ЛитМир - Электронная Библиотека

Черт знает что: у человека, обладающего защитными барьерами такой толщины, что даже экстрасенс не мог через них пробиться, тем не менее все его надежды на лбу написаны!

Он и сам не хотел зацикливаться на этом. Ему казалось, что Кэсси стала для него навязчивой идеей, и это очень не нравилось Бену. Раньше ему всегда удавалось не принимать отношения с женщинами близко к сердцу; физические потребности никогда не затрагивали его чувств, но с Кэсси все было по-другому. Конечно, его влекло к ней, но телесная страсть меркла перед бурей чувств, и он не знал, как с ними справиться.

Легче всего было просто попытаться не обращать на них внимания. Во всяком случае, пока.

Кэсси встретила их у входных дверей, бдительный пес, как всегда, был рядом с ней. Она слегка улыбалась, ее голос был спокоен, но Бен сразу почувствовал, что она отдалилась от него даже больше, чем до разговора этим утром. Она казалась замкнутой, непроницаемой, а когда ее взгляд на краткий миг встречался с его взглядом, он не ощущал теплого прикосновения. И даже прохладного не ощущал.

Может, передумала? Или тут есть что-то еще?

Так как Мэтт шел за ним по пятам, пока она вела их в гостиную, задать прямой вопрос Бен не мог. Вместо этого, глядя на аккуратные стопки документов, разложенные на кофейном столике, и вспомнив, как она говорила о своих планах разобрать бумаги тетушки, он заметил:

– Ты даром времени не теряла.

Кэсси негромко приказала псу лечь, и он растянулся на своем коврике у камина. Если она и заметила напряженность в голосе Бена, то виду не подала и ответила безмятежно:

– Я решила, что пора этим заняться. Даже начала читать дневники тети Алекс.

– А там говорится, какого черта ей понадобилось пугать Эбби до полусмерти? – возмущенно спросил Мэтт.

Кэсси взглянула на него.

– Значит, она все-таки рассказала?

– Да, она рассказала.

– И что же?

– Хотите знать, верю ли я, что ваша тетя предвидела будущее? Нет, не верю. Верю ли я, что Эбби в опасности? Да, верю. Мало нам того, что где-то вокруг бродит неопознанный маньяк, так у нас есть еще и Гэри Монтгомери – подонок и садист, убежденный, что Эбби навек принадлежит ему душой и телом. Дайте ему хоть полшанса, и он готов наброситься на нее с кулаками или еще что похуже.

Бен бросил на него взгляд, но ничего не сказал. Заговорила Кэсси:

– Я рада, что она все рассказала, Мэтт. А что касается дневников тети Алекс… я еще даже не дошла до ее переезда сюда. Первый дневник начинается больше тридцати лет назад.

– Так загляните в конец.

Это предложение заставило Кэсси улыбнуться.

– Извините, шериф, но я принадлежу к тем людям, которые органически не способны заглядывать в конец истории. Я все должна прочитывать по порядку. И поверьте, это захватывающая история. – Она покачала головой. – Как бы то ни было, я сомневаюсь, что она объяснит в своем дневнике, зачем рассказала Эбби о ее судьбе. Тетя просто пыталась ее предостеречь, Мэтт.

Потому что считала, что Эбби сможет что-то изменить в своей судьбе, если будет знать, чего ей ждать. Подбородок шерифа окаменел.

– Ну допустим.

Кэсси взглянула на него и сменила тему:

– Кофе горячий. Может быть, кто-то из вас?..

Мэтт отрицательно мотнул головой, Бен тоже отказался.

– Ну хорошо. Тогда почему бы мне не заняться делом? Попробую опять подключиться к убийце.

Они за этим и приехали, но у Бена возникло острейшее желание все отменить. Ему не понравилась отчужденность Кэсси, как раньше не понравилось и то, что слишком многие в городе уже прослышали об участии племянницы Александры Мелтон в полицейском расследовании.

– По-моему, это неудачная мысль, – сказал он. Кэсси жестом пригласила их сесть, а для себя выбрала кресло, стоявшее под прямым углом к дивану.

– А в чем дело? – спросила она мягко. Бен бросил взгляд на Мэтта и сел на край дивана поближе к Кэсси. Шериф занял второе кресло.

– Дело в том, что… в городе уже пошли разговоры, Кэсси. Упоминается твое имя.

Она совсем не удивилась.

– Ну что ж, рано или поздно это должно было случиться. Тем больше у меня причин попытаться еще раз. Если он еще не знает обо мне, значит, скоро узнает.

На этот раз заговорил Мэтт:

– А когда он узнает, что тогда? Может, он сумеет… ну… блокировать вас, когда вы попытаетесь к нему подключиться?

– Не знаю, – пожав плечами, ответила Кэсси. – В прошлом у меня было несколько случаев, когда они чувствовали попытку контакта, один или два пытались даже блокировать меня, но преуспели только частично. Если он узнает обо мне, он может попробовать, хотя держать такую блокаду круглосуточно практически невозможно. Раньше или позже, я сумею проникнуть внутрь.

– А что потом? – Бен не сводил с нее глаз. – Он ведь сможет пройти по следу, ведущему к тебе, так? Он сможет забраться в твой мозг.

Она осталась невозмутимой.

– Может быть. Но даже если ему это удастся, он не сможет убить меня мысленно.

– Ты твердо в этом уверена? – продолжал Бен. Кэсси быстро ответила на его взгляд, потом посмотрела на Мэтта.

– Поправьте меня, если я ошибаюсь, господа, но до сих пор у вас нет улик, указывающих на личность убийцы.

– Вы правы, – со вздохом признал Мэтт.

– И, я полагаю, вы не захотите рисковать жизнями сограждан в надежде, что убийца решил покинуть город или расстаться со своей вредной привычкой?

– Может, моя мама и родила упрямца, но дураков она не рожала.

Кэсси не позволила себе улыбнуться.

– В таком случае я считаю, что риск оправдан.

– Кэсси…

– Это мое дело, мне и решать. – Она пристально посмотрела на Бена. – За десять лет работы с полицией единственным убийцей, сумевшим пройти по моим следам телепатически, стал тот, кто убил мою мать. Он мертв.

– Но он все-таки пришел за тобой.

– Физически. И этот сможет сделать то же самое, когда узнает, кто я такая. Что бы я ни делала, угроза существует, тем более что люди в городе уже начали говорить обо мне. Так что лучше мне постараться поскорее выяснить, кто он такой, пока он не выяснил, кто я такая, и не пришел за мной.

Бен не нашел что возразить, хотя на душе у него с каждой минутой становилось все тяжелее.

Приняв его молчание за знак согласия, Кэсси кивнула и поудобнее откинулась на спинку кресла. Закрыв глаза, она проговорила:

– На этот раз мне много времени не понадобится, чтобы добраться до него. Теперь я знаю дорогу… – На последних словах ее голос замер.

Бен выждал несколько секунд в молчании, не сводя глаз с ее неподвижного бледного лица. Вот ее веки слабо дрогнули, и он тотчас же насторожился.

– Кэсси? Скажи мне, что ты видишь.

Ее брови озадаченно сошлись на переносье, а губы раскрылись, послышался резкий вздох.

– Он… куда-то идет. Вокруг него люди. Много людей.

– Где он, Кэсси?

– Магазины. Фонтан.

– О, дьявол! – громко простонал Мэтт. – Торговый центр!

– Кэсси? Что он делает? Он делает покупки, он за этим пришел? Или…

– Он держит руку в кармане. Он… ощупывает гарроту. Он ищет ее…

Мэтт уже потянулся за переносной рацией, но вдруг замер. Его взгляд был прикован к лицу Кэсси.

– Дьявол, – повторил он, на этот раз шепотом.

Глаза Кэсси были открыты. Она смотрела прямо перед собой, не мигая, не видя ничего, кроме того, что открывалось ей телепатически через взгляд убийцы. Зрачки ее глаз были расширены настолько, что от радужки остался лишь узенький серый ободок, словно кромка льда, обрамляющая две бездонные черные полыньи.

Страх пронзил Бена подобно разряду электрического тока. В этот момент он не просто поверил, он всей кожей ощутил, что Кэсси больше нет в комнате. Она находилась в другом месте, и там, где она очутилась, было темно, холодно и страшно до безумия.

И лишь тончайшая хрупкая нить связывала ее с телом, съежившимся в глубоком кресле.

* * *

Эбби взглянула на часы и, увидев, что уже почти четыре, ускорила шаг. Она и так уже задержалась дольше, чем предполагала. Бедный Брайс заждался ее в машине и уже, наверное, проявляет нетерпение. И хотя игрушки из сыромятной кожи немного скрасили ему ожидание, ей не хотелось больше задерживаться ни на минуту.

46
{"b":"12260","o":1}