ЛитМир - Электронная Библиотека

Последовала еще одна вспышка, и запахи конюшни усилились. Люминесцентные лампы, развешанные по потолку, загорались и слепили Дайану. Она внезапно почувствовала прикосновение чьей-то руки к своему запястью. Догадка пришла к ней сразу же.

Кто-то втягивал ее назад.

– Бекки! – воскликнула Дайана. – О какой правде ты говоришь?

Засверкали частые вспышки, затем прекратились – и Дайана увидела стоящего рядом Квентина.

И в ту же секунду прозвучал еле слышный ответ:

– Я не могу сказать, Дайана. Ищи сама. Ищи вместе с ним. Он тебе нужен, потому что... – Голос на секунду оборвался, затем произнес: – Оно идет.

– Кто идет? – спросил Квентин, обхватывая окоченевшие плечи Дайаны.

Рядом фыркнула и взбрыкнула лошадь, сильный аромат сена ударил Дайане в ноздри. Полосы люминесцентного света резали глаза. «Интересно, они всю ночь горели или нет?» – вяло подумала девушка, но так и не нашла ответа и решила, что свет включил Квентин, когда вошел сюда несколько минут – или часов? – назад.

Только тут она почувствовала, что насквозь продрогла.

– Дайана, что ты здесь делаешь? Сейчас пять часов утра.

Сощурившись от яркого света и смешно моргая, девушка бессмысленным взглядом смотрела на Квентина. Сначала голова была пуста, а затем Дайана начала вспоминать. Не прошло и двух минут, как она вспомнила. Абсолютно все. И заговорила:

– Меня сюда привело...

– Что тебя привело?

– Не что, а кто.

Квентин нахмурился еще больше, но прежде чем продолжать расспросы, снял с себя теплую куртку и набросил Дайане на плечи.

– Застегнись, ты вся заледенела.

Опустив голову, Дайана оглядела себя и покраснела. Она стояла в тоненьких пижамных штанишках, прозрачная ночнушка облепила тело, не оставив простора для воображения. Девушка просунула руки в рукава и поспешно запахнула кофту. Ее охватило тепло и запах Квентина.

– Боже мой, ты посмотри на свои ноги, – покачал головой Квентин. – Насколько я помню, в комнате старшего конюха есть какая-то обувь. Но там, наверное, закрыто. Пойдем скорее в коттедж.

Дайана почувствовала, что Квентин собирается взять ее на руки, отшатнулась и проговорила:

– Комната не заперта, и уходить... нам пока нельзя.

– Почему?

Дайана, не ответив, подошла к двери комнаты. Холода в ногах она почти не чувствовала, рассыпанная на проходе галька, казалось, не причиняла ей боли. Девушка толкнула дверь и вошла внутрь, оглядела небольшое помещение, когда-то пристроенное к основному зданию.

Квентин прошел следом за ней, нащупал выключатель, зажег свет.

– Я прав. Обувь тут есть, – сказал он и направился к противоположной стене, где на прибитой к ней длинной полке стояли сапоги для верховой езды и обычная обувь – высокие ботинки и кроссовки.

Дайана тем временем внимательно оглядывала стены.

«О каком потайном месте говорила Бекки? Где оно тут может быть?» – размышляла она.

Комната была площадью примерно три метра на два с половиной. Вдоль стен тянулись длинные полки, заваленные седлами, обувью, щетками и шампунями для ухода за лошадьми. Отдельно лежали подковы, а рядом с ними стояли банки с гвоздями. На вбитых в стены гвоздях висели уздечки, веревки, хлысты.

– Присядь, Дайана. – Квентин взял ее под руку, подвел к длинной скамейке, усадил на край. Затем снял с одной из полок кроссовки. Дайана почувствовала, что он собирается нагнуться, чтобы надеть кроссовки ей на ноги, и торопливо выхватила у него из рук обувь.

– Не нужно мне помогать, – проговорила она. – Лучше осмотри пока комнату.

Квентин недоуменно посмотрел на нее:

– И что я, по-твоему, должен здесь искать?

Дайана ответила почти сразу:

– Потайное место. Только я не знаю, где оно. – Девушка нагнулась, подтянула шнурки явно новых, но очень больших для нее кроссовок.

Квентин неуверенно хмыкнул.

– Здесь все на виду, – произнес он, оглядывая комнатку. – Разве что вон тот закуток, там медикаменты для оказания первой помощи. Кладовок и сейфов тут нет. Даже ящиков не видно. Какая тут может быть тайна?

Дайана не уловила в его голосе насмешки, одно неподдельное удивление, смешанное с напряженным интересом. Она выпрямилась, но объяснять, как ей ни хотелось, ничего не стала, по крайней мере сейчас.

Нет, она не боялась, что Квентин может не воспринять рассказ всерьез, она опасалась другого – самой поверить в то, что происшедшее с ней было реальностью.

– Дайана?

– А что ты здесь, собственно, делаешь? – вдруг отрывисто спросила девушка.

Квентин пожал плечами, ответив будничным голосом:

– Я выглянул из окна, увидел, что твой коттедж стоит неподалеку от моего. Мой внутренний голос – я говорил тебе, что иногда его слышу, – приказал мне наблюдать за ним. Я так и поступил. Потом увидел, как ты вышла из двери и направилась к конюшне. Я решил последовать за тобой. – Он помолчал минуту, затем снова заговорил: – Похоже, теперь у тебя было не забытье, да? Ты шла уверенно, но с закрытыми глазами. Я догадался, что ты спишь.

– Сплю? Да-да, я спала. Может быть, все-таки поищешь здесь?

– Что искать, Дайана? И имеют ли отношение наши поиски к происходящим здесь убийствам? Или к исчезновениям...

Дайана набрала полную грудь воздуха и выпалила:

– Меня сюда привела девочка... лет двенадцати. Она сказала, что ее зовут Бекки.

– Бекки? Ребекка Морзе бесследно исчезла на территории Пансиона ровно девять лет назад. Ее объявили в федеральный розыск, но безрезультатно.

– Тогда то, что мы должны с тобой найти, определенно имеет связь с... – Она запнулась, помолчала немного и, наконец, закончила: – Убийствами. Потому что сюда я пришла с ней. Мы находились в «сером времени».

– Что она тебе говорила?

– Здесь есть какое-то место, где находится тайна. – Дайана оглядела тщательно убранную безмолвную комнату. – Еще она сказала, что тайны в Пансионе есть на каждом шагу. Она просила меня сообщить об этом тебе, чтобы ты поискал ту, что находится здесь.

– Мне? Она называла меня по имени?

– Нет, она сказала «ему». Она не один раз упоминала о тебе. – Дайана потуже запахнула куртку, все еще хранившую тепло и запах Квентина. Ею вдруг овладело незнакомое и странное чувство покоя и безопасности. – В комнате что-то спрятано, Квентин, и нам нужно это отыскать.

Квентин продолжал стоять неподвижно.

– В таком случае первым делом следует вызвать Ната, а затем переговорить с директором. Самим здесь ничего искать нельзя. Это частная собственность, Дайана, обыскивать ее без ордера мы не имеем права.

– Вот это точно, сэр, – раздался грубый суровый голос.

Глава 9

Они не заметили, как в дверях показался Каллен Руппе, темноволосый невысокий крепыш с черной, без единого серебряного волоса шевелюрой. Широкий торс и худощавые бедра и ноги выдавали в нем человека, долгое время проводящего в седле.

Нат уже говорил Квентину, что старший конюх, человек сильный и нахрапистый, слыл в Пансионе известным наглецом и грубияном, нередко срывавшимся на хамство. Он и по более мелким делам никому не давал спуску, а уж обыскивать его комнату... да какое там, к ней и подходить-то без его разрешения побаивались. Сам он считал себя царем и богом конюшен. Иначе говоря, для обыска комнаты необходим ордер.

– Достать я его не могу, – первым делом сказал подоспевший Нат. Руппе стоял в стороне, исподлобья поглядывая на них. – На основании чего я стану просить ордер, ты сам подумай? Кто будет меня слушать, если я скажу, что какая-то дама – вроде бы экстрасенс – отправилась бродить во сне и что-то где-то увидела. Да меня же на смех поднимут!

Квентин ответил шепотом:

– Я верю ей, Нат. Нам нужно обыскать комнату.

– Я знаю, что ты ей веришь, я не знаю, что мне сказать Стефании Бойд. Как мне ее убедить?

– Ты вроде упоминал, что директор относится к расследованию с пониманием?

– Совершенно верно, но сама ситуация ее не радует. А тут еще я поднимаю ее спозаранку, прошу приехать... Кстати, а что ты тут намереваешься найти?

35
{"b":"12261","o":1}