ЛитМир - Электронная Библиотека

«Осталось мало времени…»

Это ее мысль или Дайны?

– Между двенадцатью и часом… – повторила Фейт. – Но я уверена, что собака напала на нее ночью. Значит, если это действительно произошло именно в тот день, то где была Дайна до наступления темноты?

– Пока что никто не сообщил, что видел ее после ухода из офиса. Она словно провалилась в черную дыру.

Фейт подумала о виденном во сне коридоре и пустом темном гараже. Происходило ли это в здании, где находится редакция журнала?

– Не могли бы мы потом съездить к Дайне в редакцию?

– Конечно. – Кейн бросил на нее быстрый взгляд. – Но зачем?

– Я хочу найти коридор, который видела во сне. Конечно, он может быть совсем не в том здании – почему я должна была тайком прокрадываться в место, где ее все знали? – но все-таки лучше убедиться.

– Нам нужно также посетить место вашей работы. Снова побеседовать с начальницей и сослуживцами.

– Хорошо.

Кейн похлопал себя по внутреннему карману пиджака, где лежал его сотовый телефон, – этот беспокойный жест он повторял сегодня утром неоднократно.

– Если нам повезет, то Ной позвонит и расскажет, что ему удалось выяснить о закрытом досье.

Очередные жуткие и таинственные факты, касающиеся ее прошлого? Фейт с трудом удержалась от дрожи. Несмотря на ее недавние утверждения, она отнюдь не была уверена, что сможет вынести еще несколько подобных открытий.

Фейт держалась в стороне, покуда Кейн наводил справки среди суеты, царящей в отделении «Скорой помощи». Ему вроде бы удалось отыскать людей, согласившихся ответить на вопросы в обход существующих правил, и Фейт восхищалась его терпением и настойчивостью.

Для него наверняка был сущим адом этот кропотливый и утомительный сбор крошечных обрывков информации, однако Кейн упорно занимался им неделями. Напряжение поисков отражалось на его лице и во взгляде, но он не собирался сдаваться, твердо решив найти свою Дайну.

«Я не могу сказать ему, что она умирает!»

Кейн все равно ей не поверит, убеждала себя Фейт. Он не поверит столь страшной правде, пока не получит неопровержимых доказательств.

Таких, как труп…

Глава 6

Фейт поежилась и обхватила себя руками, пытаясь согреться. Но это ей не удалось – холодом веяло от ее мыслей. Дайна умирала, и она боялась, что они не смогут найти ее вовремя.

– Простите, вы пациентка?

Вздрогнув от неожиданного прикосновения, Фейт увидела перед собой молодого врача.

– Нет, – ответила она.

Доктор нахмурился. Его мягкие голубые глаза озадаченно разглядывали ее из-под стекол очков.

– Вы кажетесь мне знакомой.

Фейт постаралась взять себя в руки.

– Несколько недель назад я действительно была пациенткой вашего отделения. Меня доставили сюда после автомобильной катастрофы.

– Тогда все ясно. Я никогда не забываю лица. – Он улыбнулся. – Сейчас вы выглядите превосходно. Почему вы снова здесь? Какие-то проблемы?

– Фейт! – Кейн внезапно оказался рядом и обнял ее за плечи, словно пытаясь защитить от молодого врача. – Вижу, вы нашли доктора Блейка.

Фейт вгляделась в табличку с фамилией на зеленом халате доктора.

– Выходит, что так, – пробормотала она.

– Вы не возражаете, доктор, – продолжал Кейн, – ответить на несколько вопросов, касающихся того дня, когда мисс Паркер привезли сюда?

Фейт казалось, будто звуки тают в воздухе и появляются вновь. Голоса Кейна и доктора Блейка то слышались четко, то превращались в отдаленный неясный гул, похожий на шум воды, вытекающей из трубы под сильным давлением.

Ощущение было очень странным. Оглядываясь вокруг, Фейт видела разговаривающих людей, женщину, рыдающую над неподвижным телом раненого ребенка, снующий по отделению медперсонал, но слышала только звук льющейся воды, словно заполняющий все ее существо. Она посмотрела на Кейна и доктора Блейка – их губы шевелились, лицо врача выглядело серьезным и слегка озадаченным.

Рука Кейна все еще обнимала Фейт за плечи, но ей казалось, будто она находится совсем в другом месте, где льется вода и пахнет сыростью, где она испытывает удушающее ощущение клаустрофобии, чувство беспомощности и одиночества.

Фейт пыталась сориентироваться, но шум воды и запах плесени сразу же исчезали, проваливаясь во мрак и безмолвие. Какая-то ее часть требовала закрыть глаза и сосредоточиться, но этому мешали воспоминания о том, к чему недавно привела такая попытка.

Она отлично понимала, что ее удерживает страх. Она боялась того, что могла увидеть в том месте, откуда до нее доносились звуки и запахи. Это был страх перед неизвестным, перед ночным кошмаром, перед мраком, лежащим за пределами сознания…

– Фейт?

Шум воды тотчас же исчез, словно лопнувший мыльный пузырь. Она видела перед собой встревоженное лицо Кейна и слышала звуки, типичные для отделения «Скорой помощи».

– Да? – Голос показался странным даже ей самой.

– С вами все в порядке?

– Конечно.

Кейн нахмурился:

– Вы уверены?

Фейт интересовало, когда доктор Блейк успел их покинуть.

– Абсолютно уверена. Но боюсь, что я… все прослушала. Доктор Блейк сообщил что-нибудь полезное?

Вместо ответа Кейн огляделся вокруг и предложил:

– Давайте-ка выбираться отсюда.

Отъехав несколько кварталов, они вошли в относительно свободный ресторан, заняли столик у окна и заказали кофе.

– Что говорил доктор Блейк о несчастном случае? – снова спросила Фейт.

– Насколько он помнит, предварительные тесты дали весьма неопределенные результаты, не позволяя точно определить, присутствовали ли в вашем организме алкоголь и лекарственные средства или нет. Он лишь может утверждать, что телесные повреждения были не слишком значительными – и тем не менее что-то повергло вас в коматозное состояние. Доктор сомневался, что причина комы в травме головы, и заподозрил наличие в вашем организме чего-то более токсичного, чем сочетание алкоголя с лекарством, поэтому распорядился о дополнительных анализах. Но вскоре его дежурство закончилось, а когда он вернулся на следующий день, ему сообщили, что вас перевели наверх. Он решил, что ваше состояние стабилизировалось и вами будет заниматься лечащий врач. – Кейн сделал паузу. – Странно другое. Все документы о вашем поступлении в отделение «Скорой помощи» исчезли.

– А их не могли отправить наверх вместе со мной?

– Копии, безусловно, отправили, и какая-то часть записей сохранилась в истории болезни, которую вел доктор Бернетт. Но документы о поступлении должны быть здесь. А их нет.

– Полагаю, нам едва ли удастся выяснить, что с ними произошло, – предположила Фейт.

– Вы же видели, какая там суматоха даже в понедельник утром – отнюдь не самое горячее время. Вряд ли мы когда-либо узнаем, что случилось с этими документами. Но можно не сомневаться, что после того, как вас туда доставили, и до того, как вы оказались на попечении доктора Бернетта, несколько человек имели к ним доступ и могли подделать результаты анализов.

– А лаборатория, которая их производила?

– Она находится в больнице. Результаты всех процедур должны там храниться, но в данном случае…

– Догадываюсь, что они также исчезли.

– Боюсь, что да. А образцы крови и ткани, которые берут для анализов, потом уничтожаются.

– Если я предположу, что все эти исчезновения означают нечто большее, чем простую небрежность, вы не сочтете это паранойей?

– Едва ли. Когда в отлаженной системе вдруг происходит столько сбоев, это обычно означает чье-то заинтересованное вмешательство.

Фейт с удовольствием пила горячий кофе. Она все еще чувствовала озноб после странного ощущения, которое испытала в отделении «Скорой помощи».

– Значит, можно смело держать пари, что мы никогда не узнаем точно, был ли в моей крови алкоголь или меня намеренно чем-то накачали?

– По-видимому. Но лично я сделал бы ставку на второй вариант.

– Надеяться, что все было именно так, кажется нелепым, но мне бы не хотелось оказаться настолько безмозглой, чтобы сесть за руль в пьяном виде.

24
{"b":"12259","o":1}