ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

– Итак? – спросил шериф, почти не скрывая своей враждебности. – Выкладывайте, что там у вас.

Они находились в кабинете Мэтта, сидели рядом на стульях для посетителей перед старинным письменным столом с аспидной крышкой, принадлежавшим еще его отцу. Шериф встретил их крайне неприветливо еще и потому, что его люди не смогли обнаружить никаких улик на месте преступления.

И еще он не верил в эту чушь собачью про телепатов и экстрасенсов. Просто не верил, и все.

– Я вряд ли смогу сообщить вам больше, чем уже сказала, – начала Кэсси. – Убийца – мужчина…

– Откуда вам это известно? – вмешался Бен. – Вы говорили, что самоидентификация является бессознательным процессом. А пол разве нет?

– Иногда. Но в данном случае… – Она избегала его взгляда и смотрела только на свои руки, крепко стиснутые на коленях. – Когда он следил за ней… обдумывал, что он с ней сделает… он… он испытал эрекцию.

На этот раз шериф слегка смутился и покраснел, даже заерзал на стуле, однако его голос прозвучал сурово:

– Но это не было убийством на сексуальной почве.

– Такие убийства всегда совершаются на сексуальной почве.

– Эта женщина не подверглась сексуальному насилию, – упрямо повторил Мэтт. – По результатам предварительного осмотра, ни на теле, ни вокруг не найдено семенной жидкости. Он даже трусиков с нее не снял.

– Это ничего не значит. – Кэсси говорила тихо, но твердо. – Он был в состоянии сексуального возбуждения, когда выслеживал ее, и испытал оргазм, когда ее убил.

– О господи, неужели вы находились в его мозгу все это время? – спросил пораженный Бен.

– Да. Когда он впервые пошел за ней и потом, когда он ее связал и приготовился… причинить ей боль. Но в тот раз я пробыла с ним всего несколько минут.

Ему много времени не потребовалось, а когда он ее убил, я… мне удалось вырваться.

Бен поежился. Каково это – наблюдать, а может быть, и испытывать параллельно с ним извращенный оргазм убийцы-маньяка? Наверняка с таким воспоминанием Кэсси была бы рада расстаться поскорее. Впервые он начал по-настоящему понимать, что скрывается за этим измученным, затравленным взглядом.

И в самом деле она нуждается в помощи и защите.

У шерифа было другое на уме.

– Так вы говорите, что он ее связал?

– Не веревками, – пояснила Кэсси. – Я думаю, брючным ремнем. Он стянул ей запястья, но лодыжки оставил свободными. Он… заставил ее сесть, раздвинув ноги.

– Зачем? – спросил Бен.

– Это была… часть обряда, как мне кажется. Ему хотелось видеть ее такой. Он издевался над ней. Совал нож ей между ног и грозил пронзить ее насквозь. Он хотел ее напугать, и преуспел. Она была в ужасе.

– Вы так уверенно это описываете, потому что вы это видели, – сказал Мэтт.

– Да.

– Его глазами?

– Да, шериф.

Шериф сверлил ее взглядом. Его лицо оставалось бесстрастным, но глаза недоверчиво прищурились.

– Мне трудно это понять, мисс Нейл. Очень трудно. Вы утверждаете, что не знаете убийцу. Как же вы можете видеть то, что он видит? Знать, что он чувствует? Вы часто забираетесь в мысли к незнакомым людям? Проникаете в их планы? Как испорченный приемник, принимающий случайные радиосигналы?

Она устало покачала головой и терпеливо объяснила то, что ей, должно быть, приходилось объяснять уже не раз и не два.

– Должно быть, я дотронулась до чего-то, что трогал он. Скорее всего так.

– Что, например? До чего вы дотронулись?

– Например, до ручки двери, через которую он только что прошел. До товара на полке магазина. До сиденья в кинотеатре, где он сидел до меня. А может, я просто столкнулась с ним в бакалейной лавке. Возможно, мы встретились глазами на улице. Но…

– Встретились глазами? – перебил ее Бен. – Но ведь это чистая случайность!

Кэсси слегка повернула к нему голову, не отрывая взгляда от своих рук.

– Тут… все дело в контакте. Мне никогда не удавалось… прочесть чьи-нибудь мысли без контакта. Почти всегда это бывает осязательный контакт – либо с человеком, либо с предметом, до которого этот человек недавно дотрагивался. Это может быть что угодно. Например, предмет одежды.

– Да, но визуальный контакт? – не отставал Бен. – Встреча взглядов? Незнакомые люди на противоположных сторонах улицы… неужели это может быть так просто?

– Бен, ты меня извини… – начал Мэтт.

– Это важный вопрос, Мэтт. Если для контакта ей достаточно бросить взгляд…

– Я прекрасно понимаю, что это значит, Бен, – проворчал Мэтт. – Можно считать, что город наводнен подозреваемыми. Если, конечно, я поверю во всю эту белиберду. Пока что меня никто ни в чем не убедил.

– Кэсси знала, что кто-то будет убит, – напомнил Бен. – Она нас обоих предупредила за несколько дней. Она позвонила мне сегодня утром, чтобы рассказать, как это случилось… и где.

– Верно. И ты знаешь, что я об этом думаю. Может, она все знает, потому что она была там. Может, она все описала в деталях, потому что сама убила Бекки Смит.

Кэсси впервые подняла глаза и в упор взглянула на шерифа.

– Нет, я ее не убивала. Я ее даже не знала. – Тут ее брови недоуменно нахмурились. – Но, по сути дела, он тоже ее не знал.

Бен подался вперед:

– Что? Он ее не знал?

Продолжая хмуриться, Кэсси повернула голову и посмотрела на него.

– Нет. Он наблюдал за ней. Знал, кто она такая. Он думал, что знает… что она собой представляет.

– Как это – «знал, что она собой представляет»?

– Он считал… что она не та, за кого себя выдает. Он в ней разочаровался. Возможно, из-за того, что она что-то сказала или сделала. Он рассердился на нее. Он был в бешенстве. Но тем не менее… у меня не было ощущения, что он близко ее знает. И я не верю, что она его знала по-настоящему до того, как он схватил ее.

– Она не знала, кто он такой? Кэсси покачала головой:

– Не могу сказать наверняка, но мне кажется, она его не знала. Она могла узнать его в лицо: для нее это был кто-то, кого она не раз встречала в городе, может быть, даже регулярно, но у меня не возникло ощущения, что они были хорошо знакомы. Он мог что-то сделать, чтобы изменить свою внешность, но это вряд ли, раз он знал, что все равно ее убьет. О ней могу сказать только одно: она умоляла его отпустить ее, но ни разу не назвала его по имени. Если бы она узнала его, если знала, как его зовут, она скорее всего обратилась бы к нему по имени.

– А что, кино у вас в голове звуковое? – хмуро спросил шериф.

Бен негромко выругался, и Кэсси взглянула на него со слабой невеселой усмешкой.

– Иногда. Все равно как включить телевизор.

– Включите его прямо сейчас, – предложил он. – Посмотрим, что этот ублюдок делает в данную минуту.

– Хотела бы я, чтобы это было так просто.

Его стул угрожающе заскрипел, когда он откинулся на спинку.

– Так я и думал. Ваш телевизор так просто не включается.

С таким отношением Кэсси явно приходилось сталкиваться и раньше.

– Извините, шериф, как мне ни жаль, я не могу просто повернуть выключатель или произнести волшебные слова, чтобы забраться в голову этого ублюдка и подслушать для вас его мысли. – С тяжелым вздохом она добавила: – Если он опять убьет, возможно, я сумею вновь вступить в контакт. Убийцы, подобные этому, склонны все больше накручивать себя и возбуждаться по мере того, как растет обуревающая их жажда убийства. Такие сильные эмоции распространяются очень далеко. А сейчас… сейчас у него, наверное, период спада. Он очень спокоен, утомлен. Его мозг затих, совсем не посылает сигналов. А без физического контакта я не могу с ним связаться.

Бен бросил взгляд на Мэтта, но ничего не сказал. Наступило короткое молчание, затем шериф мрачно проговорил:

– "Период спада"? Вот на таком жаргоне выражаются парни из школы поведенческих наук в Квантико. Уж не хотите ли вы сказать, мисс Нейл, что у нас тут появился серийный убийца? На основании одного убийства?

Кэсси долго колебалась.

8
{"b":"12260","o":1}