ЛитМир - Электронная Библиотека

Элисон Макон, сидевшая рядом с ней, положила руку на спинку ее стула, нагнулась и зашептала:

– Ты слышала? Ну, о том, что у нас прошлой ночью стряслось.

Элли, равнодушно кивнув, безучастно ответила:

– Да. Старые кости нашли в каком-то саду.

Элисон была явно разочарована тем, что не смогла первой открыть Элли жуткую новость, но решила добавить драматизма:

– Не кости нашли, а скелет мальчика. По часам узнали. Я сама слышала!

– Не повезло мальчонке, – ответила Элли, занятая собственными горькими мыслями.

– А знаешь, Элли, полиция говорит, что его убили.

– Очень давно, – кивнула Элли.

– Ну и что? Разве ты не боишься?

– А почему я должна бояться?

От неожиданной простой мысли Элисон пришла в замешательство:

– Но ведь в Пансионе может находиться убийца!

– Не волнуйся. Он давным-давно отсюда уехал, если и был. На кой черт ему околачиваться здесь? Ждать, когда его поймают?

Элисон заерзала.

– А я все-таки боюсь.

– Тогда не выходи никуда за пределы Пансиона. Не гуляй по дальним тропинкам.

– Слушай, Элли, тебе действительно не страшно?

– Нет, не страшно. Зачем какому-то убийце оставаться тут? И чего это я должна о нем думать? У меня своих забот полон рот, – еле слышно проговорила она.

«Нет уж, что угодно, только не рожать. Да и как я одна воспитаю ребенка? Аборт? Господи, на него у меня тоже денег нет. Да и не хочу я делать аборт. А что же тогда мне делать?»

– Какая ты все-таки смелая! – восхищенно проговорила Элисон.

– Да уж... – Элли допила чай, надеясь, что он приглушит тошноту, отодвинулась к стене, посмотрела на часы: – До начала работы еще пятнадцать минут. Пойду на крыльце постою, подышу свежим воздухом. Встретимся на выдаче белья.

Элисон рассеянно кивнула, так как заметила другую свою подругу, тоже горничную, которая скорее всего не слышала о кошмарной находке.

Элли поднялась и демонстративно, чтобы заметила миссис Кинкейд, посмотрела на часы. Девушка, мысли которой заняты исключительно работой. Остановилась на секунду, подумала, приняла решение. Элли вышла из столовой торопливо, деловой походкой человека, знающего, куда он идет и зачем.

Столовая для прислуги находилась в подвале, рядом с кухней, прачечной, кастелянской и другими службами. Здесь же, в этом крыле, было несколько комнат, которые предоставлялись тем из работников Пансиона, у кого не было своего жилья.

Одну из таких комнатушек занимала Элли. Пока занимала. Потому что как только миссис Кинкейд заметит или пронюхает, что она ждет ребенка, ее вытолкают отсюда взашей. Старая ханжа не потерпит того, что, по ее мнению, является распутством. «Как?! Что?! У незамужней девушки ребенок! У нас в Пансионе?» Элли понимала, что ей еще крупно повезет, если она получит расчет. В худшем случае дадут полчаса на сборы и пинок под зад. Вот тогда-то все самое интересное и начнется. Ни дома, ни работы. И всем будет на нее абсолютно начхать.

«Здорово получается», – подумала она.

Элли прошла мимо двери своей комнаты, даже не заглянув туда, а направилась прямиком к служебному входу. Там, на земле, рядом с короткой бетонной лестницей, стояло металлическое ведерко с песком, утыканным окурками.

Сейчас на крыльце никого не было. Элли осторожно осмотрелась и, не увидев никого поблизости, сунула руку в кармашек форменной кофточки, достала мобильный телефон и бумажку с номером, записанным дрожащим почерком. Очень непросто было достать этот номер. Частная информация на постояльцев Пансиона, а тем более на очень важных персон, хранилась в специальном ящике в столе директрисы. Запертом, разумеется. Правда, все служащие знали, в каком, и это отчасти облегчало задачу. Не одна горничная уже пыталась добраться до этого ящика – не без причины, естественно, – но все их старания оказывались тщетными.

Как только первый тест на беременность оказался положительным, Элли заметалась. Едва ли не ежедневно она оказывалась возле кабинета директрисы, иногда подслушивала, о чем там говорят, но недолго. Задерживаться было опасно. Там ее и заметила миссис Кинкейд. Она очень удивилась, увидев Элли, тем более что делать ей там было совершенно нечего. Элли чувствовала, что именно из-за этого случая старая мымра теперь так подозрительно щурится на нее.

В общем, страху девушка там натерпелась достаточно. Но хоть не напрасно страдала. Ей в конце концов повезло – проходя в сотый, наверное, раз мимо кабинета директрисы, Элли толкнула дверь, и она дрогнула. Девушка прошмыгнула внутрь.

Заветный ящик был закрыт, но отчаяние и безрассудство помогли Элли – трясущимися руками она поковыряла в замке заранее припасенным небольшим гвоздиком, и тот подался. Девушка осмотрела замок – видимых повреждений не осталось. По крайней мере она их не заметила.

Элли неподвижно постояла на крыльце с минуту, глубоко вздохнула и стала набирать номер.

Ей и теперь повезло, она попала на его голосовую почту, – с ним самим разговаривать пока не хотелось.

– Привет. Это Элли из Пансиона. Помнишь? Извини, что беспокою, но мне нужно сообщить тебе что-то очень важное. Не хочу доставлять тебе беспокойство, честное слово.

Но ты должен об этом знать. Позвони мне, пожалуйста. Хорошо? Спасибо, жду, – скороговоркой произнесла она текст, над составлением которого трудилась едва ли не всю предыдущую ночь.

Свой номер говорить не стала, поскольку знала – голосовая почта его определила автоматически. Девушка уже хотела закрыть телефон, но передумала и прибавила:

– Это действительно крайне важно.

«Ну вот и все. – Элли облегченно вздохнула. – Пусть теперь он подумает, что да как».

– Нет, я не виню их за то, что они мне не верят, – сказала Дайана Квентину. В дальнем конце прохода стояли Нат, Руппе и Стефания. Разговор между ними, по всей видимости, шел натянутый.

Руппе отчаянно жестикулировал, протестуя против вторжения незнакомцев в свои владения; Нат вежливо, но настойчиво говорил о необходимости обыска, не приводя, правда, никаких объяснений; Стефания недоуменно, не без некоторого раздражения смотрела на него. Она только что подошла и из сбивчивого объяснения Ната пока еще не очень понимала смысл произошедшего.

Дайана вздохнула.

– Если серьезно задуматься, то я и сама себе не верю.

Ее замечание нисколько не удивило Квентина. Сколь бы драматичными и загадочными ни были для нее встречи с представителями потустороннего мира, он хорошо понимал, что прежде Дайана должна преодолеть последствия врачебной «заботы» о ее психическом здоровье. А столь радикальные сдвиги в сознании даются нелегко и совершаются небыстро.

– Между тем, что случалось раньше, и сегодняшним опытом большая разница, – заметил он. – Сейчас ты все помнишь, верно?

– Если он на самом деле был, этот опыт. Мне это очень напоминает сон. Может быть, я действительно спала? Я же говорила тебе, что могу сделать во сне.

Квентин предпочел не спорить, а спросить:

– Ну а ты сама что думаешь – сон это был или не сон? Раньше ты здесь когда-нибудь бывала?

Она молчала.

– Ну так что, Дайана?

– Сны бывают разные. Мало ли что привидится. Вроде снится что-то знакомое, а на самом деле впервые видишь.

– Ты видела тени?

Дайана удивленно посмотрела на Квентина:

– Что?

– Я спросил про тени. Видела ты их? – повторил Квентин спокойным ровным голосом, пристально глядя девушке в глаза. – В нашем мире есть свет, есть и тени. Даже в темноте. Там тени – это совсем черные пятна. У них есть размер, глубина. Все это свойства нашего мира, по которым мы определяем его материальность и реальность. Вот я и хочу узнать – когда ты шла сюда ночью, ты тени видела?

Дайана поглубже засунула руки в карманы легкой ветровки. Она никак не могла согреться. Солнце почти взошло, ветер потеплел, а она все продолжала мерзнуть. «Почему же мне так холодно?» – мелькнула у нее мысль.

А еще она никак не могла взять в толк, откуда Квентину известно, что в «сером времени» нет теней. Он не говорил ей, что тоже бывал в «сером времени». Во всяком случае, Дайана такого не припоминала. Она ему тоже раньше про тени ничего не говорила.

37
{"b":"12261","o":1}