ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обман
Собачье танго
Халцедоновый Двор. Чтоб никогда не наступала полночь
Заговор
Вечная жизнь Смерти
Женщина, которая умеет хранить тайны
Атомные привычки. Как приобрести хорошие привычки и избавиться от плохих
Биохакинг
Отказ – удачный повод выйти замуж!
A
A

— Ненавижу себя за трусость!

— Звучит так, будто ты ничего не можешь с этим поделать.

— Похоже на то. И все равно я себя за это ненавижу. Бояться чего-то плохо уже само по себе. Но когда непонятно, почему ты этого боишься, можно сойти с ума.

— Подожди. Со временем все образуется. Дай себе передышку.

Ему показалось, что напряжение ее немного спадает. Рука, лежавшая в его ладони, чуть расслабилась.

— Встретимся перед домом… через пятнадцать минут?

— Договорились.

Уокер выпустил ее руку. Несколько секунд смотрел ей вслед, потом повернулся и пошел к конюшням.

Часы показывали два, когда они вышли на улицу. Оба инстинктивно зажмурились от яркого солнца. После прохлады китайского ресторана «Золотой дракон» летняя жара показалась нестерпимой. Аманда изумленно качала головой, глядя на двух огромных драконов, стоявших по обе стороны дверей.

— Никак не могу к ним привыкнуть. И почему-то мне до сих пор кажется странным, что Далтон держит китайский ресторан.

— Может быть, из-за того, что драконы выглядят уж очень странно в нашем городе.

Уокер указал на центр города, построенный Далтонами. Картинка словно с открытки, подумалось Аманде. Площадь с зелеными лужайками, двумя магнолиями и фонтаном. Башня с часами. Парикмахерская с рекламной тумбой перед ней. Несколько магазинов одежды, которые никто никогда не называл бутиками, и тем не менее цены в них значительно выше рыночных — тех, что на ярмарке у дороги. В конце Мэйн-стрит — церковь с колокольней. По другую сторону — магазин по продаже автомобилей, два банка, почта, пожарная станция, контора шерифа и аптека, в которой до сих пор работает фонтанчик с содовой.

Аманда подняла глаза на Уокера и улыбнулась.

— Мне кажется, ты любишь этот город. — Уокер взял ее руку.

— Наверное, ты прав. — Она прижала сумочку свободной рукой. — Знаешь, тебе не придется везти меня обратно в «Славу». Я договорилась встретиться с Мэгги и Кейт в магазине Коннера. Надо кое-что купить. Обратно я могу вернуться с ними.

— Я ничего не имею против того, чтобы отвезти тебя обратно, Аманда.

Она улыбнулась ему.

— Мне действительно надо кое-что купить. Ты можешь проводить меня до магазина, это ведь по дороге к твоему офису.

Они медленно шли по тротуару. Уокер заметил, что ее напряжение почти прошло. Она даже несколько раз засмеялась. Словно по негласному уговору, они говорили только о мелочах, не касаясь опасных тем.

Уокер поймал себя на том, что ему не хочется рассказывать Аманде о своих подозрениях по поводу смерти Виктора, хотя он и сам не мог бы сказать почему. Может быть, потому, что это всего лишь подозрения, а может, из-за того, что она и так уже потрясена гибелью тренера.

Конечно, в ее реакции нет ничего личного. Судя по тому, что она в ярости говорила ему прошлой ночью, Виктор сделал ей предложение определенного рода, а это значит, что они успели познакомиться. Но он уехал через несколько дней после ее приезда в «Славу», следовательно, больше одного-двух раз они встретиться не могли.

— Тебе со мной скучно? — вежливо спросила Аманда.

Он ответил, не колеблясь ни секунды:

— Тебе не раз удавалось вывести меня из себя. Ты свела меня с ума. Из-за тебя я потерял сон. Но скучно мне с тобой не было никогда.

— Мне просто хотелось это услышать.

— Гордишься собой?

— Ну, всякой женщине приятно услышать, что она имеет влияние на мужчину.

Они остановились у светофора. Уокер улыбнулся, глядя на нее сверху вниз.

— Можешь спать спокойно. Ты имеешь на меня влияние. Боюсь, что я никогда уже не смогу стать таким, как раньше.

Он поднес ее руку к губам. Левую руку… Серьезно взглянул на нее:

— Это я сделал?

Аманда сразу поняла, что он имеет в виду синяк на запястье.

— У меня быстро появляются синяки. Кроме того, в тот момент, насколько я помню, я готова была выцарапать тебе глаза.

— Я не сделал тебе больно? Скажи честно.

Она подняла на него глаза:

— Нет. Я знаю, что выгляжу хрупким цветком, но я не стеклянная, Уокер. Не бойся, я не разобьюсь.

— Обещаешь?

— Обещаю.

Он кивнул и прижался губами к тому месту на запястье, где темнел синяк.

У Аманды перехватило дыхание.

— Ты не должен делать этого на улице, при посторонних, Уокер.

Зеленые глаза его сверкнули.

— Правда? А почему?

«Да потому, что я не хочу, чтобы люди видели, как я сейчас растекусь лужей у твоих ног!» — в ярости подумала Аманда.

— Потому что… О черт, Уокер! Вот идет отец Блисс.

Уокер не выпустил ее руку, и Аманда получила немалое удовольствие, наблюдая, как священник пытается, не задавая вопросов, понять, не подвергла ли она смертельной опасности свою бессмертную душу. Уокер, который особой религиозностью не отличался, терпеливо ждал.

— Ты мне ничем не помог, — обвинила его Аманда, после того как преподобный отец простился и ушел.

— Я просто не хотел его прерывать. И кроме того, ты прекрасно справилась сама. Тем более что он так и не решился задать прямой вопрос о состоянии твоей добродетели на сегодняшний день.

Аманда усмехнулась:

— Да, к счастью для меня. — Но уже в следующую минуту улыбка погасла. — Он, по-видимому, еще не слышал о смерти Виктора.

— Слухи пока не вышли за пределы «Славы».

Они дошли до магазина, где Аманда договорилась встретиться с Мэгги и Кейт.

— Сначала Кейт твердила, что, наверное, нехорошо в такой день заниматься покупками. Мэгги ответила, что все это глупости.

— Мэгги права, — решил Уокер.

— Да, наверное.

— Мы все огорчены тем, что произошло, но я так и не встретил ни одного человека, который бы хорошо относился к Виктору. Мы огорчены, но… продолжаем жить дальше.

— Ты говоришь очень похоже на одного преподавателя философии из моего колледжа.

— Он тебе очень докучал?

— Он просто никак не мог понять, что делает в его классе студентка, у которой профилирующий предмет — бизнес, а вторая специальность — компьютеры.

— И что же ты делала в его классе?

— Наверное, пыталась разобраться в жизни. Прежде чем ты задашь следующий вопрос, признаюсь сразу, что я все еще нахожусь в том же тупике, что и все остальные. Так что философский курс не очень мне помог.

Они стояли под навесом у входа в магазин. Уокер улыбнулся ей.

— Не забыла? Сегодня в семь на тропе.

Аманда кивнула:

— Да, я помню. Спасибо за ленч, Уокер.

— Не стоит.

Аманда вошла в прохладу магазина, а Уокер отправился в свой офис.

Улыбка на его лице погасла. Подойдя к зданию, он не заметил знакомого, который жизнерадостно с ним поздоровался. На лестнице он не заметил почтальона, и тому пришлось отступить в сторону, чтобы они не столкнулись. Секретарша взглянула на его лицо, и приветственные слова замерли на ее губах.

Уокер вошел в кабинет и запер за собой дверь. Подошел к массивному дубовому письменному столу, прослужившему трем поколениям адвокатов Мак-Леллан, сел в большое кожаное кресло, всегда казавшееся таким удобным. Открыл ящик стола, достал папку с делом, раскрыл. Ему понадобилось совсем немного времени, чтобы отыскать нужный документ. Четкий и исчерпывающий перечень университетских дисциплин, которые изучала Аманда Грант. Ни курса по философии, ни бизнеса, ни компьютеров. Аманда Грант занималась дизайном в качестве основного предмета и архитектурой в качестве второй специальности.

Уокер смотрел на папку с документами, не видя их. Услышал свой собственный голос, низкий и хриплый:

— Черт побери, Аманда… Что ты со мной делаешь?

Глава 11

Около семи часов вечера Аманда шла по тропе, ведущей к «Козырному королю». Особой усталости она не ощущала, но каждый нерв, каждая клеточка были как будто обнажены. Она боялась, что не сможет скрывать свои мысли и чувства так же надежно, как обычно.

Уокер ждал ее на полдороге, прислонившись к большому гранитному валуну, там, где тропа сворачивала в сторону. Солнце еще не село, и ветви деревьев отбрасывали причудливые тени на его лицо и рубашку.

45
{"b":"12258","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Розы на стене
Веста
Далекие миры. Император по случаю. Книга пятая. Часть вторая
Код ожирения. Глобальное медицинское исследование о том, как подсчет калорий, увеличение активности и сокращение объема порций приводят к ожирению, диабету и депрессии
Мамин торт
Я решил прожить до 120 лет
Записки анестезиолога
Другие правила
Netflix. Инсайдерская история компании, завоевавшей мир