ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

18

Увидев Лайама, Северн свистеть перестал. Он остановился, поставил перед собой трость и положил обе руки на рукоять. В черном камзоле с прорезями, приоткрывающими черный атлас подкладки, сановный лорд выглядел подчеркнуто элегантно. Костюм его дополняла темная шляпа с вороновым пером, повязанная полосой черного крепа, и кулон с каплевидным камнем. Северн поднял руку, погладил одним пальцем свою козлиную бородку и задумчиво поджал губы.

– Вы ли это? – спросил он тем удивленно-приветливым тоном, каким окликают старинных приятелей – чересчур похудевших или пошивших новый наряд.

– У вас есть сомнения?

– Поразительная перемена! Совершенно другое лицо. Оригинальная маскировка, но не скажу, что на вас приятно смотреть.

– Лейтенант Эльдайн говорил то же самое, – заметил Лайам и движением подбородка указал на тощего лакея, переминавшегося с ноги на ногу за спиной своего господина. – Нам надо потолковать с глазу на глаз. Ваш холуй, надеюсь, останется тут. И трость оставьте ему, уж будьте любезны.

Северн заулыбался.

– Это обычная трость! Проносить оружие в Рентриллиан – святотатство!

«Уорден подходит к арке. С ней мужчина в жреческом одеянии и еще несколько человек. Они одеты как обычные горожане».

– Пусть так, но, боюсь, она будет вас отвлекать. А наше дело требует предельной сосредоточенности.

Северн потер губы пальцем.

– Ах да, наше дело! Почему бы нам, кстати, не обсудить его прямо здесь?

– Потому что я вам не доверяю! – отрезал Лайам.

Лорд, поразмыслив, кивнул.

– Ну, так и быть. Однако и вам не помешает знать, сударь, что отводить от себя заклинания умеет не только пацифик.

Он выразительно погладил кулон, затем через плечо передал трость слуге. Тот принял ее, злобно сверкнув глазами.

– Что ж, господин Ренфорд, ведите!

«Мастер, пацифик послала вперед разведчика».

Она держится начеку; это хорошо.

«Я понял».

Северн шагал за Лайамом, звонко цокая каблуками. Лайам напряженно прислушивался к этому цоканью, чтобы поймать момент, когда сменится ритм. «Вдруг ему вздумается накинуться на меня?»

Но камергер шел ровно, не замедляя и не ускоряя шагов. Более того, он даже начал что-то потихоньку мурлыкать. «Жалкий позер!» Лайам скрипнул зубами.

«Слуга лорда заступил человеку Уорден дорогу».

«Отлично. Продолжай наблюдать!»

Коридор казался бесконечным. Он все тянулся и тянулся, уходя в непроглядную холодную тьму. Лайам поймал себя на том, что задыхается, хотя шел не быстро, и несколько раз глубоко вдохнул, чтобы прийти в себя. Наконец впереди забрезжил белый призрачный свет.

«Они спорят».

Вот и большая пещера. Она приветствовала вошедших гулким шепчущим эхом. Лайам, не мешкая, повернул к нужному коридору, краем глаза заметив движение у алтаря. Увальни с женами, отдав почести Мариданам, добрались до святилища Ночи. Они распростерлись у подножия изваяния, их молодой носильщик по-прежнему ждал, держа наготове корзину с дарами. Услышав шаги, он обернулся, окинул мужчин взглядом и торопливо от них отвернулся, словно страшась гнева грозной богини. Святилище есть святилище. Тут неуместно озираться по сторонам.

Жрица в молитвенной позе стояла у входа в продолговатую пещеру-улитку. Она подняла голову и улыбнулась.

Лайам натянуто улыбнулся в ответ.

– Мой господин.

Он обернулся, чтобы удостовериться, что Северн никуда не девался, и ступил на сырой песок.

– Я хочу помолиться тут, матушка, – небрежным тоном произнес за его спиной камергер. – Буду чрезвычайно признателен, если никто нас не побеспокоит.

– Не сомневайтесь сударь, я за всем прослежу.

Звук шагов сзади возобновился.

«Человек Уорден скрутил слугу лорда и знаками дает остальным понять, что путь свободен».

Лайам испустил тихий вздох.

«Замечательно!»

Вдруг ему в голову пришла ужасная мысль. Как Уорден поймет, куда ей идти? «Тут этих коридоров добрая дюжина!» Он невольно замедлил шаг.

– Господин Ренфорд, а еще медленнее нельзя ли? Я, видите ли, боюсь потеряться.

Судя по голосу, лорд улыбался.

«Мастер, пацифик вошла в святилище вместе с человеком в одежде жреца. Остальные встали у входа, на страже».

Ноги Лайама сделались ватными. «Ничего, она спросит, – с надеждой подумал он. – Она увидит, что нас нет в главном зале, и спросит жрицу, где мы». Правда, Северн велел той проследить, чтобы их никто не тревожил, но пацифику жрица, конечно, ответит! «Ну разумеется, а как же иначе?» Лайам перевел дух.

Они все шли по широкой спирали, озаренные рассеянным светом. Дойдя до колодца, Лайам, повинуясь порыву, сбежал вниз и, наклонившись, зачерпнул горсть песку. Стиснув песок в кулаке, он обернулся, ожидая атаки.

Лорд Аурик его действий словно бы не заметил. Он неторопливо спускался по истертым ступеням, сложив за спиной руки и с любопытством поглядывая по сторонам.

– Хм… А знаете ли, господин Ренфорд, что до сих пор так никто и не выяснил, откуда исходит это свечение? Я специально изучал этот вопрос.

Он небрежно махнул рукой.

– Впрочем, неважно. Место и впрямь подходит для нашего разговора. Предмет, упомянутый в вашем письме, при вас?

Лайам покачал головой.

– Ах, вот как? Тогда о чем же нам говорить?

– Он спрятан в надежном месте. – Сколько же времени потребуется Уорден на то, чтобы добраться до этой пещеры? «Тяни волынку!»

Северн вскинул бровь.

– Ну-ну! Вы мне, похоже, и вправду не доверяете?

– Вам? – фыркнул Лайам. – Как я могу вам доверять? Не забывайте, лорд Аурик, что я своими глазами видел, как вы убили родного брата!

– Прискорбное заблуждение. Миротворцы, например, полагают, что это сделали вы. И что вы же убили злосчастного мэтра Кейда. Вас ищут, мой друг!

Лайам пожал плечами.

– Подумаешь, ищут! Я от их поисков не ощущаю особенных неудобств. Так что, поговорим лучше о Панацее! Ведь вас, я полагаю, интересует эта вещица?

«Сколько еще ждать? Минут пять?»

– Интересует?

В поведении Северна было нечто тревожащее. Казалось, сановный лорд забавляется и даже не очень пытается это скрыть.

– Ну да. Если уж жизнь вашего брата не показалась вам слишком высокой ценой за нее, то страшно подумать, чего она может стоить в пересчете на золото.

Северн в свою очередь покачал головой и скроил скорбную мину.

– Расставим акценты. Я, конечно, чрезвычайно опечален зверским убийством моего драгоценного брата, но тем не менее, говоря откровенно, не могу утверждать, будто мне его не хватает. Мы с ним никогда не бывали близки, и хотя я, конечно, оплакиваю его страшную и безвременную кончину, на деле она меня нисколько не удручает. Так что умерьте свои аппетиты.

«Сойдет это за признание? Или нет?» Лайам нахмурился, стараясь не поглядывать в сторону лестницы.

– Тогда зайдем с другого конца. Что будет, если я передам Панацею недужному Никанору? Его исцеление, несомненно, станет ударом для вас… и для… для ваших союзников тоже.

– Союзников? – Северн изобразил на лице изумление. – Каких же, позвольте спросить? Боюсь, вы чего-то не понимаете, господин Ренфорд. У меня нет союзников. Единственно, о чем я забочусь, – это о благе нашего государства.

– И о своем собственном.

Северн скромно пожал плечами.

– Тешу себя мыслью, что это одно и то же. И все-таки давайте обсудим ваше предположение. Скажем так: если вам удастся передать снадобье королю, а я сильно в том сомневаюсь, и если оно действительно поспособствует выздоровлению его величества, а это тоже не факт, то в таком случае – по моим представлениям – благополучию королевства будет нанесен некий ущерб. Давайте оценивать ваш товар с этих позиций.

«О, тут уже попахивает изменой… Даже и не попахивает, а просто разит. Слышат ли нас?»

– Значит, если я правильно уловил смысл ваших слов, вы не хотите, чтобы король выздоровел. Точнее – вы хотите, чтобы он умер.

Северн нахмурился и поводил рукой в воздухе, подбирая слова.

59
{"b":"12257","o":1}