ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Багровый лепесток и белый
Дикий гормон. Удивительное медицинское открытие о том, как наш организм набирает лишний вес, почему мы в этом не виноваты и что поможет обуздать свой аппетит
Лира Белаква
Чужая жизнь
Ведунья против князя
S-T-I-K-S. Зовите меня форс-мажор
42 истории для менеджера, или Сказки на ночь от Генри Минцберга
Переговоры с монстрами. Как договориться с сильными мира сего
Академия для властелина тьмы. Тьма наступает

Дайана неторопливо шла по дороге, ведущей от Пансиона в сторону английского сада, расположенного за территорией. Ни о чем особенно не думая, девушка проходила мимо идеально подстриженных кустов, образующих живую изгородь, мимо выложенных камнями аккуратных круглых и прямоугольных клумб, классических фонтанов. Понемногу прогулка начала успокаивать ее. В саду царили порядок и... умиротворенность.

Совсем другое творилось в мозгу. Мысли прыгали и скакали; не сформировавшись, исчезали или разваливались на кусочки. Дайана ни на чем не могла сконцентрироваться, жгучие вопросы уплывали, а ответы на них не сформировывались. Единственное, о чем она смогла подумать, так это о прошедших двадцати пяти годах своей жизни. Неужели они прошли впустую? Неужели все это время врачи искали способ лечения, которого не существует? И от болезни, которой у Дайаны не было?

Но если она не больна, тогда что? Она здорова?

Дайана почувствовала усталость и присела на каменную скамейку возле фигурного фонтана, машинально потянулась к сумке за альбомом и карандашами, собираясь порисовать.

– Привет! – неожиданно услышала она, вскинула голову и увидела метрах в двух от себя мальчугана лет восьми, ангельской внешности, белокурого, с большими темными глазами. – Привет, – снова сказал он.

– Привет... У тебя печальный вид, – заметила Дайана. – Тебя кто-нибудь обидел? – Дайана заставила себя улыбнуться, внутренне надеясь, что улыбка у нее получилась не из тех, что вызывают ночные кошмары у детей.

– Просто у меня сегодня неудачный день, – ответил мальчик.

Голос его, как заметила Дайана, звучал довольно необычно – печально и вместе с тем торжественно.

– Меня зовут Джереми, – продолжал он. – Джереми Грант.

– А я Дайана. – Девушка с некоторым даже удивлением смотрела на мальчика. Она уже много лет не общалась с детьми и чувствовала себя немного неловко.

– Где же твои родители?

Мальчик едва заметно кивнул в сторону Пансиона.

– Там. Хочешь, я кое-что покажу тебе?

– Покажешь? Что?

– Одно место. – Джереми смешно склонил голову набок и так же торжественно произнес: – Тайное место.

Дайана хотела узнать, почему это он вдруг решил открыть свой секрет незнакомому человеку, но неожиданно для себя спросила о другом:

– Может быть, завтра? А то скоро стемнеет, я ничего не увижу.

– Увидишь, если мы поторопимся, – ответил мальчуган.

– Хорошо, пойдем. – Дайана поднялась, подумав, что сидеть на холодеющей каменной скамье ей уже надоело, а небольшое, пусть и детское, развлечение разнообразит ее вечер. – Ну, показывай дорогу.

Джереми повернулся и направился по дорожке к дальнему углу сада. Гравий тихо шуршал под ногами. Дайане стало вдруг так покойно. Правда, по мере того как они удалялись от центра сада, ею начало овладевать беспокойство – выходить за пределы сада она не собиралась. Еще час – и будет совсем темно. Солнце опустилось за горы, становилось прохладно. Девушке вовсе не хотелось портить хорошее настроение возвращением в Пансион в кромешной темноте, да еще с ребенком, который в любую минуту мог потеряться.

Занятая этими мыслями, Дайана не заметила, что Джереми остановился возле старой, давно заросшей кустарником и сорняками клумбы у самой-ограды парка и дожидается ее. Когда она приблизилась, мальчик доверчиво взял ее за руку.

– Уже скоро, – сказал он и повел Дайану по едва заметной тропинке, вьющейся между дикорастущими кустарниками. Дайана подумала, что эта часть сада давно заброшена, так как все здесь было неухоженно. – Сюда. – Мальчик потянул ее к самой изгороди, где лежали куски гранита, специально оставленные садовниками. Несколько крупных, поросших мхом валунов высились в окружении камней поменьше. Кое-где между ними пробились цветы, крепкие, высокие. Чем-то Дайане не понравилось это место. – Сначала садовники хотели устроить тут водопад, но потом передумали, – сообщил Джереми. – И тут они никогда не копали.

– Неудивительно. Одни камни, – ответила Дайана. – Вот это ты и хотел мне показать?

– Не совсем. Видишь вон тот камень, окруженный мхом? – Мальчик показал пальцем в сторону. – Посмотри, что лежит за ним.

Дайана насторожилась:

– А оттуда на меня никто не прыгнет? Жаб там нет? Джереми, ты знаешь, я их очень боюсь. Ящериц и жуков тоже.

– Нет, что ты. – Он слабо улыбнулся. – Ни жаб, ни ящериц, ни даже жуков там нет. Обещаю. А то, что там лежит, тебе нужно увидеть. – Мальчуган отпустил ее руку. – Оно находится прямо за тем камнем.

Дайана подозрительно посмотрела на Джереми, затем отвернулась и осторожно направилась к камню, на который он ей указал. Поначалу она представления не имела, на что наткнется. Вокруг лежали разных размеров камни, куски серого гранита, угловатые, с зазубринами, – кроме одного. Тот камень был круглый и гладкий, словно отшлифованный водой и выброшенный на берег.

– Послушай, Джереми... – Она обернулась и изумленно замерла. Мальчик исчез. Дайана обвела взглядом дорожку, небольшую полянку перед кустами – Джереми нигде не было. Он словно сквозь землю провалился. – Вот сорванец, – пробормотала Дайана. – Быстро же он смотался. И так тихо...

Она пожала плечами и снова повернулась к груде камней у ее ног, размышляя, какой сюрприз мог приготовить для нее мальчишка, скрывшийся совершенно беззвучно и с невероятной быстротой. Дайана нагнулась. Ее как магнитом притягивал тот круглый и гладкий камень. Немного помедлив, она опасливо протянула руку и слегка дотронулась до него.

Дайане сразу показалось, что это не камень. Она чуть пошевелила его, опасаясь, что из-под этого странного предмета вылезет какая-нибудь неприятная тварь, но страх оказался напрасным – никто не вылез и никто на нее не прыгнул. Девушка уже смелее пошатала подозрительный камень, начала вытягивать его. Он вышел из земли легко, и только тогда Дайана увидела, что держит детский череп. Глаза ее округлились от ужаса, рука задрожала, пальцы внезапно ослабели и выпустили страшную находку.

– Ты уверен? – спросил Бишоп.

– Абсолютно, – ответил Квентин. – Она рассказала мне все. Видимо, у нее это давно наболело, внутренняя защита ослабла. Не знаю, заговорит ли она со мной еще... По-моему, нет. По крайней мере, мне так показалось.

– Дайана держала тебя за руку? В тот момент, когда, как она говорит, оставалась на веранде одна и увидела Мисси.

– Да. Сказала, что та явилась ей в ярких вспышках, похожих на луч прожектора. Дайана утверждает, что ощущала мое присутствие. Естественно, она же касалась моей руки. Серое пятно перед ее глазами иногда прорезывал свет, и тогда она замечала или меня, или Мисси.

– А ты сам ничего необычного не почувствовал?

– Ровным счетом ничего. – Квентин откинулся на спинку кровати, уперся локтем в подушку. – Но заметил, что с Дайаной происходит что-то странное. Она побледнела, глаза ее расширились, она уставилась в пустоту, рука ее вдруг похолодела. Надвигалась буря, в такие моменты мои способности могут обостриться, а могут и, напротив, притупиться; тогда я ничего не замечаю.

– У Дайаны, как я понимаю, обострились.

– Очевидно. Значит, непогода действует на ее способности положительно. Точно так же, как и на Холлис, – сказал Квентин. Холлис была единственным медиумом у них в отделе.

– Похоже, что да. Буря подзаряжает Холлис энергетикой, и ее «паучье чутье» усиливается. Она заявляет, что в такие минуты нервы у нее словно оголяются.

– Это уже не смешно, – заметил Квентин.

– Да, и хотя она учится справляться со своими способностями, иногда мы за нее опасаемся. Представляю, какой шок испытает Дайана.

– Вот и я о том же. Она медиум, яснее ясного, причем очень сильный. Представь: она нарисовала портрет Мисси, которую никогда не видела. Но Дайана совершенно не разбирается в своей психике и своих восприятиях, так что для нее первый опыт может закончиться трагедией. В голове у нее мешанина из чувств, мыслей, ощущений. Там же, наверное, и ее сны с мечтаниями. Поди разберись в такой путанице. Прибавь еще двадцать пять лет тестов, терапий и с полтонны сильнодействующих медикаментов. Все это накладывается на восприятие.

22
{"b":"12261","o":1}