ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты чего-нибудь хочешь, Кейт?

Да, ей захотелось его ударить.

— А ты, значит, никак не собираешься мне это облегчить?

— Что облегчить?

— Да вот то, что я пришла к тебе… вот так.

Бен сидел, обхватив руками колени. Лицо его осталось таким же непроницаемым.

— Ты хочешь сказать, что пришла ко мне, Кейт? Но зачем? У меня сложилось впечатление, что между нами все кончено.

— Да, все кончено.

Однако она не уходила. И даже не отвернулась от него.

Бен смотрел на нее. Терпеливо ждал.

— Ты сукин сын, Бен.

— Это я уже слышал. Ты повторяешься, Кейт.

— Я тебя ненавижу.

— И это я слышал.

— Ты не имел никакого права все это говорить.

— Что именно? Спрашивать, почему я не могу провести с тобой целую ночь? Или сказать, что хочу большего? Или что Джессу все равно, сколько у тебя мужчин?

— Все вместе. Ты не имел никакого права.

— В таком случае между нами действительно все кончено. — Глаза его стали жесткими. — Повторю в последний раз, Кейт. Я не игрушка. Больше полугода я был твоим любовником. Это дает мне определенные права. Например, право время от времени спать в твоей постели и ожидать, что ты будешь спать в моей. Появляться рядом с тобой на людях. Желать, чтобы со мной обращались как с человеком. Говорить тебе правду даже тогда, когда ты не хочешь ее слышать.

— Ты просишь слишком много.

— Я не прошу, Кейт. Я требую. Отныне мы больше не будем скрываться. Или не будем встречаться вообще.

Кейт обхватила себя за плечи.

— А если я соглашусь, что тогда?

— Тогда у нас будут нормальные здоровые отношения. Мы будем проводить время вместе не только раздетыми. Может быть, иногда будем выходить вместе обедать или в кино. Но это не будет только один секс и больше ничего. Слышишь, никогда.

— Я так не могу…

— Тогда уходи. Найди себе другую игрушку.

Она хотела повернуться и уйти. Но не смогла. Плечи ее поникли. Слезы обожгли глаза.

— Черт бы тебя побрал. Черт бы тебя побрал, Бен.

Она не видела, как он рванулся с места. Лишь почувствовала его рядом. Почувствовала его руки. Неожиданно для самой себя застонала от облегчения.

Он яростно целовал ее.

— Ну и упрямая же ты. Я столько времени этого ждал.

Она почувствовала его пальцы в своих волосах и едва не замурлыкала от наслаждения.

— Ты мог бы и сам прийти ко мне.

— Нет, этот шаг должна была сделать ты.

Он снова поцеловал ее. Взял ее лицо в свои руки и долго смотрел на нее.

— Кэти, прости меня за то, что я сказал тебе про Джесса. Я понимал, что ты должна это узнать, но… не таким образом.

— А может быть, именно таким образом. — Она провела пальцем по его нижней губе как завороженная; ее потрясали эти мягкие губы у такого жесткого, сурового человека. — Ты сказал это так… неприкрыто, что я больше не могла притворяться даже перед собой. Пора посмотреть правде в глаза. Джесс никогда мне не принадлежал. Никогда.

— Ты прекрасно обойдешься без Джесса, — хрипло произнес Бен. — Просто великолепно обойдешься.

Она поцеловала его.

— Я тебя тогда обидела, прости. На самом деле я никогда не думала, что тебе нужны деньги.

— Мне нужна только ты. Господи, помоги мне. Я, наверное, сошел с ума. Прилип к женщине, которая сложнее, чем китайская загадка.

— Я слишком стара для тебя, — прошептала Кейт.

— Замолчи, дурочка. Я тебя люблю.

Потрясенная Кейт не знала, что на это ответить, но он и не дал ей ничего сказать. Сильные руки с легкостью подняли ее, и через секунду она лежала на освещенной солнцем мягкой траве.

В первый раз за все время их отношений желание смешалось со смешливостью, с каким-то игривым настроением, до сих пор незнакомым им обоим. В первый раз они не торопились. Каждое прикосновение, каждый поцелуй длились дольше, чем обычно. На упрямые пуговицы и неподдающиеся молнии они реагировали нервным смехом, а неловкие попытки стянуть слишком тугие сапоги вызвали неудержимый приступ хохота. Однако когда они все же разделись, весь юмор улетучился бесследно. Как это всегда происходило между ними, взрыв желания оказался слишком мощным, неуправляемым. И в этом они прекрасно понимали друг друга. Ни колебаний, ни лишних вопросов, ни стеснительности. Лишь страсть, нараставшая с каждой секундой, уносившая их все дальше, казалось, за пределы собственных возможностей.

— Мы сгорим, — лениво произнесла Кейт.

— Мы же никогда не сгораем.

Бен положил руку ей на бедро и нежно погладил. Она теснее прижалась к нему.

— Сгореть мы не сгорим, но можем оказаться в неловком положении, — небрежным тоном добавил он. — Сегодня утром на этой тропе должны проходить тренировочные заезды.

Кейт подняла голову, взглянула ему в лицо:

— Ну и чудесно.

Увидев, что она не сделала попытки сдвинуться с места, Бен улыбнулся.

— Ты знаешь, я ведь опять забыл.

Кейт поняла: он забыл надеть презерватив. Лицо ее помрачнело.

— А в прошлый раз, в саду, ты тоже забыл? Мне давно хотелось знать.

Бен в нерешительности помолчал.

— Сам не знаю. Может быть, я позволил себе забыть. Возможно, мне захотелось, чтобы хоть один раз у нас все было по-другому.

Она коснулась его лица.

— Может, и я забыла по той же причине.

— Все равно это было неосторожно с нашей стороны.

— Знаю. Но я принимаю таблетки, так что беспокоиться не о чем. И потом, у нас обоих хорошее здоровье.

Он крепче прижал ее к себе.

— Здоровье у нас отличное. А ты хочешь иметь детей, Кэти?

Этот прямой вопрос немного испугал ее.

— Не знаю… Поздновато для меня. Мне ведь уже сорок, Бен.

— Дурочка, — повторил он. — В наше время женщины и в пятьдесят рожают. Какое это имеет значение, если ты чувствуешь, что готова стать матерью.

— Я не уверена, что готова.

Он улыбнулся, притянул ее к себе, поцеловал.

— Я и сам не уверен, что готов стать отцом. Но об этом стоит подумать.

— Значит… теперь наши отношения будут складываться так?

— Об этом стоит подумать, — повторил Бен. Некоторое время она молчала, глядя на него.

— Знаешь, к этому сначала надо привыкнуть.

Бена, казалось, позабавили ее слова.

— К чему именно? К тому, что у тебя теперь есть настоящий любовник?

— Да.

— Не беспокойся. Я дам тебе время привыкнуть. Не буду настаивать на том, чтобы, например, завтра ты пригласила меня на ужин. — Он откинул прядь блестящих волос с ее лица, посерьезнел. — Это должен быть шаг с твоей стороны, Кейт. Это твоя семья и твой дом. Если хочешь, чтобы все развивалось постепенно, пожалуйста. Мы поедем обратно вместе. Вместе отведем коней, поговорим. В общем, больше в присутствии посторонних не будем притворяться, что мы чужие. Завтра, если захочешь, поедем вместе кататься верхом. А в конце недели, может быть, даже пойдем в кино.

— И у тебя хватит терпения?

— На какое-то время, да. — Бен улыбнулся. — Если мы оба будем знать, что мы вместе, я могу подождать, пока и все остальные это поймут.

Кейт наклонилась и медленно поцеловала его. Такого удовлетворения она уже давно не испытывала. А может быть, и никогда. И в то же время ощущение тревоги не проходило. Слишком он стал близок. Она чувствовала свою незащищенность, и это пугало.

Он сказал, что любит ее…

— Бен…

— Без паники.

— Да нет никакой паники. Просто, я должна сказать… я пока еще не знаю точно… как я к тебе отношусь.

— Это не беда. Я знаю.

— Ты знаешь, как я к тебе отношусь?

— Ну да.

— И как же? — осторожно спросила она.

— Ты меня любишь.

Это ее раздосадовало.

— В самом деле?

Он широко улыбнулся.

— Ну конечно. Я уже сколько раз подряд назвал тебя Кэти, и ты ни разу не возразила. Если это не любовь, то, во всяком случае, что-то очень близкое тому.

Кейт не смогла сдержать улыбку.

— А теперь, думаю, нам лучше одеться, — небрежным тоном произнес Бен. — Я чувствую, кто-то приближается.

35
{"b":"12258","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца