ЛитМир - Электронная Библиотека

Все трое были в замешательстве.

Посетительница находилась на грани истерики, это было первое, что он заметил. Бен привык с ходу оценивать людей, и эта молодая женщина, как ему показалось, взвалила себе на плечи явно непомерную тяжесть.

Она была среднего роста, но ей добрых двадцати фунтов не хватало до среднего веса, и мешковатый свитер, который был ей велик на несколько размеров, не мог этого скрыть. Ее можно было бы назвать хорошенькой, если бы не осунувшееся лицо. Но вообще-то ее внешность трудно было оценить: она держала голову склоненной, словно с интересом изучала рисунок на ковре, при этом ее прямые черные волосы до плеч, зачесанные вперед, скрывали лицо, а длинная челка бахромой падала на глаза.

Потом посетительница бросила на него быстрый настороженный взгляд сквозь эту бахрому, и у него перехватило дух. Глаза у нее были поразительные: огромные, светло-серые, обрамленные длинными черными ресницами, гипнотически притягательные. И измученные.

Бену и раньше приходилось видеть страдание, но то, что он прочел во взгляде этой женщины, поразило его.

Он невольно сделал несколько шагов ей навстречу, обогнув свой письменный стол.

– Мисс Нейл? Я окружной прокурор Бен Райан.

При этом он бессознательно приглушил голос, сам удивляясь обычно несвойственной ему чрезмерной деликатности. И еще кое-что его удивило. Бен был юристом, несколько лет он проработал судьей, прежде чем выдвинуть свою кандидатуру на пост прокурора, годами занижался политикой на местном и федеральном уровне. Пожимать руки незнакомым людям стало для него привычкой, такой же естественной, как для других дыхание; представляясь кому-нибудь, он уже автоматически, не задумываясь, протягивал вперед руку. Однако эта незнакомая женщина не просто сумела избежать рукопожатия, она сделала это прямо-таки виртуозно: уклонилась точно вовремя, плавно, почти незаметно и при этом не поставила его в неловкое Положение. Ей удалось избежать физического контакта, но и ему не пришлось стоять с протянутой рукой, чувствуя себя дураком.

Мисс Нейл упредила его приветственный жест, направившись прямиком к креслу для посетителей и как ни в чем не бывало оглядывая его кабинет. Никакой неловкости не возникло.

– Прокурор Райан. – У нее был негромкий мелодичный голос, акцент не местный. – Спасибо, что согласились принять меня.

Когда посетительница исподтишка бросила на него еще один быстрый настороженный взгляд, он догадался, что она, очевидно, ожидала увидеть человека с более солидной внешностью. Постарше годами. Больше похожего на прокурора.

– Рад знакомству. – Он сделал приглашающий жест рукой, указывая ей на кресло, а сам взглянул на дверь. – Спасибо, Дженис.

Все еще слегка хмурясь, Дженис наконец оторвала взгляд от посетительницы, пятясь, перешагнула порог кабинета и закрыла за собой дверь.

Бен вернулся к своему креслу и сел.

– Мы тут обходимся без церемоний, – любезно сообщил он. – Зовите меня Беном.

Сам себе поражаясь, он отметил, что его голос все еще звучит непривычно мягко.

Она кивнула, легкая улыбка тронула ее губы.

– А вы меня – Кэсси.

Еще один быстрый взгляд из-под челки, и посетительница опустила глаза на свои руки, стиснутые на коленях. Что бы она ни собиралась сказать, решение явно давалось ей нелегко.

– Чем я могу вам помочь, Кэсси?

Она вздохнула, по-прежнему глядя, не поднимая глаз.

– Как я уже сказала вашей секретарше, в Райанз-Блафф я приехала недавно. Я прожила здесь меньше полугода, но мне и этого хватило, чтобы понять, кто пользуется уважением в городе. Кто… к кому люди прислушиваются. Даже если он скажет нечто такое, чему очень трудно поверить.

– Я польщен, – слегка поклонился Бен. Он был заинтригован, но решил ее не торопить. Пусть облегчит душу, когда сама сочтет это нужным.

– Я подготовилась к нашей встрече, – продолжала Кэсси, – и кое-что узнала о вас. Вы потомок тех Райа-нов, которые основали этот город. Вы уехали отсюда, только чтобы получить образование, а потом вернулись и открыли здесь практику. Вы стали окружным судьей и заслужили всеобщее уважение. Вы сразу же добились успеха, но, прослужив всего несколько лет, предпочли уйти в отставку, так как считали своим призванием прокурорскую работу. Вы были избраны окружным прокурором округа Сэйлем, вы занимаетесь политикой, вас можно назвать одним из «отцов города». Ваша… поддержка могла бы многое значить.

– Моя поддержка? В чем именно?

Она ответила вопросом на вопрос. Ее голос прозвучал буднично и деловито:

– Вы верите в паранормальные явления?

Этого Бен никак не ожидал и на минуту растерялся.

– Паранормальные явления? Вы имеете в виду привидения? Летающие тарелки? Появление инопланетян?

– Экстрасенсорное восприятие. Телепатию. Предвидение.

Ее голос оставался спокойным, но она сидела в слишком напряженной позе и чересчур нервно сжимала пальцы. И опять Кэсси бросила на него этот мимолетный взгляд исподлобья, такой быстрый, что он лишь мельком разглядел ее огромные светлые глаза.

Бен пожал плечами:

– Теоретически я всегда считал, что это чушь. На практике… мне никогда не приходилось сталкиваться с фактами, которые могли бы заставить меня изменить свое мнение.

А это мнение сложилось на основе жизненных наблюдений опытного юриста, сделавших его закоренелым скептиком (скорее даже циником). Но он не упомянул об этом вслух.

Его слова не удивили и не обескуражили посетительницу.

– Вы готовы допустить хотя бы такую возможность? Отнестись без предубеждения?

– Надеюсь, что на это я всегда способен. – Бен мог бы ей сказать, что у него самого бывают предчувствия, интуитивные догадки, которые он не мог объяснить логически, но он ничего не сказал, так как сам склонен был относиться скептически к своему дару. По жизненному опыту и естественной склонности он был человеком рациональным.

Кэсси кивнула, а затем столь же деловито и буднично сообщила:

– Скоро произойдет убийство.

Опять она его удивила, но на этот раз неприятно.

– Понятно. Вам об этом известно заранее, потому что вы экстрасенс?

Она слегка поморщилась, расслышав в его голосе недоверие и даже прокурорские обвинительные нотки.

– Да.

– Вы можете заглядывать в будущее?

– Нет. Но я… прочитала мысли одного человека, который собирается совершить убийство.

– Даже если предположить, что я в это поверю, намерения отнюдь не всегда переходят в действия.

– На этот раз перейдут. Он убьет.

Бен откинулся в кресле и озадаченно почесал в затылке, не сводя с нее глаз. Может, она чокнутая? А может, и нет.

– Ладно. Кто станет жертвой убийства?

– Этого я не знаю. Я видела ее лицо, когда он следил за ней, но не знаю, кто она такая.

– Следил за ней? – нахмурился Бен. Впервые за все время Кэсси заколебалась, ее тонкое лицо напряглось. Затем она спокойно пояснила:

– Я… соприкоснулась с ним всего на несколько секунд. Смотрела его глазами, прислушивалась к его мыслям. Он следил за ней и решил ее убить. И скоро сделает это.

– Кто он такой?

– Я не знаю.

– Минуточку. Вы утверждаете, что побывали в голове у этого парня, но вы не знаете, кто он такой?

– Нет. – В ее голосе слышалась усталая безнадежность, словно на этот вопрос ей приходилось отвечать много раз. – Самоидентификация по большей части является бессознательным процессом. Он знает, кто он такой, и ему нет необходимости об этом думать. И я не видела его самого – ни его рук, ни одежды, ни отражения в зеркале. Я не знаю, кто он такой. Не знаю, как он выглядит.

– Но вы точно знаете, что он собирается кого-то убить? Женщину?

– Да.

Бен вздохнул:

– Так почему же вы не обратились к шерифу?

– Я обратилась. Еще на прошлой неделе. Он мне не поверил.

– И поэтому вы пришли ко мне?

– Да.

Бен повертел в руках карандаш.

– И что же, по-вашему, я должен сделать?

– Поверить мне, – простодушно ответила Кэсси.

3
{"b":"12260","o":1}