ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ну, теперь все понятно. Она раздумывает, как половчее повесить на него оба убийства и какую историю сочинить.

– Если на то пошло, добавьте к этому списку трех задушенных вдов. И дюжину беззащитных сирот.

Глаза женщины сузились.

– Сирот я убил просто так, для забавы, – Лайам криво улыбнулся. – Никакого отношения к снадобью они не имели.

Но и эта стрела прошла мимо цели. Уорден с отвращением дернула головой.

– Да вы у нас весельчак! Впрочем, шутовство, как видно, вам помогает. Герцога, по крайней мере, оно одурачило. Если верить его письму, вы не закоренелый злодей, а настоящий герой! Интересно, что он скажет, когда узнает о ваших теперешних подвигах.

Лайам перестал улыбаться.

– Он не поверит.

– Да уж.

Она вновь передернулась, потом взяла себя в руки.

– Теперь мне хочется знать, были ли сэр Анк и его супруга вашими соучастниками?

– Соучастниками? – Лайам покачал головой. – Как это мило! А как же, конечно были. Именно потому Маркейд и отправилась к Северну, чтобы выдать меня. Сообщников принято выдавать, вы разве не знали?

Он от души надеялся, что его иронию наконец-то воспримут. Ему совсем не хотелось втравливать в историю тех, кто его приютил.

– Они ничего не знали!

– К Северну? – Уорден нахмурилась. – Почему к Северну? Почему не ко мне?

– Вероятно, вас не сочли достаточно важной персоной, – Лайам сочувственно покивал. – Как ни крути, а главный камергер короля куда более представителен, чем какая-то каменная уродка.

Это ее пробрало. Уорден вскинула голову, побелевшие губы маленькой женщины стянулись в узенькую полоску.

– Мне случалось слышать такое от людей позначительней вас. Но избегнуть виселицы им все же не удавалось.

– А доживу ли я до нее? Мне почему-то кажется, что все закончится тайной расправой. Где-нибудь в хорошо обставленном кабинете, с вином, при свечах…

– Правосудие не столь романтично, – холодно отозвалась она. – Вас повесят за то, что вы совершили. Принародно, то есть у всех на виду.

– Когда вам удастся сочинить подходящую историю, так?

– Пацифик!

Они встрепенулись, заслышав донесшийся с улицы голос Эльдайна.

– Пацифик, вы здесь? Хлопнула дверь.

«Мастер?»

«Спрячься! Немедленно спрячься!»

– Лейтенант! – окликнула Уорден, отворив дверь кабинета.

– Ваш верный пес! – бросил Лайам. Мгновение спустя Эльдайн возник на пороге – взбудораженный и раскрасневшийся от быстрой ходьбы.

– Пацифик, этот Ренфорд опять…

Он увидел Лайама и осекся на полуслове. Его лицо сделалось ошеломленным, потом на нем отразился страх, потом гнев и, наконец, облегчение.

– Вы схватили его! Вы сами его задержали! – Уорден нахмурилась, словно неумеренные восторги Эльдайна чем-то ее задевали.

– Он явился сюда за письмом.

– И остался ради приятной компании, – добавил Лайам.

Эльдайн устремил на него убийственный взгляд.

– Стало быть, компания Ненниев вас не устраивала?

Он обернулся к Уорден.

– Мы нашли сэра Анка, пацифик. Он убит в собственном доме – точно так же, как мэтр Кейд.

9

Лайам застонал и обмяк, словно его ударили ниже пояса.

– Убит?!

Он не сводил глаз с Эльдайна. «И ты его еще, как нарочно, связал!» Эльдайн, явно любуясь собой, излагал начальству подробности.

– Убийца ушел по крышам, мы его видели. Мы погнались за ним, но он сумел нас перехитрить.

Лайам видел, как движутся губы Эльдайна, но смысл произносимых им слов от него ускользал. «Ты связал его! Скрутил, как барана, и бросил!»

– Мы постучали, никто не отозвался. Пришлось взламывать дверь. – Лицо рассказчика помрачнело. – Он перерезал рыцарю глотку, точь-в-точь как профессору Кейду!

Лайам слышал далекий, не имеющий смысла бубнеж; он смотрел на Эльдайна, но видел перед собой Ненния связанного, беспомощного, запихнутого под кровать. «Проявил смекалку! Принял меры предосторожности! Ты мог бы с тем же успехом убить его сам!» Робкий голосок в глубине души возразил, что в тот миг эти меры казались разумными. Кто же мог знать, что они пойдут на убийство? Голосок даже напомнил о предательском поступке Маркейд, словно это что-то меняло, но быстро утих, захлестнутый нарастающим чувством вины.

– Женщины, кстати, там не было. Во всяком случае, мы ее не нашли. Не понимаю, куда она могла подеваться?

Лайам болезненно сморщился, будто ребенок, собирающийся расплакаться, однако слезы не шли. Чувство вины парализовало его, сковало волю, заставило позабыть о своей ненависти к Эльдайну, к Уорден – в нем разгоралась ненависть к себе самому. «Ты бросил его, и палачи расправились с ним!»

– Об этом надо спросить у него, – мрачно заметила леди-пацифик.

Эльдайн взял пленника за грудки и сильно встряхнул. Потом еще и еще раз. Лайам воспринимал это как должное. Его руки висели как плети, зубы отвратительно лязгали.

– Где она? Что ты с ней сделал, ублюдок?! – Силы оставили Лайама. Когда Эльдайн его отпустил, он безвольно осел на пол и привалился к стене. «Ты его бросил. Зачем? Чтобы тут же попасться?»

– Здесь он не заговорит! – буркнул Эльдайн и обернулся к Уорден. – Позвольте мне забрать его в каземат! Он скажет все, когда я над ним потружусь. Позвольте, пацифик! А вы пока займетесь поиском женщины. Возможно, она жива, просто спрятана где-то.

Уорден кивнула.

– Возможно. Да, я, пожалуй, схожу в дом Ненниев. Вы там все обыскали?

– Не слишком тщательно, – поспешно отозвался Эльдайн. – Обнаружив убитого рыцаря, я тут же решил дать вам об этом знать. Дежурные подсказали, куда мне направиться.

Они принялись переговариваться – спокойно, буднично, не обращая на пленника никакого внимания, впрочем, Лайам тоже не замечал их, полностью погрузившись в себя. «Это ты убил сэра Анка и погубил Маркейд! Ты вломился к ним в дом и втянул их в эту историю!» Робкий внутренний голосок вновь было принялся возражать, но Лайам не стал его слушать. Если бы ему удалось уйти, если бы он так глупо не угодил в расставленную ловушку, гибель семьи Ненниев не была бы, по крайней мере, напрасной. «Но ты ничего не смог! Ты попался, как последний болван. И теперь, даже если они и не заполучат реликвию, к королю она тоже не попадет. А им ведь только того и надо!»

Прикосновение жестких пальцев вывело Лайама из забытья. Резкий рывок вскинул ему подбородок.

– Ренфорд, вы видите мой амулет?

Лайам уставился на Уорден. Знаковый медальон высшего чина столичной стражи находился на месте, но никакого амулета на ней уже не было. Новым рывком леди-пацифик заставила пленника посмотреть на Эльдайна. Каплевидный камень теперь свисал с его шеи.

– Он защитит лейтенанта от заклятий вашего фамильяра. Вам это понятно?

Лайам с трудом кивнул, и Уорден, отпустив его подбородок, брезгливо отерла пальцы о край черно-белой туники.

– Возьмите его и постарайтесь узнать, куда делась реликвия и что случилось с леди Маркейд. Налицо заговор против короны, так что допрос с пристрастием допустим.

Эльдайн резким рывком поднял пленника на ноги. Тот не сопротивлялся.

– Слыхал, скотина? Допрос с пристрастием допустим!

Ошеломленный, терзаемый чувством вины, Лайам покорно позволил вытолкать себя из дома Кейда. На мостовой переминались с ноги на ногу двое скучающих миротворцев. Повинуясь приказу, они встали впереди арестованного.

– Смотрите в оба! – распорядился Эльдайн. – Этот мерзавец тут не один!

Миротворцы направились к улице Мастеров. Лайам шагал за ними, тупо разглядывая черно-белые спины. Стражи взяли наизготовку дубинки, один держал над головой зажженный фонарь. «Вот все и кончено. То, что останется от тебя после пыток, без промедления вздернут. Ты, считай, уже труп». Пленника охватила странная отрешенность, и ничто в мире, казалось, не имело теперь к нему отношения.

«Мастер, куда тебя тащат?»

Лайам вскинул голову.

«Ты где?»

«Чуть впереди, на третьей по счету крыше. Я успел вылететь, когда лейтенант заходил в дом».

28
{"b":"12257","o":1}