ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
A
A

— Боюсь, мы были неосторожны, — пробормотал Уокер, поглаживая ее затылок.

Она употребила бы другое слово. Безумие.

— У меня цикл нерегулярный, поэтому я уже несколько лет принимаю таблетки. Что же касается остальных… опасностей… то тебе лучше кого-либо другого известно, что со здоровьем у меня все в полном порядке. Насколько я помню, моя кровь давно исследована по всем возможным параметрам. По твоему требованию.

Уокер медленно кивнул. Анализ крови был сделан в первую очередь действительно по его настоянию, как первый шаг в проверке правомерности ее претензий на имя и состояние Далтонов. Примерно год назад благодаря такому же анализу удалось разоблачить одну претендентку. У нее оказалась не та группа крови. У этой женщины, однако, группа крови именно та.

— Проверка проводилась как обычно. На известные инфекционные заболевания. Их не обнаружили. На венерические болезни. Не обнаружены. На СПИД — анализ отрицательный. — Он помолчал и, видя, что она не отвечает, добавил: — Я прошел очередное обследование несколько месяцев назад. Тебе волноваться нечего.

— Я знаю.

Уокер с любопытством взглянул на нее:

— Откуда?

Аманда улыбнулась.

— Ты осмотрительный человек, Уокер. Это единственное, что я о тебе знаю наверняка. Ты очень осмотрительный человек.

Он искоса взглянул на смятую траву, служившую им постелью. После сегодняшнего с ее суждением никак нельзя согласиться. Осмотрительный человек ни за что не стал бы иметь никаких отношений с женщиной, вызывающей недоверие и подозрение. И уж во всяком случае, мечтать о втором свидании. Он наклонился и поцеловал ее, не пытаясь скрыть от нее вспыхнувшее желание. На него это подействовало, как бензин на пламя. Он готов был снова потянуть ее на землю, снова раствориться в ней. Желание существовало как бы независимо от него, непреодолимое и неуправляемое.

Он ощущал ее губы, мягкие, теплые, не мог оторваться от нее, не мог отпустить ее от себя, не мог видеть, как она уходит.

Господи… Да кончай же валять дурака, дай ей уйти!

С огромным усилием он поднял голову и оторвался от ее рта. Услышал собственный голос, больше похожий на шепот:

— Поужинаешь со мной завтра? Вернее, уже сегодня.

Поколебавшись несколько секунд, Аманда кивнула:

— Хорошо. Джесс уезжает в Эшвилл. Меня он с собой не берет.

Уокеру послышалось что-то в ее хрипловатом голосе, отчего ему стало не по себе.

— Значит, ты будешь свободна весь день? Приезжай в город на ленч.

— А ты собираешься сегодня работать?

Он понял ее удивление.

— Летом я никогда много не сплю. В суде у меня сегодня дел нет, просто кое-какая бумажная работа. Так как насчет ленча? Я в это время буду свободен.

— Посмотрим. Вообще-то мне бы надо в город за покупками, но… Не беспокойся, я позвоню, прежде чем появиться у тебя в офисе.

Он понял, что скорее всего она не приедет, но слишком нажимать не решался.

— Ладно, договорились. Что касается ужина… Давай встретимся на полдороге, на тропе, примерно в семь.

Она взглянула на него с удивлением:

— На тропе? У тебя что, есть жаровня где-нибудь в лесу?

— Нет, но у меня есть корзинка, а моя домоправительница, она же кухарка, прекрасно готовит картофельные салаты.

Пикник. Аманда согласно кивнула:

— Хорошо. А мне тоже что-нибудь принести?

— Нет, я обо всем позабочусь сам.

— Договорились.

Поколебавшись одно мгновение, она повернулась и направилась к лесу.

Уокер понимал, что надо еще что-нибудь сказать. Но что? Если он поблагодарит ее за сегодняшний вечер, она еще швырнет в него чем-нибудь. Пожелать спокойной ночи? Просто глупо.

Кроме того, у него возникло ощущение, что, если он вообще откроет рот, дело закончится невероятной глупостью. Может быть, он станет умолять ее остаться, не покидать его.

Это тревожный сигнал. Чертовски тревожный…

Глава 10

На следующее утро, в пятницу, Аманда встала необычно рано. Сказать по правде, она почти не спала. Эти новые неожиданные отношения с Уокером… Все равно что ходить по проволоке под куполом цирка без защитной сетки. Он все еще не доверяет ей, подозревает бог знает в чем. Смесь недоверия и желания…

Аманда поднялась с восходом солнца и удивилась тому, что не чувствует усталости. Это после такой ночи… Но может быть, она просто хорошо отдохнула за последние несколько недель, безмятежно проведенных в «Славе».

Одеваясь, она обнаружила, что Уокер все-таки оставил следы своей страсти. Это ее не очень удивило: она знала, какая у нее чувствительная кожа, как легко появляются на ней синяки. К счастью, воротничок блузки спрятал два из них, еще один скрылся под самой блузкой. Вот только синяк на левом запястье не скроешь никак…

Этот синяк появился, когда он нагнал ее у дуба, а она пыталась расцарапать ему лицо. Странно, в тот момент, когда он схватил ее руку, она ничего не почувствовала. Правда, она была тогда настолько разъярена, что, наверное, если бы ее ударили ножом, и то бы не почувствовала.

Фиолетовые следы почти скрылись под наручными часами, которые Аманда, кстати, всегда носила на левой руке. Ну что ж, пожала она плечами, как будет, так и будет. В любом случае ее отношения с Уокером не смогут долго оставаться незамеченными.

Аманда вышла из комнаты. Собак за дверью не оказалось, но она не придала этому значения. Прошла вниз на кухню. Эрлин пекла хлеб, который Джесс очень любил.

— Доброе утро. У вас сегодня глаза так и сияют.

— Правда? Доброе утро. Я… хорошо выспалась.

Аманда налила себе чаю. Она предпочитала чай кофе, поэтому Эрлин по утрам всегда держала кипящий чайник наготове.

— Как видно, вы начинаете привыкать к жаре, — заметила кухарка.

Аманда с трудом подавила внезапное желание хихикнуть.

— Вам завтрак как обычно?

— Да, только фрукты.

Пирог с черникой или с чем там еще не отбил у нее вкус к фруктам и ягодам. А вот на пироги она, наверное, теперь долго не сможет смотреть.

Эрлнн кивнула.

— Они на столе. Вам надо больше есть. Яйца, бекон, блины. Я бы вам приготовила все, что хотите.

Эти разговоры стали уже привычными. Аманда похлопала кухарку по руке.

— Все нормально, Эрлин. Я с удовольствием поем фруктов. Кто-нибудь еще встал? — спросила она, чтобы переменить тему.

— Как ни странно, все встали. Даже Рис. И Джесс тоже. Ему ведь сегодня надо ехать в Эшвилл.

За завтраком семья редко собиралась вместе, и Аманде это нравилось. Сейчас она молила Бога, чтобы завтрак прошел мирно.

Она встала из-за стола и пошла к дверям.

— Эрлин, вы не видели собак?

— Сегодня нет. Обычно, когда я прихожу по утрам, сразу выпускаю их побегать. Но сегодня я их не видела.

Эрлин жила в «Славе». Ее комнаты находились в левом крыле дома, там же, где и спальни Салли, Мэгги и Кейт.

— Может, кто-нибудь их выпустил.

— Может быть.

По дороге к «солнечной комнате» Аманда взглянула на часы. Слишком рано, еще семи нет. Она никогда так рано не вставала. Может быть, поэтому она себя так неуютно чувствует? Или это из-за бурной ночи?

Двери в патио были раскрыты. В «солнечной комнате» Аманда увидела Джесса, Мэгги, Кейт, Салли и Риса. Собак нигде не было видно. Аманда вежливо поздоровалась со всеми и прошла к своему месту за столом. К большому облегчению, увидела, что все в хорошем настроении. Даже Салли любезно кивнул в ответ на ее приветствие.

— Хорошо спала, моя радость? — спросил Джесс.

— Да. Вы правда не хотите, чтобы я с вами поехала?

— Собрание может затянуться. Тебе там будет скучно, Аманда.

— Зато потом я посижу с вами в больнице.

В отличие от остальных Аманда перестала осторожничать с Джессом в том, что касалось его болезни. Это произошло после конфликта по поводу завещания. Она тогда прямо сказала ему, что знает о его болезни. Так же, как и Уокер, она понимала: старик не нуждается в жалости, и не собиралась по-кошачьи обходить трудную тему. Джессу это, по всей видимости, нравилось.

41
{"b":"12258","o":1}