ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты уверен, что это все?

– Конечно, уверен! Неужели ты думаешь, что я могу испытывать к Фейт какие-то другие чувства?

– В этих чувствах нет ничего дурного.

– Есть, черт возьми, и всегда будет!

Не замеченная увлеченными разговором мужчинами, Фейт прошмыгнула по коридору в ванную, закрыла дверь, включила воду, чтобы заглушить даже отдаленные звуки голоса Кейна, и уставилась на свое бледное лицо в зеркале.

Странно. Она никогда прежде даже не подозревала, что боль может так четко отражаться в глазах.

Фейт перевела взгляд на руки, лежащие на крышке туалетного столика. Алый лак Дайны покрывал овальные ногти. Рядом стоял флакон с духами Дайны, которыми она так неразумно пользовалась.

Фейт посмотрела на блузку и слаксы, обнаруженные ею целыми и невредимыми в стенном шкафу, которые собиралась надеть после душа, сознавая, что понятия не имеет, ее это одежда или Дайны.

– Я все узнаю, если они мне не подойдут, – пробормотала она. – Одежда Дайны должна быть мне велика…

Вспоминая о гневе и отвращении в голосе Кейна, Фейт убрала в стенной шкафчик духи и начала энергично стирать ватным тампоном яркий лак с ногтей. Она ощущала тошноту и головокружение.

– Я делала это не нарочно, – бормотала Фейт, стараясь не смотреть на испуганную женщину в зеркале. – Я даже не сознавала, что делаю…

Несколько минут Кейн молча сидел на диване, подпирая голову ладонями. Наконец он заставил себя посмотреть на друга.

– Прости. Я не должен был…

– Ничего. Тебе нужно было выговориться.

– Может быть. – Кейн чувствовал смертельную усталость. – Но я не должен был вести себя так, словно это твоя вина.

– Это ничья вина.

– Мне бы хотелось кого-нибудь обвинить, Ной, – криво улыбнулся Кейн.

– В том, что ты нашел двух женщин, которые тебя привлекали? Я бы назвал это подарком судьбы, дружище.

Кейн уставился на сплетенные пальцы рук. Он не хотел этого говорить, но слова вырвались сами собой.

– Я не могу любить ее, Ной. Я все еще люблю Дайну.

– Ты всегда будешь любить Дайну, – спокойно сказал Бишоп – Полюбив кого-то еще, ты не предашь память о ней.

– Тогда почему я ненавижу себя за это?

– Потому что винить себя легче, чем примириться со своими чувствами, – подумав, ответил Бишоп. – Дайна умерла, но ты жив, и жизнь продолжается. – Он улыбнулся. – Это хотя и штамп, но истинная правда. Ты должен продолжать жить. Устрой Дайне достойные похороны, постарайся найти ее убийц и позаботиться, чтобы они понесли наказание, а потом простись с ней навсегда.

– Не знаю, смогу ли я это сделать.

– Фактически ты уже простился с ней несколько недель тому назад. – Бишоп был удовлетворен, когда Кейн медленно кивнул, неохотно с ним соглашаясь.

Зазвонил телефон, извещая о прибытии такси. Кейн проводил друга до двери.

– Звони, – сказал он ему.

– Обязательно. А ты окажи мне услугу.

– Если смогу.

– Позаботься о себе и о Фейт.

– Сделаю все, что от меня зависит, – пообещал Кейн.

Когда Бишоп ушел, он двинулся по коридору к спальням и прислушался. Он облегченно вздохнул, услышав шум воды в ванной и надеясь, что Фейт не слышала его тирады.

Кейн не был готов обрушивать на нее свои эмоции.

Они уже однажды или дважды кольнули ее достаточно болезненно.

Глава 12

– Я помчалась к тебе, как только услышала о взрыве. Что происходит, Кейн?

Голос Сидни дрожал от волнения; она выглядела потрясенной. Вчера они разговаривали по телефону после того, как о находке тела Дайны сообщили в новостях, но Кейн предупредил, чтобы она не появлялась в его квартире, так как снаружи дежурят репортеры.

Однако утром Сидни пришла, несмотря на предупреждение.

– Полиция продолжает расследование, – сообщил ей Кейн. – Гай Ричардсон считает, что убийца Дайны запаниковал, когда я назначил награду за его голову, и бросил бомбу в мою спальню, чтобы избавиться от этой угрозы.

Сидни нахмурилась:

– Разве ты не говорил, что в твоей спальне ночует Фейт?

– Да. Она проснулась и услышала, что кто-то пытается открыть окно. В противном случае ее бы уже не было в живых.

Кейн прислушался, но в квартире было тихо. Фейт еще не вышла из спальни.

– Значит, бомба могла предназначаться для нее?

– Могла. Но, учитывая ее память, дырявую, как швейцарский сыр, и отсутствие доказательств, что убить хотели именно ее, эта версия не более вероятна, чем та, что целью являлся я.

Несколько минут Сидни молча пила кофе.

– Кейн, что касается этой награды… Возможно, Гай прав. Обещание таких денег могло сделать из тебя ходячую мишень.

– В таком случае это достигло хотя бы одной из моих целей – заставило кое-кого занервничать, – равнодушно сказал Кейн. – А нервные люди часто допускают ошибки, Сид. Если он пытается меня убить, значит, ему не удастся все время прятаться, и у меня появится больше шансов разоблачить его.

Сидни задумчиво посмотрела на брата.

– Если тебя убьют, это не вернет Дайну.

– Знаю. У меня нет желания умереть, если ты это имеешь в виду. Я просто пытаюсь выкурить этого ублюдка из норы.

– Кейн… я очень сожалею о Дайне. Я уже говорила тебе вчера, но мы оба были в таком состоянии…

– Я знаю, Сид.

Принимать соболезнование сестры было для Кей-на все равно что сыпать соль на открытую рану. Чтс бы подумала о нем Сидни, если бы знала, что в глубине души он уже несколько недель назад смирился с потерей Дайны?

– Ты уже думал о похоронах?

– Еще нет. Медицинский эксперт не выдаст тело до вскрытия, так что придется ждать минимум неделю. Дайна хотела, чтобы ее кремировали, и, наверно, упомянула об этом в завещании. Так что думаю ограничиться заупокойной службой. – Он старался говорить абсолютно спокойно, но сомневался, что его бесстрастный тон звучит убедительно.

– Если хочешь, я могу заняться необходимыми приготовлениями, – предложила Сидни. – Тебе и так забот хватает, а я… хотела бы сделать что-нибудь для Дайны.

Кейну хотелось принять предложение, но он не любил перекладывать на других трудные обязанности, которые должен был выполнять сам.

– Спасибо, Сид, я об этом подумаю. Давай подождем пару дней, прежде чем что-либо решать.

– Возможно, так будет лучше, – согласилась она. – Кроме того, Дайна могла оставить конкретные указания относительно похорон. Ты уже связался с ее поверенным?

– Еще нет.

– А кто ее душеприказчик? Ты?

Кейн нахмурился:

– Меня бы это удивило, так как мы встречались всего около полугода до ее исчезновения. Дайна ничего никогда со мной не говорила о завещании.

– Но ведь у нее, кажется, не осталось никаких родственников?

– Да. Думаю, Дайна назначила душеприказчиком Конрада Мастерсона, так как он занимался ее денежными делами. Я знаю, что она ему доверяла.

– Тогда он, вероятно, в курсе ее распоряжений по поводу наследства.

– Возможно. – Помолчав, Кейн добавил, обращаясь скорее к самому себе, чем к Сидни: – Интересно, убийцы в самом деле любят появляться на похоронах своих жертв?

– Что за жуткая мысль!

Он посмотрел на сестру с виноватой улыбкой.

– В самом деле. Прости.

Прежде чем Сидни успела ответить, в кухню вошла Фейт. Она выглядела совсем юной: в выцветших джинсах, чересчур просторном белом свитере и с широкой эластичной лентой в волосах. Косметика отсутствовала полностью, и Кейн сразу заметил, что она удалила с ногтей алый лак.

Фейт казалась не только юной, но и необычайно уязвимой – лишенной даже тех немногих средств защиты, которыми она смогла обзавестись после потери памяти.

– Привет, – еле слышно поздоровалась она глядя на сестру Кейна.

– Здравствуйте, Фейт.

Кейн налил ей чашку кофе и поставил на стол.

Фейт, не глядя на него, добавила в чашку изряд ное количество сахара и сливок и села напротив Сидни.

– Я слышала, прошлой ночью вы чудом избежали смерти, – сказала Сидни.

На бледных губах Фейт мелькнуло подобие улыбки.

41
{"b":"12259","o":1}