ЛитМир - Электронная Библиотека

Кэсси оторвалась от работы, чтобы погладить его по голове и сказать несколько ело ему в утешение. Она уже пыталась растолковать Максу, что не бросит его, как прежние хозяева, и вообще никуда не собирается уезжать, а просто перебирает вещи, оставшиеся после тетушки, сортирует и раскладывает по коробкам то, что нужно выбросить, отдать или сохранить, но обнаружила, что к собачьим мозгам подключиться невозможно (во всяком случае, ей это не удалось), а объяснений на словах собаки не понимают.

Интересно, как продвигаются дела у Эбби с ее породистым ирландским сеттером, в которого она влюбилась с первого взгляда?

– Ладно, на сегодня хватит, – решила Кэсси. – Внизу стоят коробки с документами; пожалуй, я их разберу сегодня вечером. Надеюсь, они не заставят тебя так сильно нервничать. А пока как насчет прогулки?

Волшебное слово заставило Макса радостно вскинуть голову. Он первым кинулся, опередив Кэсси, вон из гостевой спальни и кубарем скатился вниз по лестнице. Она не взяла поводка, так как уже успела заметить, что пес хорошо выдрессирован да к тому же и сам склонен держаться к ней поближе во время прогулок.

Она сняла стеганую куртку с вешалки и надела ее на ходу. Было всего три часа пополудни, но прогноз обещал снегопад, а ледяное дуновение в воздухе и тяжелые облака, низко обложившие небо, свидетельствовали о том, что по крайней мере на этот раз бюро погоды не ошиблось.

Кэсси нравилась такая погода. Она сунула руки в карманы куртки и зашагала по полям в сторону от дома. Прогулка проходила в неторопливом темпе: Макс с живым любопытством обнюхивал каждый камень и каждую ямку в земле, а его хозяйка любовалась суровой красотой открывающегося перед ней зимнего пейзажа.

Так легко было забыть… обо всем остальном.

В последние дни убийца не давал о себе знать. Насколько им было известно, он больше никого не убил, и Кэсси не удалось расслышать ни единого отклика его мыслей.

Такое молчание могло только порадовать ее.

О каких-либо успехах или даже деталях следствия ей не сообщали. Шериф ни разу с ней не связался. Бен позвонил накануне днем, чтобы узнать, все ли у нее в порядке, и очень обрадовался, услыхав, что она завела собаку. Он тоже не смог сообщить ей ничего нового об убийствах: сложное дело задержало его в суде дольше, чем он рассчитывал, и у него не было возможности поговорить с Мэттом. Голос у него был усталый и несколько встревоженный.

В газете тоже ничего нового не сообщалось, только уже известные факты. Бекки Смит похоронили, но похороны двух других жертв были отложены на неопределенный срок, пока продолжались поиски улик.

Возможно, это был неглупый шаг со стороны шерифа, но отказ в погребении никак не улучшил настроение горожан. Два тела, оставленные в морозильнике местного похоронного бюро, как и усиленные полицейские патрули, курсирующие по всему округу, служили постоянным напоминанием о существующей угрозе. Комендантский час так и не был введен, но в газете отмечалось, что с наступлением темноты улицы пустеют, а женщины никуда не ходят в одиночку: только парами, группами или в сопровождении мужчин.

Если бы Кэсси была оптимисткой, она могла бы попытаться убедить себя, что убийца покинул город в поисках новых охотничьих угодий. Но она не была оптимисткой. К тому же она была почти уверена, что шериф прав: убийца – местный житель, родившийся и выросший в этом городе. И он все еще был здесь.

Где-то здесь.

Хватит об этом, мысленно приказала себе Кэсси и решительно выбросила мысли об убийце из головы.

– Довольно, – сказала она вслух.

Макс принес ей где-то подобранную палку, и следующие четверть часа она провела, бросая для него эту поноску. Игра надоела ей раньше, чем ему: он все еще держал палку в зубах, когда она повернула к дому.

Пес бросил палку, как только увидел оставленный на подъездной аллее джип, и его звонкий лай, удивительно гулкий в неподвижном холодном воздухе, разнесся по всей округе. Кэсси увидела, как Бен спускается по ступеням крыльца, и подхватила Макса за ошейник, чтобы удержать его рядом.

– Макс, к ноге, – строго скомандовала она. Пес перестал лаять, но, когда они оказались в нескольких шагах от гостя, Макс грозно зарычал.

– Привет, – поздоровалась она с Беном.

– Привет. – Он внимательно смотрел на собаку. – Что ж, хороший пес. А он кусается?

– Этого я еще не знаю, но в питомнике меня заверили, что он был кроток, как ягненок, все то время, что они держали его у себя. – Кэсси посмотрела вниз, на все еще рычащего пса. – Его бросили хозяева. Похоже, они решили не брать его с собой вместе с мебелью во время переезда.

– К сожалению, такое случается. Хорошо еще, что в нашем питомнике их не усыпляют.

– Да, мне это уже говорили. – Когда Кэсси брала собаку, ей сообщили еще один любопытный факт: именно прокурор Райан в значительной степени способствовал тому, чтобы в местном питомнике не умерщвляли здоровых животных. – Вы уже знаете, что Эбби тоже взяла себе собаку?

– Мэтт упомянул об этом, – улыбнулся Бен. – Большой ирландский сеттер, обожающий спать вместе с Эбби. Мэтту эта его привычка как-то сразу не понравилась.

– Не сомневаюсь. – Кэсси хотелось знать, рассказала ли Эбби шерифу о предсказании Алекс, но она решила не вмешивать в это Бена.

Рычание Макса становилось все громче.

– Пожалуй, пора нас познакомить, – заметил Бен.

У Кэсси почти не было опыта общения с собаками, но она интуитивно догадалась, как следует поступить. Она велела Максу сесть и, продолжая удерживать пса одной рукой, другой сделала знак Бену подойти поближе. Когда он подошел, она после секундного замешательства взяла его за руку. Даже в этот холодный зимний день его рука оказалась очень теплой.

– Макс, это Бен, – твердо сказала Кэсси. – Он друг.

Пес обнюхал незнакомца, тот, видимо, понравился ему, потому что Макс перестал рычать и приветливо застучал хвостом по мерзлой земле. Бен погладил пса и ласково заговорил с ним.

– Для первого раза неплохо, – заметила Кэсси. Она отпустила ошейник, и Макс ринулся исследовать шины джипа. Они проводили его взглядом.

– Посмотрим, как он встретит меня в следующий раз. – Бен помолчал. – Он спит вместе с вами?

Кэсси не могла понять, чем вызван этот вопрос.

– У него есть своя постель рядом с моей. До сих пор он довольствовался ею.

Бен одобрительно кивнул:

– Я рад, что вы его взяли.

– Я сама этому рада.

Это было правдой. Кэсси с изумлением открыла для себя, как приятно иметь рядом внимательного, преданного и ничего не требующего взамен товарища, готового слушать все, что она скажет. И ее поражало, как много она, оказывается, может рассказать собаке.

– Извините, что нагрянул к вам без звонка. – В голосе Бена слышалась та же тревога, что и по телефону, когда он звонил ей накануне. – Но я все равно ехал в эту сторону и…

Кэсси не дала ему закончить:

– Здесь холодно. Почему бы нам не зайти в дом? Пять минут, и кофе будет готов.

– Звучит заманчиво. Спасибо. Закончив инспекцию джипа, Макс присоединился к ним и, обогнав Кэсси, первым ворвался в кухню.

– Он от вас не отходит, – заметил Бен, стоя в дверях.

– Пока – да, – согласилась Кэсси. Она взглянула на Бена. В его позе по-прежнему ощущалась напряженность.

– Я собиралась затопить камин в гостиной, – сказала Кэсси. – Вы умеете их разжигать?

– Я в этом деле ас, – усмехнулся он.

– Тогда считайте, что у вас есть работа. А то у меня уходит целая куча растопки и старых газет.

– Посмотрим, как получится у меня.

К тому времени, как Кэсси вошла в гостиную с подносом, огонь в камине уже весело потрескивал. Бен сбросил пиджак и закатал рукава рубашки, а когда она появилась, как раз распускал узел галстука. Кэсси поставила поднос на кофейный столик, а сама опустилась на диван.

– Мне кажется, для разжигания каминов нужен особый талант, – заметила она, разливая кофе. – Я его начисто лишена, а вот вы им точно обладаете. Спасибо.

30
{"b":"12260","o":1}