ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сын принца казны обратился к Лайаму.

– Не с вами ли у меня тут назначена встреча?

Лайам кивнул.

– Да, милорд.

– Нельзя ли узнать, почему вы вместо того решили встретиться с лордом Северном?

Юнцу было никак не больше тринадцати, однако он вел себя как взрослый и умудренный опытом человек. В его самообладании чудилось нечто пугающее.

«Мастер! Что происходит?»

«Подожди, Фануил. Я думаю, вскоре все утрясется».

– Не вместо, милорд. А всего лишь до. Мы с пацификом намеревались добыть доказательства измены главного камергера.

– Негодяй лжет! Это же очевидно! – воскликнул Северн. – Не слушайте его, Цест!

Мальчик досадливо шевельнул бровью. Он на секунду задумался, затем в глазах его вспыхнуло понимание.

– Значит, жрец храма Лаомедона должен был сыграть роль независимого свидетеля?

– Именно так, милорд.

– Но… он теперь мертв. Кто же его убил? – Лайам выразительно глянул на Северна. Тот заломил в возмущении руки.

– Кому вы верите, Цест? Убийце, скрывающемуся от правосудия? Татуированному проходимцу?

Мальчик пожал плечами.

– Выглядите вы и впрямь… непрезентабельно, господин Ренфорд. Впрочем, у меня нет полномочий что-либо решать. Полагаю, нам всем следует перебраться к шатру короля и представить все это дело на высочайшее рассмотрение.

– Они только о том и мечтают! – бросил Северн. – Подобраться поближе к его величеству и нанести коварный удар!

– Ну, в таком случае, – холодно отозвался сын принца казны, – мы отправимся не к королю, а к моему отцу. Надеюсь, лорд Аурик, вас это устроит?

Северн вытаращил глаза, собираясь с ответом, но мальчик, не дожидаясь, махнул рукой.

– Добрые священнослужители, не откажитесь сопроводить нас!

Разношерстная компания двинулась к выходу из подземелья. Жрецы и жрицы из храма Раздора держались вплотную к тем, кого им выпало опекать. Лайам шел прямо за принцем, в главном зале он кашлянул.

– Пожалуй, вам следует знать, милорд, что наверху дежурит отряд миротворцев, разумеется переодетых. У них только что вышла стычка с шайкой жулья…

«Фануил, драка закончилась?»

«Да. Однако миротворцам досталось. С тобой все в порядке?»

«Более-менее. Оставайся на месте. Жди».

– …но все обошлось.

Принц оглянулся.

– Благодарю, господин Ренфорд. Я это учту. – Они уже продвигались гуськом по длинному, уходящему вверх коридору. Принц Цест, ускорив шаг, вышел наружу первым, его тут же окружили дюжие малые – окровавленные и в синяках. Однако их боевой запал не угас; увидев бедственное положение своей начальницы, стражники подтянулись, готовые броситься ей на помощь. Уорден суровым взглядом охладила этот порыв.

– Со мной все в порядке, – сказала она, морщась от боли и поддерживая искалеченную руку другой. – Это принц Цест. Повинуйтесь его приказам.

Цест велел миротворцам окружить четверых пленников, и вся группа пошла через ельник.

«Мастер, ты арестован?»

«Пустое, – откликнулся Лайам. – Лети следом за нами, но старайся держаться в тени».

Жрец, дежуривший возле арки, низко поклонился Цесту и присоединился к маленькому отряду. По мере приближения к подиуму толпа становилась все гуще. Паломники сторонились нехотя, перешептывались, ворчали, наконец в десяти ярдах от цели отряд прочно застрял. Цест протиснулся к оцеплению и вернулся с гвардейцами в алых плащах, сумевшими в короткое время расчистить дорогу. Миротворцев увели в сторону, остальные прошли к самому скромному из разбитых подле церемониальной площадки шатров.

«Относительно скромному», – подумал Лайам, оглядываясь. Парусиновый купол поддерживали двадцати футовые гладкие жерди, пол устилали дорогие ковры, четыре жаровни тщетно пытались обогреть огромный объем.

В шатре находились два воина в блестящих серебряных панцирях, седовласый быкоподобный мужчина в коричневом одеянии – очевидно, иерарх храма Раздора – и еще один человек. Невысокий, хрупкий, очень похожий на юного Цеста и превосходящий того в росте всего лишь на дюйм. Если бы не сильная проседь в его коротко стриженных волосах, он вполне мог бы сойти за старшего брата мальчишки.

– Публий! – воскликнул Северн. – Я раскрыл заговор против короны!

Принц казны поднял руку, призывая к молчанию, жестом подозвал сына и заговорил с ним вполголоса. Через минуту разговор был закончен. Катилина в раздумье замер. Возможно, что-то в рассказе Цеста и удивило его, однако лицо сановника оставалось невозмутимым.

– Публий! Право же, это безумие! – Катилина поднял глаза. Голос его оказался на удивление низким.

– Капитан, предложите лорду Северну помолчать. Если он не уймется, заткните ему глотку.

Воин, к которому он обратился, опешил и остался стоять как стоял. Катилина подвигал бровями.

– Вы плохо слышите, капитан? Этот человек обвиняется в святотатстве и государственной измене.

Капитан, помедлив, двинулся к Северну и встал рядом с ним. Тот попытался испепелить его взглядом, но воин застыл на месте, глядя в одну точку и словно бы превратившись в серебряное изваяние. Через какое-то время Северн опустил глаза и насупился. На лбу его засверкали капельки пота.

Катилина жестом пригласил Лайама подойти. Взоры присутствующих устремились к ним, однако принц казны вел себя так, будто вокруг не было ни души.

– Панацея у вас?

– Она рядом, милорд. Я могу заполучить ее в любое мгновение.

– Сделайте это.

Принц казны отвернулся и подозвал к себе Уорден. Та двигалась очень медленно, к обычной бледности ее щек примешался нездоровый зеленоватый оттенок. Катилина заметил это. Он сам подал раненой складной стул и велел сыну принести стаканчик вина. Цест со всех ног бросился исполнять приказание, а Катилина с Уорден принялись что-то между собой обсуждать.

Лайам замешкался, не зная, как поступить. Кроме того, он был несколько разочарован. Где всенародное ликование, где фанфары, где изъявления благодарности, наконец? Все только шушукаются и друг на друга косятся – у победы, добытой ценой неимоверных усилий, слишком уж будничное лицо. «Так всегда и бывает, а то ты не знал?» Лайам вздохнул.

«Фануил! Ты видел, куда я вошел?»

«Да, мастер».

«Сейчас я выйду, спускайся».

Он огляделся, соображая, кому бы сказать о своих намерениях, потом пожал плечами и направился к занавеске, закрывающей вход. Никто не остановил его, лишь рядом стоявший жрец словно бы забеспокоился и переступил с ноги на ногу.

– Не тревожься, добрый наставник, – сказал ему Лайам. – Я не сбегу.

Тот улыбнулся, сделав рукой знак, что, мол, нисколько не сомневается в своем подопечном. Лайам откинул легкую ткань и выбрался из шатра.

Фануил, несмотря на свои миниатюрные формы, выглядел как настоящий дракон, а в небесах его истинные размеры определить было трудно. Толпа взволнованно закричала, гвардейцы задрали головы, не зная, что предпринять.

– Это ко мне, – сказал охранникам Лайам, те очумело уставились на него и только охнули, когда крылатая тварь как ни в чем не бывало опустилась на руку вышедшего из шатра человека.

«Ну у нас с тобой и видок!»

«Мастер, мы и вправду в порядке?»

«В абсолютном, – заверил Лайам, запихивая малыша под куртку и возвращаясь в шатер. – По крайней мере, мне хочется так полагать».

Разматывая на ходу шнурок, он направился к Катилине.

– Милорд, – флакон в его руке тускло сверкнул, – вот Монаршая Панацея.

Принц казны оторвался от беседы с Уорден, встал с ковра, на котором сидел, и посмотрел подошедшему прямо в глаза. Потом он низко склонился и принял реликвию.

– Мы бесконечно вам благодарны, господин Ренфорд. Я, король, вся страна. Вы с честью исполнили свой долг, явив собой образец недюжинного мужества и отваги. А теперь не дозволите ли вы моему сыну проводить вас в мой дом? Там вы сможете отдохнуть и прийти в себя после перенесенных невзгод. Цест, возьми десяток гвардейцев!

Просьба по сути являлась приказом. Катилина, не дожидаясь ответа, вновь сел на ковер, чтобы вернуться к прерванному разговору.

61
{"b":"12257","o":1}