ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Надо как-то выйти из ситуации. И свести к минимуму потери…»

– Отлично, Звонарь, разойдемся по-тихому. Одно условие: постарайся забыть обо мне. И не пытайся меня сдать, пожалеешь.

«Фануил, быстро сюда!»

Разъяренный Звонарь двинулся к наглецу, но не успел сделать и шага. Дракончик, плюхнувшийся на мостовую, преградил ему путь. Вор громко выругался и сплюнул.

– Гнусный изменник!

Лайам стал злиться.

– Хватит трепать языком. Я гнусный изменник, а вы – добрые люди, почитающие богов и закон. Только забудьте наш разговор, иначе вам крышка. Унум?

Звонарь покосился на Фануила.

– Унум, я спрашиваю?

– Унум, чужак.

Лайам шутовски поклонился всей троице, развернулся и зашагал прочь. По беззащитной спине его побежали мурашки. Рядом семенил Фануил. Только свернув за угол, лжедекламатор понял, что его отпустили. Впрочем, надолго ли? Он приказал дракончику приглядеть за ворами.

Фануил, взмыв в воздух, исчез. Несколько минут спустя он доложил, что воры по-прежнему стоят возле «Пары обжор» и спорят. Звонарь хочет, чтобы его подчиненные отправились следом за «разрисованным чужаком», а те упираются.

«Они боятся тебя, мастер».

«Нет, – возразил Лайам, – они боятся тебя. Им почему-то не внушает доверия твоя дружелюбная внешность».

Дракончик ничего не ответил, и Лайам пошел дальше по улице, уводящей в сторону от его дневного убежища. Он все еще не остыл. «Надо же, у воров тоже есть задатки порядочности!» Лайам сжал кулаки. «Тебя назвали гнусным изменником! И кто? Отпетые негодяи!» Он брел по темному порту, жалея себя. А потом вдруг пожалел, что не попробовал объясниться со Звонарем. «Если бы ты потолковал с ним по душам, он, возможно, и переменил бы свое мнение. Но ты решил повыпендриваться. Моя вита – морте! Осел! Кто тянул тебя за язык? И чего ты добился? Только понапрасну озлил их».

«Мастер, Звонарь настоял, чтобы Цинна пошел за тобой и узнал, где твоя хаза. Что такое хаза?»

«Укрытие».

Он ожидал чего-то подобного, но тем не менее рассердился.

«Позволь горбуну уйти от своих, потом прегради ему путь. Если он попытается обойти тебя, прегради ему путь снова. Но, думаю, он не осмелится. Пригони его к Звонарю. Покажись и тому, если получится: пусть знает, что нам известен его адресок».

«Хорошо, мастер».

Воры видели, в каком направлении он ушел; поэтому Лайам повернул в обратную сторону. Разочарование начисто отбило у него охоту продолжать ночные блуждания. Пирс можно осмотреть и с утра.

Чернила сохли на ветерке. Обритая голова стала чесаться, уши пощипывал холод. Лайам ускорил шаг и потрусил к знакомому складу, мечтая об отдыхе возле уютного костерка.

Когда он, кряхтя, пролезал в небольшое окошко, Фануил сообщил, что Цинна – у Звонаря.

«Он бежал от меня, как заяц. На стук вышел Звонарь, я пролетел перед ним. Похоже, ему это не очень понравилось».

«Ну еще бы! Кому такое понравится? Ладно, малыш. Давай возвращайся: мне нужен огонь».

«Сейчас прилечу, мастер».

Лайам выбрался на галерейку. Внутри склада царила непроглядная тьма. «А у меня ни свечки, ни фонаря! Боги, я сверну себе шею!»

Браня себя за беспечность, он ощупью двинулся к лестнице, потом стал спускаться – медленно, осторожно нашаривая ступеньки ногой. Оказавшись внизу, Лайам остановился и судорожно сглотнул. Его окружало огромное пустое пространство, населенное демонами и чудовищами, среди которых затаилась и каменная уродка. Сейчас она крикнет громовым голосом: «Стой!» – и здоровой рукой откинет заслонку светильника…

«Чушь!» Он встряхнулся и приставными шажками пошел вперед, выставив перед собой руки. Ветерок, влетевший в оконце, дунул ему в затылок и полетел дальше – тьма зашепталась. Лайам облизнул пересохшие губы и попытался просвистеть пару нот из непристойной песенки. Свист прозвучал беспомощно-жалко, потом оборвался.

Его руки зацепились за что-то, он вскрикнул от неожиданности. Боги, да это всего лишь столб, и где-то за ним – углубление! Лайам рассмеялся – чересчур громко, – потом присел и ощупью сполз в проход. Нашарил во тьме деревяшки, привалился спиной к кирпичам боковой кладки и вынул кинжал.

«Фануил!»

«Что, мастер?»

«Ты возвращаешься?»

«Да».

«Ну, хорошо. Можешь не торопиться».

Он вновь засвистел – уже поувереннее – и стал обстругивать обрезок доски.

Фануил, прилетев, разжег кучку стружек. Питая слабенький огонек щепкой покрупнее, Лайам развел приличный костер и наконец-то согрелся. Тени, пляшущие в углах огромного помещения, уже не пугали его. Спать ему не хотелось, но, растянувшись на кирпичном полу центрального углубления, он решил, что стоит выспаться впрок.

– Разбуди меня где-то к рассвету, ладно?

«Хорошо, мастер».

Дракончик сидел в нескольких футах от господина. Через какое-то время он подобрался поближе.

«Мастер?»

– Ну?

«Это у тебя навсегда?»

Лайам перевернулся на бок и посмотрел фамильяру в глаза.

«А тебе что, не нравится?»

Фануил опустил голову.

«Не нравится, мастер».

Лайам хихикнул.

«Ничего, привыкай. Татуировки сейчас в моде. Думаю, следует расписать и тебя. Мы ведь как-никак пара».

Он вновь откинулся на спину и смежил веки. Ему было тепло и уютно – в заброшенном складе, окруженном сонмом врагов.

Сквозь сладкую дрему к нему пробилась мысль Фануила.

«Мастер, ты правда хочешь меня расписать?»

– Да нет, дурачок. Спи. Это просто чернила, – пробормотал Лайам. – И смотри разбуди меня, не забудь…

14

Стояло лето. Маленький Лайам лежал в теплой высокой траве. Над ним кружила назойливая муха.

«Вставай, – зудела она, – вставай, просыпайся».

Лайам перекатился на бок, отворачиваясь от пронзительно-голубого неба, крепко зажмурился, потом открыл глаза. Вокруг было темно. Костер прогорел.

«Доброе утро, мастер».

Фануил был где-то рядом – Лайам слышал цокот его коготков.

«Через полчаса встанет солнце».

– Замечательно! – буркнул Лайам. Огромное помещение за ночь промерзло, ему захотелось вернуться в ласковый сон. Он встал, обхватив плечи руками. Ноги подкашивались. – Просто великолепно!

Несколько секунд он осваивался с темнотой, еще не вполне пробудившись.

«Мастер!»

– Ладно, ладно.

Лайам раздраженно встряхнулся – все синяки разом взвыли, – подошел к бортику углубления и вылез наверх. Беспросветная тьма почему-то сейчас его не очень страшила. Решительно двинувшись к лестнице, он подумал, что не мешало бы разжиться свечой, и тут же ушибся о стенку. Лайам выругался, нашарил ступеньки ногой, потом поднялся на галерею и подошел к окну. Его окатило волной холодного воздуха. Небо было фиолетово-голубым.

Фануил, шурша крыльями, плюхнулся на подоконник.

«Когда спустится первая Лестница?»

– Через час, – Лайам потер подбородок. – Если с ней прибудет человек Каталины, это сильно облегчит нашу жизнь.

«А если не прибудет? Если Катилина вообще никого не пришлет?»

Лайам нахмурился и покосился на оппонента.

– Тогда, видимо, нам придется пробираться в Рентриллиан. Там мы попытаемся передать снадобье королевскому иерарху. Либо самому королю. Ждать нельзя, иначе эта затея потеряет всяческий смысл. Кстати!

Он вынул из кармана рубашки флакончик.

– Пора тебя вновь нагрузить. – Дракончик терпеливо стоял, пока Лайам возился с бечевкой.

«Сперва ты осмотришь мол. Изучишь все подходы к нему. Улочки, переулки, проходные дворы и все такое. Потом я укроюсь в подходящем местечке, а ты полетишь к Лестнице. Станешь следить за людьми».

«С белыми перьями?»

«Да, и за миротворцами тоже».

«Разумеется, мастер».

– Разумеется…

Лайам вздохнул. Скорее бы это утро закончилось. Или – лучше – не наступало бы вовсе. Просто куда-нибудь подевалось бы, а они оказались в завтра. Он снова вздохнул и закинул ногу на подоконник.

– Пошли. Впереди у нас долгий день.

45
{"b":"12257","o":1}