ЛитМир - Электронная Библиотека

– Продолжай следить, Кэсси. Когда увидишь дом, поищи вывеску. Может, на ней есть название дома.

– Вот… вижу дом, – заговорила она торопливо. – Возле двери вывеска. На ней написано… «Пенсионный фонд».

Логан заморгал, потом обернулся к напарнику. Тот кивнул и одними губами шепнул:

– Похоже на то.

Логан снова повернулся к Кэсси:

– Не молчи, Кэсси. Что он делает? Тормозит? Останавливает машину? Он к этому дому ехал?

Кэсси сказала:

– Нет… мы проезжаем мимо. О… Да, я вижу. Тут есть… лодочный сарай. Мне кажется, что это лодочный сарай. Я вижу…

– Что, Кэсси? Что ты видишь? – Логан уже не мог сдерживать свое нетерпение.

– Там… наверху есть флюгер. На крыше. Я… слышу, как он поскрипывает.

– Кэсси, почему ты замолчала? Он остановил машину?

Она испуганно вздрогнула:

– Ой! Да, он остановился. Свет выключен. Я вижу силуэт лодочного сарая, там темно. Но он… знает дорогу. Он… вытаскивает девочку с заднего сиденья. Несет ее в сарай. Она такая маленькая! Почти ничего не весит. О-о-о…

– Кэсси…

– Ей так страшно…

– Кэсси, послушай меня. Ты сможешь ей помочь, только если будешь следить за ним. Смотри, что он делает. Куда идет. – Логан бросил взгляд на напарника и спросил шепотом: – Где их черти носят?

– Они почти на месте. Еще пять минут.

– Черт возьми, у нее нет пяти минут!

– Они делают все, что могут, Боб. Кэсси дышала часто-часто.

– Что-то не так… Логан нахмурился:

– В чем дело?

– Я не знаю. На этот раз… у него изменилось настроение. Он хитрый. Доволен собой. Ему… почти что весело. Он собирается преподнести полицейским сюрприз. Нечто новенькое. Он… О боже! У него нож. Он хочет ее разрезать… – Голос Кэсси захлебнулся от горя и ужаса. – Он хочет… хочет… попробовать на вкус…

– Кэсси, послушай меня. Уходи. Выбирайся оттуда. Немедленно!

Напарник Логана подался вперед:

– Боб, она сможет нам помочь, если останется с ним.

Логан покачал головой, не отрывая глаз от Кэсси.

– Если она останется с ним, а он убьет девочку, это может затянуть ее слишком глубоко в его безумие. Так мы их обеих потеряем. Кэсси? Кэсси, выходи. Быстро. Делай, что тебе говорят!

Он наклонился и выхватил бумажную розу из ее пальцев.

Кэсси с трудом перевела дух, затем медленно открыла глаза. Они были серые – такие светлые, что казались бледными тенями на льду. И эти светлые глаза были окружены поразительно густыми и длинными, черными, как китайская тушь, ресницами. Под глазами лежали темные круги – свидетельство сильнейшего переутомления. Голос задрожал от напряжения, когда она спросила:

– Боб? Зачем ты…

Логан налил горячего кофе из термоса и протянул ей стаканчик.

– На, выпей.

– Но…

– Ты сделала все, что могла, Кэсси. Остальное пусть делают наши люди.

Кэсси кивнула, прихлебывая мелкими глотками горячий кофе, но ее глаза при этом не отрывались от бумажной розы, которую он все еще держал в руке.

– Скажи им, чтобы поторопились, – прошептала она.

Но прошло почти десять мучительно долгих минут, прежде чем группа захвата вышла на связь и доложила обстановку. Пол бросил на Кэсси взгляд, полный бессильного гнева.

– Лодочный сарай был пуст. Ты забыла упомянуть развилку на подъездной аллее. Одна дорога вела к сараю, а другая – к укромной бухте, до нее было не больше ста шагов! Там был привязан катер. Пока мы искали это место, он уже успел скрыться! Тело девочки было еще теплым.

Логан проворно подхватил стаканчик, выпавший из онемевших пальцев Кэсси, и сказал:

– Заткнись, Пол. Она сделала все, что могла…

– Все, что могла? Да она все испоганила, Боб! Не было никакого флюгера на крыше сарая – там была пришвартована яхта, а на яхте был поднят флаг! Вот что она видела, вот что развевалось на ветру. И скрип, который она слышала, это яхта терлась о причал! Что ж она – не могла отличить одно от другого?

– Было темно, – прошептала Кэсси.

Слезы выступили у нее на глазах, но так и не потекли по щекам. Она сцепила трясущиеся руки на коленях, пытаясь унять дрожь, дыхание давалось ей с трудом, словно непомерная тяжесть давила Кэсси на грудь.

– Пять минут, – с горечью продолжал Пол. – Мы потеряли пять минут, идя по ложному следу, и девочка из-за этого погибла. Что я теперь скажу ее родителям? Что наша леди-экстрасенс сорвала нам всю операцию?

– Пол, заткни свою грязную пасть! – Логан оглянулся на Кэсси. – Это не твоя вина, Кэсси, – твердо заверил он ее.

Но в его глазах она прочла нечто иное.

Ее собственный взгляд опустился, она посмотрела на розу из папиросной бумаги, которую он машинально продолжал держать в руке. В коротких крепких пальцах полицейского искусственный цветок казался особенно изящным и хрупким.

Невозможно было поверить, что это прекрасное творение – дело рук маньяка-убийцы.

Клубок тошнотворного страха, свернувшийся, подобно змее, у нее в животе, ожил и пополз по всему телу, проникая прямо в мозг. Сама того не замечая, она хрипло произнесла вслух:

– Я больше не могу этим заниматься. Я не могу больше. Не могу!

– Кэсси…

– Не могу! Не могу! Не могу!..

Это звучало как заклинание, призванное предотвратить неизбежное; она повторяла его снова и снова, закрыв глаза, чтобы не видеть бумажного цветка, которому теперь суждено было навеки поселиться в ее кошмарах.

Глава 1

Райанз-Блафф, Северная Каролина, 16 февраля 1999 г.

Это был обычный, ничем не примечательный городок, раскинувшийся вдаль и вширь примерно на одинаковое расстояние, и свободного места здесь было больше, чем застроенного. Несколько церквей вперемешку с автостоянками, маленькие магазинчики, бравшие за непритязательное черное платьице не меньше, чем в Париже, Главная улица с зеленым сквером, столько банков, что невольно напрашивалась мысль: откуда только у людей берутся деньги, и, конечно, аптека – до того старомодная, что в ней еще сохранился с незапамятных времен допотопный фонтанчик с содовой водой.

Ну, разумеется, на Главной улице имелся магазин компьютеров, два салона видеопроката и даже представительство фирмы, поставляющей спутниковые телеантенны, а в двух милях от центра города расположилась новейшая многоканальная радиостанция.

Таким образом, Райанз-Блафф мог смело смотреть в глаза наступающему тысячелетию.

А в остальном это был типичный южный городок, консервативный в политике, с обязательным посещением церкви по воскресеньям. Спиртное в разлив тут не подавали, и вплоть до прошлого года один и тот же человек избирался на пост шерифа с 1970 года.

В 1998 году это место занял его сын.

Неожиданностей этот город не таил, а перемены принимал так же охотно, как рай распахивал перед грешниками свои врата.

Никаких сюрпризов, ничего шокирующего.

Вот так отозвался бы о родном городе Бен Райан. Он не сомневался в своей правоте, и у него были на то основания. Не только его собственная жизнь, но и семейная история нескольких поколений его предков прошла в этом городе. Город и горожане ничем не могли его удивить.

Он в это верил.

– К вам посетительница, мистер Райан. Бен нахмурился, услышав голос секретарши в динамике интеркома.

– Кто там, Дженис?

– Она говорит, что ее зовут Кэсси Нейл. О встрече не договаривалась, но просит вас уделить ей несколько минут. Говорит, что это важно.

Образцовая секретарша Бена обычно не поддавалась на уговоры посетителей, не назначивших встречу заранее, поэтому он удивился, услыхав в голосе Дженис просительные нотки.

– Пусть войдет, – ответил заинтригованный Бен.

Он дописывал начатую фразу и не сразу поднял голову, когда дверь открылась. Но еще прежде, чем Дженис объявила: «Мисс Нейл, прокурор», он ощутил в воздухе странную перемену. Волосы у него шевельнулись, и все тело покрылось гусиной кожей, словно электрический разряд ударил в комнате. Он вскинул голову и одновременно поднялся на ноги, боковым зрением уловив растерянное выражение на лице Дженис, не спускавшей настороженного взгляда с посетительницы.

2
{"b":"12260","o":1}