ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он махнул Эльдайну рукой.

– Можете быть свободны.

Эльдайн вновь поклонился и отступил назад, однако же не ушел, а встал возле дверцы. Белокурые волосы, коротко стриженная бородка, лицо неприметное. Плечи широкие, талия узкая, справа – короткий меч.

Лайам выругался про себя, собрался с мыслями и позвал: «Фануил!»

Человек в желтом сложил пальцы домиком.

– Так на чем мы остановились?

«Да, мастер?»

– Мы говорили о Харкоуте, – промямлил Лайам. – Или о южных краях… я толком не помню.

«У меня, кажется, неприятности!»

– Харкоут, юг? – Человек хохотнул. – Ах да, припоминаю, припоминаю. Ну, что ж, это хорошо, хорошо…

«Лечу, сейчас буду». Дракончик мог отыскать мастера где угодно, ибо их сущности соединяла незримая и неразрывная нить.

– Очень, очень хорошо. Ну, выкладывайте, давайте!

Лайам решил сыграть дурачка.

– Что выкладывать, мэтр Берт? – Незнакомец в желтом продолжал улыбаться.

– То, что вы принесли мне, мой друг. – Эльдайн, стоявший в углу, шевельнулся и повел плечами, словно бы разминая затекшую шею.

– Ах да, конечно, конечно!

И Лайам принялся хлопать себя по груди и по животу, словно карманы у него имелись повсюду. Потом испуганно раскрыл рот.

– Не может быть, чтобы я ее потерял… – Он щелкнул пальцами. – Вспомнил! Посылка осталась в плаще. Сейчас я, с вашего позволения, ее принесу.

Лайам, засуетившись, встал, но человек в желтом остановил его жестом.

– В этом нет никакой нужды. – Он, слегка повысив голос, позвал:

– Варрон!

Дверь за спиной Лайама отворилась, и в комнату вошел тощий лакей.

Человек в желтом продолжал улыбаться, но обаятельной эту улыбку назвать уже было нельзя. Не спуская глаз с Лайама, он спросил:

– Посылка в плаще?

– Нет, господин, – ответил слуга.

Глаза человека в желтом расширились от нарочитого изумления.

– В самом деле? Сударь, она должна быть у вас, поищите получше!

«Фануил, мои дела совсем плохи!»

Лайам обвел комнату взглядом, прикидывая, каковы его шансы. «Мэтр Берт» сидел как сидел и непосредственной угрозы пока что не представлял, а вот Эльдайн придвигался все ближе. Это и ладно бы, но был еще тощий лакей, который стоял за спиной. Лайам шагнул в сторону, разворачиваясь, чтобы иметь возможность видеть обоих.

«Мастер, я уже у реки!»

Сообщение отвлекло – и тут тощий слуга обхватил его сзади. Лайам рванулся, но руки у малого были стальные.

– Я держу его, господин.

Лакей жарко дышал Лайаму в ухо, изо рта его несло чем-то тухлым.

– В чем дело? – осведомился Лайам тоном оскорбленной невинности, однако голос его задрожал. – Как вы смеете так со мной обращаться?!

Человек в желтом лениво поднялся с кресла.

– Обыскать. – Эльдайн ухмыльнулся.

– Он и сам все отдаст.

– Да пошел ты!

«Идиот! Зачем ты это сказал?!»

Рука воина взлетела, как птица. Голова Лайама запрокинулась, челюсть взорвалась острой болью, и до него вдруг дошло, как глупо он влип.

«Прикуси свой язык, иначе живым ты отсюда не выйдешь. Надо отдать им это дерьмо!»

Эльдайн, поглаживая рукоятку меча, процедил:

– Хочешь еще?

Лайам пошевелил челюстью, проверяя, на месте ли зубы. Вроде все целы…

– Нет, хватит, благодарю.

– Разумно, разумно! – захихикал человек в желтом.

Эльдайн принялся ощупывать Лайама, и тут секретная дверца распахнулась опять.

Черноволосый усатый мужчина, ввалившийся в комнату, весьма походил на настоящего мэтра Берта. Правда, его так шатало, что хромает он или нет, определенно сказать было нельзя. Один глаз мужчины заплыл, по щеке ползла струйка крови.

– Убийцы! – завопил он. Язык у него заплетался, словно у пьяного. – Помогите! На помощь!

– Это что еще за явление? – вскинулся человек в желтом. – Убрать!

Эльдайн, отвернувшись от Лайама, в несколько прыжков пересек комнату, выхватывая на ходу меч. Настоящий мэтр Берт его словно бы не замечал. Уставившись на Лайама, застывшего в стальных объятиях Варрона, он возопил:

– Нам конец!

Далее события развивались со скоростью сходящей с горы лавины.

– Прикончи его, идиот! – заорал человек в желтом, и Эльдайн вогнал свой меч в живот усача – глубоко, по самую рукоять. Мэтр Берт перестал вопить, посмотрел на себя и в изумлении ахнул. Он пошатнулся, Эльдайн вырвал клинок, из раны брызнула кровь. Мэтр Берт зажал рану рукой, сделал несколько шагов, остановился, задыхаясь, и, побелев как полотно, повалился на Лайама.

Все это уложилось в какую-то пару секунд.

Лайам отшатнулся в испуге, инстинктивно откинув голову. Движение было столь резким, что расквасило Варрону нос. Лакей разжал руки, Лайам вывернулся и сильно толкнул от себя припавшее к нему тело, тем самым сбив с ног Эльдайна, уже подбегавшего к ним с воздетым мечом.

Он развернулся, дернул лакея за плечи, посылая его в образовавшуюся на полу свалку, а сам прыгнул к двери, рывком распахнул ее и вылетел в холл.

Вслед ему понеслась площадная ругань, но Лайам ее не слышал, он тоже вопил и бранился, трясущимися руками отодвигая огромный засов. Металл тут же окрасился алым: руки Лайама были в крови убитого на его глазах человека. Прошло несколько ужасных мгновений – наконец раздался щелчок.

Лайам одним толчком разметал тяжелые дверные створки и выскочил под проливной дождь.

С наступлением темноты фонарей в округе прибавилось, но Лайама больше устроила бы кромешная тьма. Он побежал направо, прочь от улицы Шествий. Мокрая мостовая была предательски скользкой, упадешь – и конец.

За спиной послышались крики. Лайам, не обращая на это внимания, выбежал на соседнюю улицу, свернул за угол дома и остановился, чтобы оглянуться назад. Преследователи совещались. Эльдайн махнул рукой в его сторону, Варрон и человек в желтом кивнули, обнажая клинки.

«Откуда они их взяли?» В холле оружия он не заметил, в комнате – тоже, с мечом был один Эльдайн.

– Туда! – прозвучала команда. Тощий лакей с человеком в желтом побежали к Лайаму, Эльдайн исчез в каком-то проулке.

«Хотят отрезать меня от реки, – подумал Лайам с тоской и побежал вверх по распадку. – Там люди, там можно спастись. Но он не даст, он выскочит ниже. Фануил!»

Впрочем, к речке вели и другие пути, надо было лишь отыскать их. Лайам бежал, тяжело отдуваясь, склон становился все круче. Наконец впереди завиднелся еще один перекресток. Лайам свернул налево, решив не раздумывать и понадеявшись на удачу.

«Лечу, мастер. Буду минут через пять».

Слева и справа тянулись высокие стены заборов, оплетенные мокрым плющом. Лишь изредка в них попадались калитки или освещенные фонарями ворота, но проулков не наблюдалось, и он продолжал бежать. Дождь пробивал его одежду насквозь, струи воды стекали по желобку позвоночника, мокрые рукава трепыхались, мешая движениям рук. Лайам бежал, хрипло дыша, хватая ртом ледяной воздух и поминутно шмыгая носом. Насморк, открывшийся так некстати, ужасно его раздражал.

Должен же где-нибудь объявиться проход! Нет, ничего такого не было и в помине. Редкая цепь фонарей уходила во тьму. Лайам ускорил бег, чувствуя, что долго он так не протянет. Силы его таяли, стук сердца отдавался в ушах.

Подъем сделался круче, Лайам перешел на шаг. В голову ему пришла ужасная мысль. Что, если это тупик, упирающийся в горный отрог, отделяющий Королевский распадок от расщелины Магов? Тогда – все! Тогда он в ловушке! Преследователи без труда преградят ему путь…

«Тут должен быть выход!» – сказал себе Лайам. Ноги его уже подкашивались, а мостовая все шла вверх и вверх. Он поднял голову и увидел ярдах в ста от себя темную стену. Все-таки это тупик! Скала, сгусток мрака, взбегающий к черному небу.

– Хозяин, он здесь!

Лайам выругался и потащился дальше. Он прижмется лопатками к этой громаде и будет драться. «Голыми руками против мечей? Что ж, валяй, но долго ты не протянешь!» Конец улицы был особенно крут. Лайам поднимался, согнувшись, оскальзываясь на мокрых камнях. Слева обнаружился дом с двумя фонарями возле дверей, один фонарь был зеленым, другой красным.

5
{"b":"12257","o":1}