ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее лицо порозовело.

– Я не могу оставаться здесь.

– Конечно, можете. Здесь две спальни – в одной устроится Ной, а моей воспользуетесь вы. Я лягу здесь. – Кейн скорчил гримасу. – Так или иначе, теперь я обычно провожу в этой комнате большую часть ночи. Сейчас принесу подушку и одеяло, чтобы устроить себе настоящую постель.

Фейт нерешительно закусила губу, и Кейн подумал о том, как ей должно быть страшно находиться одной в квартире, когда даже собственное лицо в зеркале кажется незнакомым.

– Вам нужно как следует выспаться, чтобы скорее восстановить силы, – мягко произнес он. – И я полагаю, что здесь вы будете чувствовать себя в большей безопасности, чем в своей квартире. А завтра мы начнем разбираться в том, что происходит.

Бишоп по-прежнему молчал.

Фейт наконец кивнула:

– Благодарю вас.

Кейн проводил ее в спалью и проверил, есть ли в соседней ванной чистые полотенца. Он предложил Фейт пользоваться туалетными принадлежностями Дайны, однако дал ей свою пижаму, а не ночную рубашку Дайны, считая, что так будет правильнее.

Вернувшись в гостиную, Кейн застал Бишопа сидящим на том же месте и задумчиво уставившимся туда, где только что сидела Фейт.

Кейн молча смешал напитки для них обоих и снова сел на диван.

– Ты веришь ей? – спросил он напрямик.

– Не знаю. Она могла рассказать нам то, что мы хотели услышать.

– Я не хотел услышать то, что Дайну пытают. – Голос Кейна был подозрительно спокойным.

– Разумеется, – кивнул Бишоп. – Но, честно говоря, мы могли ожидать чего-то в таком роде. И это усилило драматизм повествования, разве не так? Создало нужную эмоциональную реакцию.

– А все подробности о доме на пляже? – не сдавался Кейн. – Она могла узнать их только от Дайны.

– Или от тебя.

Кейн нахмурился, затем понял, что его друг имеет в виду.

– Ты хочешь сказать, что она могла выудить их у меня из головы, пока мы сидели здесь?

– Возможно, если она экстрасенс. То, что ей удалось блокировать мои способности, не обязательно означает, что она не могла одновременно использовать свои, – Еще одно правило парапсихологии? – криво усмехнулся Кейн.

– Что-то вроде того.

– О'кей. Признаю, что такое возможно. Но должна существовать какая-то связь между Фейт и Дайной, а также тем, что произошло с каждой из них. Может быть, в опасной ситуации находилась Фейт, а Дайна только случайно на что-то наткнулась. Но Дайна явно чувствовала свою ответственность за несчастный случай с Фейт, Ной. Она считала себя настолько виноватой, что израсходовала на нее кучу денег.

– Но Дайна, очевидно, всегда давала деньги людям, оказывавшимся в беде, – не уступал Бишоп. – Как же мы можем быть уверены в степени ее вины? Что, если Фейт являлась для нее всего лишь очередной страждущей душой, которой необходимо помочь?

– Может, и так. – Кейн устало потер виски. – Но независимо от того, попала ли Фейт в беду из-за статьи, над которой работала Дайна, или, наоборот, какой-то эпизод в жизни Фейт стал опасен для Дайны, разгадка связана с ними обеими. Возможно, Фейт не сумеет сообщить нам полезные сведения, но кое-что мы в состоянии узнать сами. Например, факты о происшедшей с ней аварии. Что случилось с лекарством, которое она якобы принимала, и действительно ли врач прописал ей его? Каким образом она успела выпить в течение нескольких минут после ухода с работы и поездкой на встречу с Дайной?

Кейн поднялся и принялся расхаживать по гостиной.

– Полиция, очевидно, сочла, что в аварии виноват нетрезвый и беспечный водитель, поэтому не стала копаться в деталях. Тогда это придется сделать нам. Мы можем разузнать побольше о прошлом Фейт – выяснить, в самом ли деле они с Дайной были подругами, видел ли кто-нибудь их вместе и знал ли об их дружбе, в чем состояла работа Фейт и могла ли она обеспечить Дайну нужной ей информацией, которая, возможно, причинила вред им обеим. Мы можем заняться поисками фактов, Ной.

– Итак, – заговорил Бишоп после паузы, – ты убежден, что Фейт и Дайну убрали с пути из-за статьи, над которой работала Дайна.

– Это возможно, не так ли?

– Да, возможно.

– Значит, у нас имется хоть какая-то нить! – возбужденно воскликнул Кейн.

Бишоп утвердительно кивнул.

Глава 3

Фейт проснулась рано и ошеломленно уставилась на незнакомую спальню, понятия не имея, где она находится. Охватившая ее паника быстро прошла, оставив после себя знакомое ощущение внутренней дрожи.

Фейт приняла душ и, когда сушила волосы феном, поняла, что точно знает, где находится шкаф с бельем, хотя Кейн не показывал ей его вчера вечером. Правая рука, держащая щетку, внезапно стала неуклюжей, и ей пришлось переложить щетку в левую.

– Я левша, – пробормотала Фейт.

Она постоянно пользовалась левой рукой с тех пор, как пришла в себя в больнице. Почему же сегодня утром она взяла щетку в правую?

Возможно, это был один из странных маленьких «заскоков», вызванных комой, и Фейт постаралась выбросить его из головы. Она оделась, застелила кровать и прибрала в комнате, после чего, будучи больше не в силах оттягивать этот момент, вышла из спальни.

Кейн уже встал и успел побриться. Его волосы были влажными после душа, и, несмотря на усталый вид, в нем бурлила энергия. Он беспокойно мерил шагами комнату, и Фейт сомневалась, что ему удалось поспать хоть немного.

Когда Фейт появилась в дверях, Кейн остановился возле изящного кабинетного рояля и посмотрел на нее.

– Доброе утро. – Улыбка смягчила его резковатый голос. – Кофе – горячий, фрукты, хлеб, каша – на столе. Вам надо подкрепиться.

– Спасибо.

Фейт направилась в кухню. Кейн последовал за ней.

– Надеюсь, вы хорошо спали? – осведомился он, беря чашку с кофе.

Поколебавшись, Фейт положила ломтик хлеба в тостер.

– Я очень много спала, с тех пор как вышла из комы, – отозвалась она, – но не скажешь, что у меня хороший сон. Врачи говорят, что это вполне естественно и беспокоиться не о чем.

– Вас мучают дурные сны?

– Нет. Просто… – Фейт помолчала, подбирая подходящие слова. – Я не могу довериться сну. Я все время боюсь, что не смогу проснуться или проснусь через несколько месяцев. Врачи уверяют, что такого не может быть, но от этого мало толку, так как мой страх абсолютно иррационален. – Фейт не стала описывать охватывающие ее по ночам приступы паники, после которых ей приходится долго успокаивать себя, чтобы заснуть снова.

– Должно быть, это сущий ад, – с сочувствием произнес Кейн. – Неудивительно, что вы…

– Вздрагиваю при каждом звуке? – закончила за него Фейт. – Выгляжу так, что краше в гроб кладут? По-вашему, я экстрасенс? Или у меня развивается паранойя?

– Я не имел в виду ничего подобного. – Тем не менее, не желая нервировать ее, Кейн переменил тему: – Мы с Ноем говорили о вас и пришли к выводу, что вам лучше остаться здесь хотя бы на несколько дней. Нам нужно время, чтобы кое-что выяснить, а до тех пор мы не можем быть уверены, что вам не грозит такая же опасность, как Дайне. Поэтому мы сегодня съездим к вам на квартиру, чтобы вы могли собрать нужные вещи.

– Но я не могу занимать вашу спальню.

«Я не могу вторгаться в вашу жизнь. Ведь вы принадлежите Дайне».

Думая об этом, Фейт старалась сосредоточиться на процедуре намазывания желе на тост и не смотреть на Кейна.

– Я же говорил вам, что почти не пользуюсь этой комнатой, И мне будет спокойнее, если вы какое-то время поживете здесь. Возможно, беспорядок в вашей квартире всего лишь несостоявшаяся попытка ограбления, но, может быть, это как-то связано с исчезновением Дайны. Думаю, вы в состоянии помочь мне найти ее.

Проведенная Фейт беспокойная ночь никак не способствовала эмоциональному умиротворению и прояснению мыслей.

– Каким образом? – растерянно спросила она. – Я не могу помочь даже самой себе. Ведь я ничего не помню.

– Память может к вам вернуться – по крайней мере, частично.

14
{"b":"12259","o":1}