ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Алхимик
Полное собрание рассказов
Речь как меч
Ты – богиня! Как сводить мужчин с ума
Основы Теории U
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
Подсознание может всё!
Тренируй свою память. Японская система сохранения здоровья мозга
Эусоциальность
A
A

— А раньше ты ничего подобного не замечала?

— Нет. А тут… когда я пыталась вспоминать, заставляла себя вспоминать… возникало паническое чувство страха. Как будто стоишь перед закрытой дверью комнаты и знаешь, что там внутри происходит что-то ужасное. Я не решалась открыть дверь. — Аманда перевела дыхание. — Несколько недель после ее смерти я ничего не предпринимала. Я работала в издательстве специализированных журналов. Продолжала выполнять свою работу, просто чтобы как-то занять себя. Потом, когда оцепенение прошло, я поняла, что больше не могу делать вид, будто ничего не случилось. Мне необходимо было выяснить, кто же я такая. Просто для себя самой. Но этот страх… и сознание, что мама тоже боялась… что ее нервозность, к которой я привыкла, на самом деле означала постоянный страх…

— Откуда ты это знаешь?

— Просто знаю, и все. Как будто со смертью мамы и в результате шока, когда я узнала свое настоящее имя, с моих глаз спала пелена. Я знаю, что она в ужасе бежала из «Славы».

И Аманда рассказала о последней записи в дневниках Кристин, о страхе Аманды и счастье Кристин оттого, что они спаслись.

— Ни о чем конкретно она там не писала?

— Нет. Единственное, что я знаю, — она страшно боялась. И когда я пыталась вспоминать, меня тоже охватывал страх. — Аманда помолчала. — Из газетных статей и ее дневников я знала, что Далтоны — богатая и могущественная семья. Я не решалась явиться в их дом без предупреждения. Тем более что я представления не имела, что меня там ждет. Поэтому я нашла частного сыщика, которому, как мне показалось, могла довериться, и обрисовала ситуацию. Мы вместе пораскинули мозгами и решили, что вначале нужно собрать всю имеющуюся информацию.

— Разумно. А потом что ты сделала?

— Прежде всего меня поразило отсутствие каких бы то ни было упоминаний о том, что произошло той ночью. До тех пор пока не появились газетные сообщения о гибели Брайана Далтона, нигде даже не упоминалось о том, что жена покинула его и увезла с собой дочь.

— Джесс наверняка об этом позаботился. Может быть, думал, что Кристин рано или поздно вернется.

— Сначала я тоже так думала. Но потом поняла: случилось что-то еще, что и заставило маму в ужасе бежать.

— Именно то, чего ты не можешь вспомнить?

Аманда постаралась не обращать внимания на сомнение, прозвучавшее в его голосе.

— Я знала: что-то там произошло. Но к тому времени я знала и то, что две другие женщины уже претендовали на имя Аманды Далтон. Значит, ко мне отнесутся с откровенным недоверием, если я не смогу доказать, кто я такая.

— А ты не могла этого доказать.

— Да. Но выбора у меня не было. Я поняла, что должна приехать сюда, выяснить, кто я такая, познакомиться с семьей. Я подумала, что даже если не смогу узнать, что заставило маму бежать из «Славы», то по крайней мере пойму, кто же я такая на самом деле. И вместе с тем… каждый раз, когда я об этом думала, в моем сознании возникала… эта запертая дверь… ужас, который я могу за ней обнаружить. Мама приложила немало усилий, чтобы скрыть, кто мы такие. Мы жили под чужим именем. Я подумала, что разумнее всего сделать то же самое. Мой сыщик помог мне сочинить новую биографию на тот случай, если понадобится срочно скрыться. Я знала, что в ней не все гладко, но понадеялась, что какое-то время она мне послужит, месяца два, а потом я либо выясню, что произошло той ночью, либо это уже не будет иметь значения.

— То есть ты исчезнешь?

Аманда откинула голову на спинку дивана.

— Да. Знаешь, уже в ту самую минуту, когда я стояла на холме и смотрела на «Славу», в первый день, когда ты меня только привез, я поняла, что не смогу жить в этом доме.

— Но почему? Из-за страха?

Она едва заметно улыбнулась.

— Потому что поняла: это не мое. О, я узнала те места. Именно в тот момент, когда я увидела дом, в памяти начали пробуждаться воспоминания детства. Но какие-то обрывочные.

Некоторое время Уокер молчал.

— А как насчет той ночи? Удалось тебе что-нибудь вспомнить?

— Тоже отдельные обрывки, правда, довольно яркие. Я помню, как спускалась по лестнице, как прошла мимо часов. Вышла из дома, прошла через поле, перепрыгнула через канаву, полную грязной дождевой воды. Подошла к конюшням. Увидела свет. Услышала что-то… Что-то ужасное.

— Что?

— Не помню. На этом месте воспоминания всегда обрываются.

Уокер снова помолчал.

— Та ночь имеет какое-нибудь отношение к твоему страху перед лошадьми?

— Думаю, да. Я помню, что до той ночи любила лошадей. Значит, тогда произошло что-то такое, отчего в меня вселился страх перед лошадьми. Кажется, я прокралась в конюшню посмотреть на кобылу, которая ожеребилась недели за две перед тем. Но я не помню, увидела ли ее. После этого в памяти провал.

Уокер покачал головой.

— И Кристин никогда тебе не намекала на то, что могло произойти той ночью?

— Ни слова. Но я чувствовала, что она боится. После нашего бегства она все время жила в страхе. Я это чувствовала, но не знала причины.

Аманда пристально смотрела на Уокера, страстно желая, чтобы он ей поверил. Уокер нахмурил брови.

— Ты кого-нибудь спрашивала, не помнят ли обитатели «Славы» чего-нибудь?

— Да.

— И что же?

— Ничего из ряда вон выходящего. И Мэгги, и Кейт признали, что мама была несчастлива, но ни та, ни другая не заметили в ней ничего необычного тем летом. И Джесс тоже. Вот только…

— Кто-нибудь другой заметил?

— Виктор.

— Что?!

Аманда кивнула.

— Мы с ним разговаривали как раз перед отъездом. Он сказал, что у мамы в то лето был роман с тренером по имени Мэтт Дарнелл.

— Ты ему поверила?

Аманда снова кивнула.

— Он сказал, что у него есть доказательства, но я не успела его расспросить, его позвали, и больше мы с ним не виделись. Я потом еще раз просмотрела ее дневники. Там есть несколько страниц, в которых говорится о чем-то… о чем-то похожем на бурную страсть. И происходило это тем летом. Виктор сказал, что этот Мэтт Дарнелл бежал вместе с нами. Он в этом не сомневался.

— Возможно, в этом и кроется разгадка. Может быть, эта страшная комната, в которую ты боишься заглянуть, возникла после того, как тебя среди ночи внезапно оторвали от любимых мест, от отца.

— Как же тогда объяснить мой страх перед лошадьми?

— Он мог быть вызван чем-нибудь другим, происшедшим до или после той ночи. Ты же сама говоришь, твои воспоминания похожи на беспорядочные обрывки. Возможно, все перемешалось у тебя в сознании.

— А чем объяснить мамин страх?

— Ну, она ведь сбежала от мужа. А Далтоны — действительно могущественная семья. Ее могли лишить права опеки над дочерью. Она, наверное, понимала, что после смерти Брайана Джесс не успокоится. А если разыщет вас, может привлечь ее к суду.

— Может быть, и так.

Его предположения звучали вполне правдоподобно, но они не объясняли, почему Кристин Далтон продолжала испытывать страх и после того, как Аманда достигла совершеннолетия. И почему Аманда абсолютно не помнила Мэтта Дарнелла. И почему она так уверена в том, что ее страх перед лошадьми вызван событиями той ночи. Однако сейчас Аманда устала от бесконечных загадок и вопросов, роившихся в мозгу. Хелен пообещала, что она все вспомнит, когда придет время. Остается лишь поверить ей и ждать.

Аманда уже было собралась рассказать Уокеру о том, что, возможно, на вечеринке ее умышленно отравили, о том, что Виктора могли преднамеренно убить, чтобы не дать ему возможности встретиться с ней, и о том, что собак могли убрать для того, чтобы легче было подобраться к ней. Но все это звучит так туманно, неопределенно. Столько всяких «если» и «может быть»…

Уокер решит, что у нее паранойя. Она и сама в последнее время начала так думать.

Аманда решила на этом закончить свой рассказ.

— Ну вот, теперь ты знаешь правду. Со всеми точками над i, как любят говорить юристы.

Он улыбнулся:

— Спасибо.

— За что?

— За доверие.

54
{"b":"12258","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Единственный, грешный
Ну ма-а-ам!
Смерть миссис Вестуэй
Сулажин
Апофения
Модицина. Encyclopedia Pathologica
30 минут до окончания хаоса, или как не утонуть в океане уборки
Гений общения. Как им стать?
Bella Германия