ЛитМир - Электронная Библиотека

Но ее здесь не было.

«Единственный, кто связан с ней буквально плотью и кровью…»

Что это должно было означать? Они были связаны друг с другом, потому что были любовниками? Бену хотелось бы так думать. Но за всю эту бесконечную неделю, пока он сидел здесь и смотрел на нее, разговаривал с ней, пытался достучаться до нее, ему не удалось добиться никакого ответа.

Седая прядь в волосах Кэсси заставила его вспомнить о ее тетке, и он в отчаянии начал перечитывать дневники Александры Мелтон в поисках чего-то такого, что могло бы помочь ему вернуть Кэсси. В дневниках обнаружилось много неожиданного и поразительного, включая сведения о том, что Александра оставила для своей племянницы предупреждение: держаться от него подальше или погибнуть.

Кэсси этим предупреждением явно пренебрегла.

Он выяснил, что ее мать и тетя поссорились из-за того, как воспитывать Кэсси: мать настаивала, что ее ребенку необходимо привить глубокое чувство ответственности, чтобы дочка использовала свои таланты во благо людям, а тетя предупреждала, что грозный дар может запросто погубить девочку – как ее собственная способность к ясновидению едва не погубила ее саму.

Бен решил, что сможет найти ответ именно здесь: раз уж Александре удалось выжить, перенеся какой-то психологический шок, подумал он, значит, это может послужить добрым предзнаменованием для Кэсси, своего рода прецедентом. Но, как выяснилось, опыт Александры не пригодился Кэсси; перенесенное ею потрясение было хотя и сходным по характеру, но несравнимым по силе с тем, что выпало на долю ее племянницы. В свое время Александра тоже запуталась в мозгу опасного маньяка, но ее в конце концов вытащили, и сам он при этом остался жив. Ей не пришлось выбираться из трясины сознания умирающего.

Прочтя ее дневники, Бен не нашел помощи. И даже не обрел надежды.

– Бен?

Он обернулся и увидел Мэтта, стоявшего в дверях.

– Без изменений, – кратко отрапортовал Бен. Мэтт все еще чувствовал себя косвенно виноватым за то, что случилось с Кэсси, и не мог этого скрыть.

– Эбби хочет ее навестить. Я сказал, что, наверное, лучше завтра.

– Пусть будет завтра.

– Она просила передать, что с Максом все в порядке, так что ты не беспокойся.

– Спасибо, – кивнул Бен.

– Я обещал Мэри, что отвезу ее домой, но сегодня вызвался Роудз.

Несмотря на все свое отчаяние, Бен нашел в себе силы улыбнуться.

– У меня такое впечатление, что эти двое приглянулись друг другу с первой встречи. Но, может, мне только кажется?

– Тебе не кажется, – усмехнулся Мэтт. – Роудз, похоже, без ума от нее, а Мэри рассказывает всем и каждому, что Александра Мелтон давным-давно предсказала ей встречу с высоким темноволосым незнакомцем, с которым она познакомится благодаря своему сыну и выйдет за него замуж.

– Благодаря мне? Что ж, я действительно пригласил его из Рэйли. – Бен бросил взгляд на Кэсси. – Я рад, что хоть кому-то он помог.

– Она поправится, Бен.

– Я знаю. Знаю, что она поправится.

Ему приходилось все время повторять себе это. Он должен был в это верить.

Мэтт уже повернул было к дверям, но остановился на полпути.

– Я понимаю, что тебе сейчас не до этого, но Шоу наконец заговорил. И мы наконец узнали, что означают монеты.

– И что же? – спросил Бен, хотя ему было все равно.

– Приказ Вайсека. Часть его садистской фантазии состояла в том, чтобы непременно оставлять на теле жертвы в знак своей благодарности деньги. Он знал, что традиционные бумажные розы сразу выведут на него Кэсси, вот и придумал трюк с монетами. Они из коллекции его отца, двадцать лет хранились в банковском сейфе. Мы их проследили. Это явное вещественное доказательство, устанавливающее связь между Шоу и Вайсеком.

– Хорошо, – сказал Бен.

– Мы нашли кое-что еще, – добавил Мэтт после минутного колебания. – Это насчет тех котят, которых Кэсси увидела в мыслях Люси Шоу. Насколько нам удалось установить, она обожала свою кошку и страшно радовалась, когда кошка окотилась. Как-то раз она вернулась домой из магазина и нашла Майка в гостиной. Он сидел на полу и резал котят на кусочки своим бойскаутским перочинным ножом. Ему было восемь лет.

– Господи боже, – прошептал Бен.

– Да уж. Расселл вернулся домой и застал мать за подбиранием кусочков несчастных животных. С тех пор она помешалась на этом.

Бен с обостренной нежностью взглянул на безжизненное белое лицо Кэсси. Монстры. Боже милостивый, сколько подобных чудовищных историй она хранила в своей голове? Теперь ему казалось невероятным, что, нагруженная таким опытом, она все-таки пришла к нему в кабинет и добровольно предложила свою помощь в попытке избавить его родной город от угрозы еще одного маньяка.

– Бен? Могу я что-нибудь для тебя сделать?

– Нет. Нет, Мэтт, спасибо.

– Ладно. Увидимся завтра.

– Увидимся.

Оставшись один, Бен расположился на своем посту у постели Кэсси, размышляя о монстрах, которых эта добрая, кроткая, самоотверженная женщина решительно впускала в свой измученный мозг, снова и снова повторяя жестокий опыт, несмотря на невольный страх. А потом он подумал о стенах, выстроенных им вокруг своей души для защиты от прошлого. Оно было, конечно, нелегким, но все-таки в нем не было настоящих монстров. Стены ограждали его от боли воспоминаний, но они изолировали его так надежно, что не давали ему проникнуться целительным духом женщины, которую он любил.

Он сжал хрупкую холодную руку Кэсси в своих пальцах и принялся методично рушить свои стены.

Эпилог

12 марта 1999 г.

– Мне бы следовало догадаться раньше, – сказала Кэсси, качая головой. – Меня сразу насторожило, что убийца варьировал свои методы и по-разному обращался с жертвами. Я должна была сразу вспомнить, что это modus operand! Вайсека.

– На расстоянии трех тысяч миль, много месяцев спустя? Разве такое возможно? – возразил Мэтт, стоя в ногах ее кровати. – К тому же, если этот ублюдок сказал Бену правду, он позаботился о том, чтобы ты ни за что не догадалась о его присутствии.

– Другими словами, – вставил Бен, – ты не должна себя винить за преступления Конрада Вайсека. Ни в прошлом, ни теперь. – «Забудь об этом, – добавил он мысленно, – выброси из головы».

Она повернула голову и улыбнулась ему. Он ощутил тепло, словно от физического прикосновения; ее веселье вспыхнуло искрящимся фейерверком у него в мозгу.

«А ты не командуй».

«И в мыслях такого не было».

«Да ладно уж, признавайся. Тебе нравится, что есть кем командовать».

«Мне нравится, что есть ты. Вот в чем вся разница».

Кэсси протянула ему руку, и их пальцы переплелись. Ощущая на себе взгляд шерифа, Бен не поцеловал ее, но подумал об этом, и Кэсси снова улыбнулась ему.

Не подозревавший о молчаливом обмене мыслями, Мэтт сказал:

– Теперь, после смерти Вайсека, Майк Шоу окончательно раскололся, и даже его дорогостоящий адвокат признал, что спасти его от электрического стула может только смирительная рубашка, причем пожизненно. Если мой голос тут что-то значит, я бы не стал тратить деньги налогоплательщиков на его принудительное лечение.

– Ты оказался бы в большинстве, – заметил Бен. – Но я готов биться об заклад, что его признают невменяемым.

– В таком случае, – сказал Мэтт, – надо бы отправить его подальше от округа Сэйлем. Никто толком не понимает, какую роль во всем этом деле сыграл Вайсек, но зато все знают, что Майка застали на месте преступления, когда он держал Эбби за горло. – Лицо его потемнело при этом воспоминании.

– Поскольку у нас нет клиники, способной лечить столь сложный случай, я полагаю, что его отправят куда-нибудь подальше, – успокоил друга Бен.

– А что будет с Люси? – спросила Кэсси у Мэтта.

– Она наконец получит помощь, в которой нуждалась годами. Теперь, когда Расселл оказался припертым к стенке после всего, что натворил его сын, ему пришлось признать, что не стоило так долго скрывать семейные секреты. Всю свою жизнь он знал, что в семействе Шоу есть врожденная душевная болезнь: она передается по наследству уже на протяжении нескольких поколений. Он думал, что сможет справиться сам, уберечь мать и Майка от осложнений. Не исключено, что он и в самом деле смог бы справиться. Если бы Вайсек не приехал сюда в поисках орудия. Ну, как бы то ни было, теперь все кончено, – продолжал Мэтт. – Жизнь наконец возвращается в нормальную колею. Завтра тебя выпишут из больницы. Да, кстати, хотел спросить: Бен сказал мне, что, когда ты очнулась, все твои телепатические способности полетели к чертям. Это правда?

75
{"b":"12260","o":1}