ЛитМир - Электронная Библиотека

Кэсси бросила на него измученный взгляд и тихо покачала головой:

– Я думаю, они уже опоздали.

* * *

Диана Рэмзи повернулась с приветливой улыбкой, которая тотчас же замерла у нее на губах.

– А, – сказала она, – это ты. Тебе что-то нужно?

– Странно, что ты об этом спрашиваешь, – усмехнулся он.

* * *

– Тебе вовсе необязательно было оставаться, – сказала Кэсси, маленькими глотками отхлебывая кофе, который Бен подал ей несколько минут назад, глядя на него поверх ободка чашки. – Со мной все будет в порядке.

– Ты очень любезна, – ответил он.

Она не улыбнулась. Укрытая теплым вязаным пледом, согретая горячим кофе, Кэсси чувствовала себя, безусловно, лучше, чем раньше, но была так измучена, что мечтала лишь об одном: свернуться клубочком и уснуть.

И – упаси боже! – не видеть снов.

– Мэтту может понадобиться твоя помощь, – сказала она Бену.

– У Мэтта там две дюжины полицейских, и вся охрана торгового центра ему помогает. Я бы только путался у них под ногами. – Он помолчал. – Я никуда не уйду, Кэсси.

Кэсси тяжело вздохнула. Слова давались ей с трудом, но она все-таки выговорила:

– Я должна проспать не меньше двенадцати часов.

– Ясно.

Он вынул чашку у нее из пальцев и поставил ее вместе со своей на столик, потом обогнул столик и, подойдя к креслу, в котором сидела Кэсси, подхватил ее на руки, как пушинку, прямо вместе с пледом.

– Что ты…

– Только не надо меня уверять, что ты сумеешь самостоятельно одолеть лестницу, – перебил ее Бен.

Мысли у Кэсси путались, но, даже пребывая в тумане, она тем не менее решила, что все складывается чертовски обидно: мужчина несет ее на руках, а она чувствует себя совершенно разбитой и даже не может как следует насладиться процессом. Но вслух она сказала только одно:

– Почему ты не можешь просто оставить меня в покое?

– Которая спальня? – спросил он, очевидно, решив не обращать внимания на ее слова.

С усталым вздохом Кэсси опустила голову ему на плечо.

– Первая спальня справа по коридору. Мне надо будет вывести Макса погулять.

– Я его выведу. Не беспокойся.

– Его надо покормить.

– Я же сказал, Кэсси, успокойся. Ни о чем не думай. Спи.

Уже засыпая, она прошептала:

– Да, но ты же не можешь провести здесь всю ночь. Что люди скажут?

– Засыпай, любовь моя.

Она попыталась сказать, что он не должен называть ее «своей любовью» и, безусловно, не должен оставаться на ночь в ее доме, но сумела издать только нечто бессвязное. Глаза у нее закрылись сами собой еще где-то по дороге в спальню, а ощутив под собой упругую мягкость кровати, Кэсси вздохнула и перестала сопротивляться. Сон поглотил ее, словно она погрузилась в глубокий колодец.

Бен снял с нее туфли и укрыл пледом, но раздевать ее не стал, чтобы не беспокоить. Он включил настольную лампу на тумбочке у кровати, так как за окном уже темнело, но низко опустил абажур, чтобы свет не падал на лицо Кэсси. Она уже крепко спала, ее хрупкое тело совершенно расслабилось. Несколько минут он молча простоял возле кровати.

Сколько еще кошмарных телепатических путешествий она сможет совершить прежде, чем они уничтожат ее окончательно? Не так уж много. Он знал, с самого начала знал, что эти попытки лишают ее энергии и сил, но до сегодняшнего дня не осознавал, что они высасывают из нее саму жизнь.

И он уж точно не подозревал, что возможность потерять ее станет для него равносильной удару ножом в сердце.

Услыхав какой-то тихий звук, Бен обернулся и увидел Макса. Пес стоял в дверях и смотрел на него встревоженными глазами. Бросив последний взгляд на Кэсси, Бен тихонько вывел собаку из спальни и прикрыл за собой дверь.

– Пошли, малыш, – сказал он приглушенным голосом. – Давай спустимся вниз и дадим ей отдохнуть.

* * *

– Новости есть? – спросил Бен у шерифа, когда Мэтта подозвали к телефону в патрульной машине.

– Да, и все плохие. Пропала девушка, Бен.

– Кто именно?

– Несовершеннолетняя по имени Диана Рэмзи. Она пришла в торговый центр с подружкой, их сопровождал ее старший брат. Подружка в истерике, но я сумел от нее добиться, что Диана вроде бы уговорила ее отвлечь брата, чтобы она могла ненадолго ускользнуть. Брат клянется, что она ускользнула минут за десять до нашего появления. Мы обыскали все вокруг, проверили всех мужчин подходящего возраста – в синей куртке или без, нам было уже все равно. – Мэтт сделал паузу и добавил: – Ничего.

Сидя на диване в гостиной Кэсси и поглаживая голову пса, лежащую у него на коленях, Бен уставился на пляшущие язычки пламени в камине и попытался придумать что-нибудь конструктивное, чтобы приободрить друга. Ему ничего не приходило в голову.

– Дерьмо! – проговорил он наконец.

– Ты в точности выразил мои чувства, – вздохнул Мэтт. – Мои люди продолжают обыскивать территорию, а вокруг меня растет как на дрожжах толпа добровольцев, готовых прочесывать всю округу. Я позвонил Джону Логану, он уже едет сюда со своими собаками; девушка оставила пару перчаток в машине брата, так что собаку можно пустить по следу. Но я бьюсь об заклад, что этот подонок затащил ее в какую-нибудь машину, то есть след оборвется в нескольких ярдах от одного из выходов. – Он помолчал. – Никто ничего необычного не видел и не слышал. Я собираюсь в дом Рэмзи вместе с Ларри: надо сообщить печальные новости ее родителям. Как там Кэсси?

– Спит. Вернее, следовало бы сказать, что она без сознания. Ей нужно проспать часов двенадцать и хоть немного восстановить силы.

– Ты останешься там на ночь? – поинтересовался Мэтт.

– Да.

Мэтт никак не отреагировал, только добавил:

– Ладно, я позвоню тебе туда сегодня вечером или завтра утром, если будут новости.

– Если тебе нужна моя помощь…

– Да нет, у нас тут помощников хватает. Ты здесь ничем помочь не сможешь. – Он мрачно добавил: – До сих пор подонок оставлял их в таких местах, где мы их с легкостью находили, но если Кэсси права и насчет этой у него были особые планы…

– Возможно, нам уготовано долгое ожидание, – закончил за него Бен.

– Именно. Строго между нами, мне не нравится настрой наших добровольцев, Бен. Чуть ли не половину из них нам уже пришлось разоружить, хотя операция еще и не начиналась. Если нам придется использовать их в поиске и они найдут тело, у меня на руках будет толпа разъяренных линчевателей.

– Знаю.

– А теперь еще Эрик грозится к завтрашнему дню состряпать специальный выпуск газеты, и я никак не могу ему втолковать, что это только подольет масла в огонь.

– Я ему позвоню, попытаюсь охладить его пыл, – пообещал Бен.

– Спасибо, дружище. – В голосе Мэтта слышалась усталость. – А я позвоню тебе, если будут новости.

– Будь осторожен, Мэтт.

– Буду.

Мэтт повесил трубку и закрыл дверцу патрульной машины, а потом перевел взгляд на Эбби. Она стояла, прислонившись к багажнику, ее пес нес вахту рядом с ней. Не успел Мэтт открыть рот, как она сама заговорила.

– Мне лучше уйти домой. – Эбби обвела беспокойным взглядом мельтешащую вокруг толпу. В наступающей темноте на автомобильной стоянке один за другим загорались фонари. Помощники шерифа в форме входили и выходили из торгового центра, опрашивали людей на стоянке, куда подходили все новые и новые зеваки. – У тебя полно работы, а я только мешаю.

Мэтт подошел поближе, не прикасаясь к ней, хотя ему очень этого хотелось. Страх пробрал его до костей, когда он увидел Эбби среди посетителей торгового центра и понял, как близко к ней подобрался безумный убийца.

– Ты никогда мне не мешаешь. Он, разумеется, знал, что ее тревожит, и следующие слова Эбби подтвердили его догадку.

– Мэтт, если кто-нибудь… увидит нас вместе и начнет задавать вопросы…

Он бесцеремонно прервал ее:

– Я хочу, чтобы ты всегда была у меня на виду.

Ее лицо смягчилось.

– Ничего со мной не случится. Я отвезу Брайса домой, и мы запремся на все замки. И будем ждать тебя.

48
{"b":"12260","o":1}