ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мне звонили по телефону. Просто какой-то чокнутый сопел в трубку, вот и все. – И прошептал ее имя, но об этом Эбби не упомянула. – Наверное, это Гэри шутки со мной шутит. Слушай, я не хочу расстраивать Мэтта. Я просто… хотела его повидать.

– Я расскажу ему об этом звонке, – сказала Кэсси. – Эбби, сейчас не время что-то скрывать, особенно когда происходит что-то странное. Даже если это в самом деле всего лишь твой бывший решил поиграть у тебя на нервах, Мэтт должен знать. А ты тем временем не отпускай от себя Брайса.

Это был дельный совет, и Эбби решила ему последовать.

Она вернулась домой не такая встревоженная и издерганная, как раньше, но и не вполне успокоенная. Ей хотелось повидаться с Мэттом. Эбби почти не сомневалась, что увидит его в этот вечер; она хорошо знала Мэтта, была уверена, что он придет, как только сможет, особенно после того, как Кэсси ему расскажет о странном телефонном звонке.

К тому же они не виделись со вчерашнего дня, когда второпях переговорили возле торгового центра, и она успела соскучиться по нему.

Он, конечно, будет усталым и расстроенным после такого тяжелого дня. И голодным – Эбби хорошо его изучила. Она изрядно повозилась на кухне, чтобы приготовить тушеное мясо с овощами, и вскоре оно аппетитно булькало на плите.

Когда зазвонил телефон, Эбби, не колеблясь, сняла трубку.

И не успела даже сказать «Алло».

– Ах ты сука! – заорал Гэри. – Думала, я не узнаю, что ты с ним спуталась?

Глава 17

Кэсси спустилась вниз по лестнице и объявила, входя в гостиную:

– Я постелила тебе в спальне для гостей.

Бен, стоявший у камина, обернулся и поморщился.

– Напрасно беспокоилась. Я же говорил, этот диван меня вполне устраивает.

– Слушай, если уж ты настаиваешь, что тебе надо ночевать здесь, в доме есть прекрасная спальня для гостей, и ты ею воспользуешься. Вчера ты наверняка не выспался на этом дурацком диване. Он тебе слишком короток.

Бен хотел сказать ей, что, поскольку он все равно не мог заснуть и на протяжении ночи периодически заглядывал к ней в спальню, чтобы убедиться, что с ней все в порядке, вопрос об удобстве дивана его вообще не волновал, но по возвращении домой она держалась отчужденно и выглядела рассеянной, поэтому он решил поостеречься, боясь сболтнуть лишнее.

Он не стал возражать и только поблагодарил:

– Спасибо.

Они захватили с собой расфасованный обед из китайского ресторана, когда после возвращения Мэтта около шести вечера Бен получил возможность уехать. Он все еще не переставал удивляться тому, что Кэсси не стала спорить, когда он заявил о своем желании снова остаться у нее на ночь. Сам-то он готовился выдержать бой, но боя не последовало. Кэсси всего лишь кивнула головой в знак согласия. Она даже согласилась зайти к нему в квартиру и с любопытством оглядела обстановку, пока он заново упаковывал свой саквояж.

Бен понятия не имел, какое впечатление произвела на нее его квартира: она ничего не сказала.

И вот теперь, когда остатки обеда были убраны со стола, мокрый снег стучал в темные окна, а впереди у них был бесконечно долгий вечер, Бен по-прежнему не понимал, какое у нее настроение. Единственное, в чем он был уверен, так это в том, что она пребывает где-то за тысячу миль от него.

Она свернулась клубочком в своем любимом кресле, бросила взгляд на Макса, который растянулся на своем любимом коврике у камина, поглощенный полагающейся ему на вечер костью, и рассеянно обратилась к Бену:

– Не знаю, как ты обычно проводишь свои субботние вечера, но здесь много книг и фильмов на видео.

И целый запас головоломок в стенном шкафу. Конечно, я понимаю, что все это звучит довольно пресно.

Бен подбросил в камин еще одно полено и сел на диване рядом с ней.

– Я предпочел бы поговорить. Если ты не слишком устала.

– Поговорить о чем?

– О тебе.

Кэсси криво усмехнулась:

– Ты все обо мне знаешь. Разве ты забыл, что твоя секретарша собрала на меня целое досье?

– Расскажи мне то, о чем она не узнала, – предложил он, не желая сдаваться, хотя в ее голосе явственно слышался холодок отчуждения.

– Нечего больше рассказывать. – Кэсси отвернулась и посмотрела в камин.

Бен упорно старался поддерживать разговор на нейтральные темы.

– Я даже не знаю, чему ты училась в колледже и чем потом занималась.

– Я защитила диплом по психологии и по английской литературе. После смерти матери я получила приличный доход, я же тебе говорила. Вполне достаточно, чтобы жить. – Она говорила спокойно, почти равнодушно. – А в дополнение к этому я читала сценарии. Необременительная работа на дому, позволявшая мне избегать общения с людьми.

– Если не считать тех случаев, когда ты помогала полиции, – уточнил Бен.

– Да, если не считать этих случаев. – Кэсси слегка нахмурилась. – Я никогда не стремилась делать карьеру. Мне просто хотелось, чтобы меня оставили в покое.

– А теперь?

– А теперь у меня есть это. – Она обвела жестом комнату. – Спасибо тете Алекс. Кроме того, она оставила мне множество книг, фильмов и всевозможных инструментов, так что мне есть чем заняться. Когда э того убийцу поймают, здесь больше не будет убийств в течение долгих лет.

– И тогда ты наконец обретешь покой.

– Разве я хочу слишком многого?

– Как насчет семьи, Кэсси? Ты могла бы родить дочку и передать ей свои телепатические способности.

– Нет. Никакой семьи. Никаких дочерей. Передать свое проклятие детям? – Горькая улыбка искривила ее губы, в голосе, как показалось Бену, прозвучало сожаление, а не твердая убежденность. – Нет. Ни за что.

– А может, она не будет считать это проклятием. Кэсси пожала плечами:

– Может быть. Может быть, к тому времени, как она вырастет, мир станет иным. Может, люди перестанут испытывать стремление уничтожать друг друга. Может, изобретут лекарство от безумия, и в мире больше не останется монстров, кромсающих на части юных девушек. А может быть, солнце взойдет на западе.

– Ты же говорила, что не умеешь предсказывать будущее.

– Я и не умею.

– Как же ты можешь рассуждать о нем столь цинично?

– Извлекаю уроки из прошлого.

Бен встал и подошел к камину – якобы для того, чтобы водворить на место выпавшее из него полено. Но он так и не вернулся к дивану, остался у очага, глядя на языки пламени.

На. этот раз Кэсси не понадобились телепатические способности, чтобы прочесть его мысли.

– Знаю, – сказала она тихо, – я унылая пессимистка. Но трудно сохранять бодрость духа, когда всю жизнь имеешь дело с убийцами.

– Хочешь меня отпугнуть? – спросил Бен, не глядя на нее.

– Просто объясняю все как есть.

Кэсси откинулась на подголовник кресла, наблюдая за ним из-под полуопущенных ресниц. Она ощущала тупую боль глубоко внутри, словно ныли все кости, и, когда она смотрела на него, ей ничуть не становилось легче.

«Он тебя погубит».

Так ли это? А если и так, не все ли ей равно?

Кэсси знала, что она фаталистка. У нее были на то веские причины. За прошедшие годы все те мучительные, изматывающие часы, что она провела, проникая в жуткие замыслы извращенцев и маньяков, наблюдая их глазами за их же собственными чудовищными злодеяниями, наложили неизгладимую печать на ее душу. И с тех пор ничего не изменилось.

Зло продолжало убивать. Невинные продолжали погибать.

А она сообщала полиции, где искать трупы.

Поэтому ей ничего иного не оставалось, как верить в судьбу. Кэсси понимала, что такое судьба. Она давно убедилась, что бороться с судьбой бесполезно.

– Кэсси?

Может, у нее на лице отразились ее горькие мысли? Как бы то ни было, Бен встревожился. А она уже сама не понимала, зачем так долго сопротивлялась неизбежному.

– Просто объясняю все как есть, – медленно повторила она.

Бен подошел и присел на кофейный столик прямо напротив нее, наклонившись к ней так близко, что свободного пространства между ними почти не осталось. Да и этот последний зазор исчез, когда он положил руку ей на колено.

57
{"b":"12260","o":1}