ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
A
A

— Они никого не признают, кроме Джесса. Всех остальных они только терпят.

— Я люблю собак.

— Это очень кстати, я бы сказала. Обследуете местность?

— Да, решила посмотреть. Не возражаете?

Мэгги едва заметно нахмурилась.

— По-моему, Джесс вам ясно дал понять: вы можете делать все, что хотите, Аманда. Вот, например, в саду сейчас очень красиво. Идите до конца холла и через «солнечную комнату» выйдете в сад.

— Спасибо. Так я и сделаю.

Аманда пошла дальше, а Мэгги стала подниматься по лестнице. Однако пройдя несколько ступенек, домоправительница остановилась и окликнула Аманду.

— Да?

— Этот кулон, что на вас… Точно такой же был у Кристин.

— Да, — нарочито спокойно произнесла Аманда.

Мэгги внимательно посмотрела на нее:

— Держите собак при себе. Они вас защитят.

Холодок пробежал по спине у Аманды.

— Защитят? От кого? Чего мне бояться?

Мэгги улыбнулась.

— Змей. Будьте осторожны. Черные змеи безвредны, а вот медянки очень ядовиты.

Она пошла вверх по лестнице.

Аманда перевела дух. Взглянула вниз на своих спутников.

— Ну, пошли, ребята. Пойдем осматривать «Славу».

Горная тропинка, извиваясь, петляла между поваленными деревьями, огромными валунами, стогами сена. Лишь очень искусный и опытный наездник с послушной лошадью мог решиться на такое путешествие, и то осторожным шагом, но не галопом.

Однако огромный черный конь скакал по опасной тропинке, как горный козел, большими прыжками, прижав уши к голове, и держался он так ровно, что наездник почти не чувствовал неровностей дороги.

Этот крупный и мощный конь как нельзя лучше подходил Салли. Собственно поэтому Салли и перестал принимать участие в соревнованиях, едва достигнув восемнадцатилетнего возраста. Слишком уж он был массивным и тяжелым. Лошади с таким наездником не могли показать себя в скачках по горам — единственном виде верховой езды, который признавал Салли. И только этот конь был способен нести его галопом по извилистой горной тропинке.

Бо стремительно взлетел в последнем прыжке и яростно затряс головой, когда Салли натянул поводья. Тропинка, извиваясь, начала спускаться к «Славе», и конь перешел на спокойный шаг.

Хорошо бы, если бы свой собственный нрав можно было так же легко обуздать, подумал Салли. Конечно, руки, которые держат его поводья, не так терпеливы, однако Джесс, безусловно, умеет заставлять окружающих подчиняться своим желаниям. В этом надо отдать старику должное — даже на склоне лет он все еще руководит домочадцами.

Салли направил лошадь в сторону. На минуту остановился на небольшой гранитной площадке, откуда открывался необыкновенный вид на долину внизу и на «Славу».

Салли вспомнил, как однажды в колледже один из одноклассников рассказывал, что его бросила девушка.

— Она разбила мне сердце.

Кое-кто из ребят тогда засмеялся. Но Салли понимал, что это значит — любить кого-то или что-то до самозабвения.

Раскинувшееся внизу в долине поместье казалось сказочно прекрасным, до боли в сердце. Дом и сад, зеленые луга, на которых паслись лошади, аккуратные конюшни, веером раскинувшиеся на холме с другой стороны дома, а за ними — манеж для выездки лошадей, который он, Салли, сам спроектировал и построил собственными руками, почти в одиночку. Для него это все означало больше, чем дом. В этом была его душа, его жизненные соки. Годы, проведенные в колледже, вдали от дома, были сплошным мучением. Салли не мог себе представить жизни вне «Славы».

Он почувствовал, как лошадь напряглась. Уши встали торчком. Тут только он осознал, что с губ его непроизвольно сорвалось проклятие, в которое он, по-видимому, вложил столько чувства, что лошадь инстинктивно среагировала. Он сделал над собой усилие, пытаясь успокоиться. Погладил блестящую черную шею.

— Спокойно, мальчик, спокойно.

Своенравный жеребец вполне может спрыгнуть вниз с площадки, и тогда оба они окажутся у подножия горы грудой разбитых костей. И всем проблемам придет конец. Да, сэр, вас не станет, а когда Создатель призовет к себе Джесса, Рис и Кейт объединят силы в борьбе против завещания, которое старик наверняка изменит в пользу своей пропавшей и нашедшейся Аманды.

Салли снова погладил коня. Еще раз окинул взглядом «Славу». Аманда… Но Аманда ли она на самом деле? Уокер Мак-Леллан так не считает, а он, конечно, совсем не дурак. Выглядит она, кажется, подходяще, хотя по размерам вполовину меньше большинства Далтонов. Правда, он, Салли, был в такой ярости, когда ее увидел, что не заметил почти ничего, кроме черных волос и серых глаз.

Да это и не имеет никакого значения. На самом деле важно лишь одно: признает ли Джесс эту женщину в качестве Аманды? А Джесс сразу дал понять еще до того, как ее увидел, что считает ее своей внучкой.

Джесс мечтал, чтобы его драгоценная Аманда вернулась, прежде чем он откинет копыта. И вот теперь он уверен, что она вернулась.

Салли заговорил, тихонько, чтобы не напугать коня, но от этого не менее яростно:

— Хочешь отнять у меня «Славу»?! Скорее я увижу тебя в аду!

Глава 3

Собаки не выказывали ни малейшего желания уйти от нее и даже подстраивались под ее шаг. Аманда неторопливо обходила дом, заглядывая в комнаты, изредка поглаживая собак или почесывая у них за ушами.

С одной стороны центрального холла находилась большая гостиная, где она сегодня встречалась с Джессом и остальными обитателями «Славы». С другой стороны Аманда увидела запертую дверь. Может быть, там кабинет Джесса? Любопытно, что он считает нужным запирать двери в собственном доме. Далее, с той же стороны, располагалась, по-видимому, еще одна гостиная. За ней шла небольшая туалетная комната, а дальше — огромная столовая для официальных приемов. За ней находилась кухня. Аманда нерешительно представилась поварихе — высокой, очень худой женщине средних лет по имени Эрлин. Та в тот момент чистила картофель. На робкий вопрос Аманды Эрлин ответила, что у них работают еще три служанки, которые всегда заканчивают работу в час дня.

— Всегда?! — удивилась Аманда.

— Ну конечно. Джесс не любит натыкаться на посторонних людей в своем собственном доме, поэтому вся прислуга, включая дворников и садовников, приходит очень рано и заканчивает работу к полудню. Кроме меня, конечно. Но для меня обеды и ужины — не проблема, особенно когда вся кухня в моем распоряжении. Мэгги помогает накрывать на стол и убирать после еды. А больше мне никакая помощь не нужна.

Она подала Аманде ломтик очищенного сырого картофеля с видом человека, которому постоянно приходится кормить других.

— Значит, мне надо рано вставать? — спросила Аманда, рассеянно жуя необычное угощение.

— Да, Господи, ничего подобного, детка. Можете вставать, когда захотите. Сначала девочки убирают первый этаж и все незанятые комнаты на втором, так что вас они не побеспокоят. Мэгги их отлично вышколила. Им даже не разрешается включать пылесос, пока мистер Джесс не встанет и не позавтракает. А это бывает не раньше десяти. Просто когда будете уходить, оставьте дверь открытой, и они обо всем позаботятся сами.

— М-м-м… А дворники с садовниками тоже работают по утрам?

— Да. Но траву они косят в последнюю очередь, после того как все в доме проснутся. Шерман — главный садовник — всегда спрашивает об этом меня или Мэгги, чтобы знать наверняка. Мистер Джесс не обрадовался бы, если бы одна из этих чертовых машин разбудила его.

— Да, я тоже так думаю. А много здесь садовников?

— Четыре. Правда, Люк отвечает за бассейн, но когда заканчивает свою работу, обычно помогает остальным.

— А что, есть и бассейн?

Эрлин, похоже, все эти вопросы забавляли, хотя и не слишком удивляли.

— Мистер Джесс завел его десять лет назад, перед самым моим приходом. Он находится за «солнечной комнатой».

Аманда получила еще один ломтик картофеля и виновато взглянула на собак. Одна из них тихонько скулила, прижавшись к ее ноге.

9
{"b":"12258","o":1}