ЛитМир - Электронная Библиотека

Не меньше десятка раз до него донеслись слова «серийный убийца». Он также слышал, как несколько мужчин утверждали, что вооружены и готовы ко всему, если ублюдок попытается напасть на их женщин. Судя по всему, это обещание не слишком воодушевило их женщин, по крайней мере тех из них, в присутствии которых оно было сделано.

В конце концов Бишоп попал в аптеку, где словоохотливый молодой человек за прилавком предложил ему кофе и свою версию трех недавних убийств, изложенную с нездоровым увлечением. Не поощряя и не прерывая его, Бишоп просто слушал. Он только выразил удивление, что в таком славном маленьком городке могут происходить столь страшные вещи.

Очевидно, молодой продавец по имени Майк воспринял это невинное замечание как критику. Он торопливо добавил, что в «славном маленьком городке» имеется не только свой убийца-маньяк, но и своя ведьма.

Бишоп отхлебнул кофе.

– В самом деле?

– Ага. Все о ней говорят. – Майк принялся усердно протирать прилавок перед посетителем на случай, если начальство обратит на него внимание. – Кое-кто говорит, что это все из-за нее началось… ну, все эти убийства. Но я слыхал от одного из помощников шерифа, что она не замешана. Ну, в том смысле, что сама она не убивала своими руками. Уж больно она хлипкая. И потом, у нее вроде бы есть алиби на время убийства мисс Керквуд.

– Раз так, тогда почему же ее подозревают? – осведомился Бишоп.

– Как это – почему? Да потому, что она ведьма! – Майк понизил голос: – Как мне говорили, она заранее знала об убийстве и предупредила шерифа. И прокурора тоже.

– Тогда почему же они не предотвратили убийство?

– Не поверили ей, вот в чем вся штука. Кто ж такому поверит? Вот вы бы поверили? Но потом Бекки убили, так что, надо думать, она в точку попала хотя бы в тот раз. Только вот хотел бы я знать, как она это делает?

– Вы хотите знать, как действует экстрасенсорное восприятие? – спросил Бишоп.

Майк нетерпеливо мотнул головой.

– Чего? Да нет, я просто хочу сказать, ну… ну вот как она это делает? Может, у нее есть хрустальный шар или эти, как их… карты Таро? А может, ей нужна кровь петуха или еще что-то в этом роде? Вот, к примеру, Кейт Холлифилд, он живет недалеко от фабрики, так вот, у него на прошлой неделе несколько цыплят пропало, и он говорит, что, дескать, мало ли что, может, ведьме они нужны, чтобы предсказывать будущее.

– А у нее кто-нибудь спрашивал про цыплят? – поинтересовался Бишоп с легкой иронией, явно не дошедшей до молодого бармена.

– Понятия не имею, – честно признался Майк, – но мне кажется, это долг шерифа, разве нет?

– Безусловно.

Бишоп уплатил за кофе и оставил Майку щедрые чаевые, после чего вышел из аптеки. Помощник шерифа, стоявший прислонившись к фонарному столбу, распрямился, задумчиво оглядел его и вежливо спросил, давно ли он в городе.

Чертовски не вовремя.

Скрывая раздражение, Бишоп предъявил документы.

Глаза стража закона округлились:

– Гм… полагаю, вы захотите поговорить с шерифом?

– В свое время, – ответил Бишоп. – Не сейчас.

* * *

Хотя температура поднялась немного выше нуля и снег в городе начал таять, картина за кухонным окном в доме Кэсси, когда она наконец собралась позавтракать, по-прежнему напоминала зимнюю сказку. Бен и шериф уехали уже два часа назад, но ей потребовалось время, чтобы заставить себя встать с дивана, где они ее оставили. Поднявшись наконец, она обнаружила, что чувствует себя куда более усталой, чем ей раньше казалось, и все еще немного озябшей.

Горячая ванна помогла ей согреться, а к тому времени, как она, чувствуя себя виноватой, покормила проголодавшегося Макса и приготовила завтрак для себя, ей уже стало значительно лучше. Физически.

Насчет своего эмоционального состояния она была не так твердо уверена.

Многолетний опыт научил ее не размышлять подолгу об ужасающих образах и гнусных замыслах, которые ей удавалось подслушать телепатически, и ей нетрудно было думать об убийце более или менее отвлеченно, но она не могла с легкостью выбросить из головы мысль о том, что он уже наметил свою следующую жертву и готовил ей страшные муки.

Да, это было нелегко, но совершенно необходимо для обретения душевного покоя, который был ей так нужен. Только на этот раз ей потребовалось приложить больше усилий, а чтобы отвлечься, Кэсси углубилась в мысли, оказавшиеся сами по себе не менее тревожными. В мысли о Бене и о том, что с каждой минутой все крепче их связывало.

Кэсси все еще с немалым изумлением вспоминала, как пылко ее тело откликнулось на его призыв, но еще больше ее поражало, что он испытывает к ней желание. Она не знала, как это объяснить… как объяснить все, что произошло. Ей столько было известно о мужчинах, о том, на что многие из них способны… она просто не представляла себе, как это можно – думать об одном из них с этим нелепым… тоскливым вожделением. Предвкушать любовную связь с жадным и радостным любопытством.

Поправка: сексуальную связь. Бен ясно дал понять, что хочет ее, он так прямо и сказал, но ей казалось удивительным, как он может испытывать к ней влечение. Кэсси была не глупа, она слишком часто читала мужские мысли и не могла не знать, что, глядя на нее, они не испытывают волнения. Слишком худая, совсем не привлекательная, отягощенная кошмарной способностью проникать в чужие умы и совершенно не сексапильная.

Выражаясь современным языком, «не вариант».

А Бен… Без сомнения, он мог добиться расположения любой женщины по своему желанию, этому не мешала даже его эмоциональная замкнутость. Он был хорош собой, умен, привлекателен, чуток и добр. Он считался одним из «отцов города» и пользовался огромным авторитетом. Кроме того, он занимал выборный пост, а это означало, что его частная жизнь находится под пристальным наблюдением.

Кэсси почему-то казалось, что об этом он не подумал.

Нет, все это не имело смысла. Не было ничего удивительного в том, что она почувствовала влечение к нему, на то существовала тысяча причин, но Кэсси не могла придумать ни одной, чтобы объяснить его интерес к себе.

Может быть, его привлекла новизна?

Нечто совершенно отличное от того, к чему он привык, а следовательно, вызывающее любопытство? Единственная женщина, находящая привлекательными его внутренние стены, которые служили препятствием в отношениях со всеми остальными… Что ж, она полагала, что такое возможно, но если все дело только в этом, если весь его интерес вызван столь незначительным обстоятельством, тогда он, конечно, захочет подождать, пока не минует угроза для его родного города.

Тем более что ему точно известно: она никуда за это время от него не денется. Из города с другим не сбежит. Прихватив кофейную чашку, Кэсси подошла к окну, чтобы полюбоваться красивым и мирным зимним видом. Ощущение радостного предвкушения, владевшее ею совсем недавно, испарилось без следа.

Максу, преданно следовавшему за ней по пятам, она сказала:

– Я умею испортить себе настроение, как никто другой на белом свете.

Макс завилял хвостом, глядя на нее с обожанием.

– Он просто жалеет меня, вот в чем все дело. А может, он один из тех мужчин, которых возбуждают тощие и бледные женщины, падающие в обморок на руках у своих избранников? От этого мужчины вроде бы вырастают в собственных глазах. Хотя я бы сказала, что Бен в этом не нуждается.

Макс тихонько заскулил, и Кэсси наклонилась, чтобы почесать его между ушей.

– Вот что я тебе скажу: хватит мне падать в обморок, когда он поблизости. Уже второй раз он нес меня на руках, а я самое интересное пропустила. Всю жизнь женщина мечтает, чтобы мужчина носил ее на руках, а когда это наконец случается – уже дважды, заметь! – она хлоп в обморок.

Макс лизнул ее руку.

– Спасибо, – усмехнулась Кэсси, – ценю твое сочувствие. Но, по правде говоря, я… нет, я не знаю, что сказать по правде. Знаю только, что я вот-вот выставлю себя перед ним полнейшей дурой. И от этого мне становится страшно.

41
{"b":"12260","o":1}