ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кэсси, мне не нужно быть экстрасенсом, чтобы понять, что с тобой что-то происходит. В чем дело? Во мне? Это из-за меня ты страдаешь?

На один краткий миг Кэсси вспомнила другую руку, отчаянно хватающуюся за нее, но образ растаял, когда она заглянула в участливые глаза Бена и ощутила тепло его руки даже сквозь плотную ткань джинсов. Руки у него всегда были теплые.

Такие теплые…

– Конечно, из-за тебя, – прошептала она, улыбаясь.

Ее улыбка не рассеяла сомнений Бена.

– Я не хочу делать тебе больно, – сказал он.

– Тогда поцелуй меня.

Бен поднялся на ноги, схватил ее за обе руки и увлек за собой, так что ей тоже пришлось встать.

– Я не отказываюсь, – проговорил он тоном человека, желающего, чтобы его поняли правильно, – но… что произошло? Я готов был поклясться, что ты всего минуту назад считала эту идею неудачной.

– Разве женщина не имеет права передумать? В моем уставе такого правила нет, – отшутилась Кэсси.

– Вот оно что. – Руки Бена обвились вокруг нее, его губы сложились в улыбку, но глаза оставались серьезными. – Стало быть, теперь ты решила, что это удачная мысль.

Кэсси не собиралась лгать ему.

– Мне кажется… у меня с самого начала не было выбора.

Она посмотрела на свои руки, лежащие у него на груди, ощутила его тепло и силу и позволила себе прислониться к нему всем телом.

– Кэсси…

– Я тебе доверяю, – сказала она, потому что это было правдой. – И еще я… ты мне нужен.

Ей была необходима его теплота, его забота. А больше всего ей необходимо было знать, хотя бы раз в жизни, каково это – быть женщиной, желанной для мужчины. Она протянула руку и с жадным любопытством коснулась пальцами его губ, пытливо вглядываясь ему в лицо.

– Ты мне нужен, Бен.

В самом отдаленном уголке сознания у Бена возникло тягостное ощущение: он осознал, что ею движет безнадежность. Он снова видел фатализм Кэсси в действии. Она приговорила себя. Надо было отступить… Будь он сильнее, он бы так и сделал, но нет, это было выше его сил. Он мечтал о ней с того самого дня, как она впервые переступила порог его кабинета – настороженная, замкнутая, раздираемая внутренними противоречиями. Ее взгляд, взгляд загнанной лани, затронул его душу. Может, у нее и были сомнения на этот счет, но у него – никаких.

Он наклонил голову и накрыл ртом ее рот. В этом поцелуе не было нежности, лишь нетерпение страсти, но Кэсси мгновенно откликнулась, поднялась на цыпочки, чтобы крепче прижаться к нему, и доверчиво раскрыла губы. Она казалась почти бестелесной в его руках, но под этой хрупкой оболочкой скрывалась невероятная сила… и в то же время женственность. И страстность. Необычайно соблазнительное сочетание.

Бен душой и телом готов был поддаться соблазну, но все-таки нашел в себе силы спросить:

– Ты уверена?

Ее глаза потемнели, приобрели цвет предгрозового неба, и голос ее дрогнул, когда она ответила:

– За всю мою жизнь я никогда и ни в чем не была так твердо уверена.

Большего ему не требовалось. Бен поцеловал ее еще раз, подхватил на руки и понес наверх по ступеням.

* * *

– Честно говоря, я почти обрадовалась, – призналась Эбби Мэтту. Она говорила искренне, хотя в то же время ей хотелось его успокоить. – Это такое облегчение – знать, что Гэри в курсе. И кроме того, он позвонил, а ведь мог вломиться сюда. Я считаю, что это добрый знак.

– Как тебе такая чертовщина лезет в голову? – бушевал Мэтт.

Он наконец перестал метаться взад-вперед по кухне и сыпать проклятиями, но было ясно, что ему надо выпустить пар. И лучше всего отыграться на Гэри.

– Я думаю, если бы он узнал, что я встречаюсь с кем-то еще, а не с тобой, он бы заявился сюда, – объяснила Эбби. – Но тебя он побаивается. Ты сильнее его, моложе, а главное – ты носишь оружие. Думаю, он не захочет мериться с тобой силами, Мэтт.

Мэтт порывисто обнял ее и привлек к себе.

– Это не означает, что он не попытается как-то досаждать тебе, и придумает что-нибудь более гнусное, чем телефонные звонки. Черт побери, Эбби, на этот раз я не приму отказа. Или я остаюсь здесь, или ты переезжаешь ко мне.

Эбби не удержалась от смеха, хотя смех получился невеселым.

– Я согласна. Теперь, когда Гэри все знает, мне все равно, кто еще об этом услышит.

– Отлично. – Он наградил ее долгим поцелуем. Когда Эбби наконец обрела возможность говорить, она сказала:

– День был тяжелый. Ты, должно быть, устал.

– Не настолько. – Он потерся щекой о ее шею, глубоко вдыхая ее аромат, но потом нехотя отстранился. – Но я умираю с голоду. Услышал запах твоего рагу и сразу вспомнил, что ничего не ел с самого утра.

– С утра? Господи, Мэтт…

Она высвободилась из его объятий и засуетилась, накрывая стол.

Никто из них не упомянул о том, по какой причине он на целый день лишился аппетита; Эбби заговорила об этом, только когда с едой было покончено и посуда убрана со стола:

– Тебе ведь не нужно возвращаться в контору?

– Нет, мне там сегодня нечего делать, – мрачно признал Мэтт.

– Кэсси сказала, что убийца не оставляет следов, никаких улик. Она права?

– До сих пор она не ошибалась. – Мэтт пожал плечами, хмуро глядя в кофейную чашку. Несмотря на его прежние заверения, вид у него был измученный. – Будь у нас приемлемый подозреваемый, мы наскребли бы достаточно, чтобы пригвоздить его задницу к электрическому стулу. Он не воспользовался резинкой, когда насиловал Диану Рэмзи.

Эбби изо всех-сил старалась подладиться под его профессиональный тон.

– Значит, вам удалось получить… как это называется? Выделения?

– Да. Тестирование ДНК шагнуло так далеко вперед, что анализ семени даст нам практически все, кроме разве что имени и адреса. Правда, анализ ДНК не всегда производит должное впечатление на присяжных, – сухо добавил Мэтт, – но тут уж я рассчитываю на Бена. Он постарается, чтобы мерзавец не ускользнул у нас из рук, если дело дойдет до суда.

– Если?

Мэтт вздохнул, следы усталости еще глубже проступили на его лице.

– Возможно, мы его никогда не поймаем, Эбби. Я даже самому себе не хотел в этом признаваться, но правда состоит в том, что серийные убийцы попадаются, только совершив промах, поскользнувшись на банановой кожуре, так сказать. Весь ужас в том, что они редко на нее наступают.

– Но… наш городок так мал, тут все друг друга знают. Каким образом здесь может скрываться… серийный убийца?

– В том-то и дело, что этот ублюдок у всех на виду. Он занимается своим делом. – Мэтт покачал головой. – Он не о двух головах, и хвоста у него нет. Ничего такого, что могло бы навести нас на мысль, что перед нами монстр.

Помолчав минутку, Эбби спросила:

– А этот агент ФБР… Был от него толк?

– Да, он кое в чем помог. Он много знает о серийных убийцах и еще больше – о расследовании убийств. Я-то думал, он будет вставлять мне палки в колеса, но он пока не пытался перехватить у меня дело. Вообще-то, ничего удивительного тут нет, ведь он приехал главным образом из-за Кэсси.

– Так она и сказала, – кивнула Эбби. – Что происходит, Мэтт? Что ему нужно? Он что, хочет найти какие-то доказательства того, что она настоящий экстрасенс? Или что она мошенница?

– Если верить Бишопу, он всего лишь наблюдает. Я пока сам не понял, верит он ей или нет. Он говорит, что наблюдает за Кэсси уже больше года, что расследования, в которых она участвует, обычно становятся… Кажется, он выразился так: «чрезвычайно любопытными». Поэтому в свое свободное время он за ней приглядывает. Я ему прямо сказал, что Кэсси запросто могла бы выдвинуть против него обвинение в моральном терроре, если бы только захотела, и наверняка выиграла бы дело, но он только отмахнулся.

– А как насчет Кэсси?

– Когда он поблизости, она напрягается, конечно, но особо не возражает, насколько я могу судить. Эбби помедлила:

– Как ты думаешь, может, Бишопа интересуют вовсе не телепатические способности Кэсси? Мэтт отхлебнул кофе.

58
{"b":"12260","o":1}