наверное, я сам ей все это внушил, – признался, смущаясь, Кессиас. – Мы много с ней о вас толковали. Ну и, конечно, я старался ей вас расхвалить, чтобы рыбка не сорвалась с крючка; впрочем, говорил-то я чистую правду. О том, какую помощь вы мне оказали… и оказываете… и как здорово вы умеете различать людишек с гнильцой… а ее ведь окружают мошенники… Вот я и подумал, что все это будет вам наилучшей рекомендацией. Понимаете, а?

Лайам ничего не ответил, только потер подбородок, прогоняя с лица непрошеную улыбку. Кессиас заговорил снова:

– И если вы сегодня заявитесь к ней, она непременно станет просить вас отыскать пропавшую цацку. Я понял это, когда мы с ней обходили дом. Она к месту и не к месту все повторяла: «Интересно, а что тут сказал бы наш молодой Ренфорд?»

Испытывая какое-то извращенное наслаждение, Лайам наконец позволил себе улыбнуться.

– Не знаю пока, что тут можно сказать, сначала надо бы ко всему присмотреться…

Кессиас замер, будто насторожившийся пес. Он словно не понимал, верить своим ушам или не верить.

– Вы что, собираетесь взяться за это дело?

– Да, я подумываю об этом. – Лайаму стало даже немного неловко за свой беззаботный тон, ибо в глазах эдила заполыхала неподдельная радость. Так радуется ребенок, которому пообещали купить дорогую игрушку, подумал он и поспешно предупредил: – Я пока не знаю, чем все обернется. Я – не ищейка и не провидец, однако, если у вас нет возражений, могу попробовать покопаться во всей этой истории.

– Возражений?!! – взревел эдил. – Да у меня просто камень с души свалился!

Ну, началось! Лайам поморщился, его хорошее настроение растаяло без следа.

– Кессиас, не считайте, что преступление уже раскрыто только потому, что я решил им заняться.

Эдил отмахнулся от возражений.

– Не вижу разницы – раз уж вы сочли эту овчинку стоящей выделки. – Он нетерпеливо потер руки, среди зарослей его бороды расцвела радостная улыбка. – Давайте-ка прямо сейчас отправимся к госпоже Присциан, она лучше меня вам расскажет, как там и что было.

Кессиас обогнул стол, быстро схватил куртку, висевшую на гвозде, и распахнул дверь.

– Эй, ты! – крикнул он караульному. – Присмотри за лошадью квестора Ренфорда! Мы уходим.

Лайам покачал головой и подумал, что допустил большую ошибку. Унять энтузиазм бравого стража порядка теперь ничто не могло. Он был уже совершенно уверен в успехе и несомненно уверит в том госпожу Присциан.

«А что, если у меня ничего не получится?» – уныло думал Лайам, натягивая перчатки. Тогда прощайте надежды на новую жизнь. И то сказать, зачем состоятельной судовладелице партнер-неудачник? Где гарантия, что, провалив одно дело, он не провалит и остальные?

– О боги!

Возглас эдила вывел его из задумчивости, и Лайам, вдруг вспомнив, из-за чего он приехал сюда, кинулся к двери.

Кессиас держал мертвеца за волосы и, откинув ему голову, изучал рану. Посиневший от холода стражник восхищенно за ним наблюдал. Вокруг них уже начинала собираться толпа.

– Вы что, Ренфорд, ловите теперь рыбку на такую наживку? – Кессиас выпростал из волос убитого клок мокрый водорослей и, с отвращением отбросив их в сторону, вытер руку о полу куртки. – Где вы его раздобыли?

– Нашел на пляже сегодня утром, – пробормотал Лайам. Он знаком показал эдилу, что надо бы говорить тише. – Малого вынес прибой. Видели его горло?

– Видел, – кивнул эдил. Он отступил на пару шагов и оглядел тело, потом, задумчиво цыкнув зубом, махнул рукой и сказал: – Все ясно – беднягу выкинули с какого-то корабля.

Эдил повернулся к стражнику и, не раздумывая, распорядился:

– Переправь тело в мертвецкую к матушке Джеф и скажи, чтобы она повнимательнее его осмотрела. Потом пошли человека в гавань, пусть это будет Балштейн, он умеет правильно задавать вопросы. Нужно вызнать, не пропадал ли на каком-нибудь корабле человек. Ну и, может, кто узнает этого… по описанию. Пусть Балштейн на него поглядит. И проследи, чтобы лошадь квестора свели на конюшню. Я вернусь через час. Смотри у меня, не вздумай филонить!

Стражник вяло отсалютовал командиру и повел Даймонда к зданию городского суда. Толпа с недовольным шепотом расступилась, давая дорогу. Зеваки были явно разочарованы. Они рассчитывали увидеть нечто более впечатляющее, чем какой-то там труп. Лайам почувствовал, что внимание публики переключилось на него, но и в нем зрители не нашли ничего для себя нового. Потоптавшись на месте еще пару минут, гуляки вернулись к винным лоткам.

Разобравшись с трупом, Кессиас взял приятеля под руку и повел через площадь в сторону райончика, где селились одни дворяне и богачи и который в простонародье назывался Макушкой. Лайам шел, досадливо хмурясь. Эдил принялся обстоятельно повествовать о том, как он провел первый осмотр места происшествия, но спутник пропускал его слова мимо ушей. Он прикидывал, сколько народу слышало шуточку неунывающего (по крайней мере в последний десяток минут) начальника городской стражи. Ему начинало казаться, что, все, с кем он хотя бы мало-мальски общается, сговорились поддерживать вокруг его персоны атмосферу какой-то жутковатой загадочности. Что бы Лайам ни делал, на какие бы ухищрения ни пускался, в Саузварке все прочней и прочней укоренялся миф, что он чародей. А обстоятельства лишь подливали на эту мельницу воду.

Вот и сегодня, мало того, что ему пришлось проехать полгорода с мертвецом за спиной, так еще и Кессиас, решив блеснуть остроумием, громогласно понес совсем уж несусветную чушь.

«Теперь у местных сплетников опять появилась пища для пересудов, – думал сердито Лайам. – В любой таверне, в любой забегаловке от Муравейника до Аурик-парка будут судачить лишь об одном. Знаете чародея, что проживает на побережье? Так вот, он ловит акул, насаживая на крючок людей вместо приманки! Скоро дети, завидев меня, станут скрещивать пальцы и шарахаться в стороны, чтобы тень страшного человека не могла их задеть!»

7
{"b":"12256","o":1}