ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пусть это будет между нами
О чем мы молчим с моей матерью
(Не)глубинный народ. О русских людях, их вере, силе и слабости
Игра без правил
Первое правило драконьей невесты
Камасутра. Энциклопедия любви
Вторая жизнь майора
Обнаженное прошлое
Мужской гарем

Квентин терпеливо ждал. Наконец Дайана, не слыша собственного голоса, ответила:

– Нет, не видела я там теней. Нет там ни размеров, ни темноты, ни света. Одна сплошная серая мгла.

– Кроме тебя и Ребекки, там никого не было?

– Наверное, я все-таки спала, – отрешенно проговорила Дайана.

– Дайана, все, о чем ты рассказываешь, действительно произошло с тобой. Посмотри: ты пришла сюда, ты была в реальности, но в иной, и вернулась в реальность, в нашу. – Не дожидаясь ответа, Квентин продолжал: – Ты бывала в «сером времени» неоднократно, но это не важно. Для меня сейчас самое главное – почему ты запомнила именно сегодняшний опыт?

– Потому что мой организм полностью освободился от лекарств. – Дайана ухмыльнулась и подумала, что лучше бы она не отвечала Квентину.

Квентин отреагировал на ее замечание вполне серьезно:

– Мысль здравая.

– Ничего тут здравого и в помине нет.

– Есть, Дайана, если признать, что ты обладаешь способностями медиума.

– Не только. Еще надо согласиться, что есть жизнь после смерти. Не забудь мне об этом рассказать. – Дайана хотела пошутить, но шутка получилась натянутой.

– Ну, жизнь после смерти давно уже ни у кого сомнений не вызывает, – невозмутимо ответил Квентин. – Верят во что-то и более странное.

– Хотела бы я в это поверить, – пробормотала Дайана.

Квентина подобная перспектива очень устроила бы. Он подумал, что тогда Дайана многое станет воспринимать быстрее и спокойнее. Он машинально стал потирать затылок, но как только заметил пристальный взгляд Дайаны, сразу опустил руку.

– Голова болит? – спросила она.

Он молча кивнул, не рискнув сказать, что отвратительное самочувствие является следствием бессонной ночи и наблюдения за коттеджем.

Девушка наморщила лоб.

– Дай мне твою правую руку.

Дайана повернула руку Квентина ладонью вверх и начала, слегка надавливая, кругами водить по центру большим пальцем.

– Так делал один из врачей. Он говорил, что это особая акупрессура[3], его собственная разработка. У меня самой частенько случалась головная боль, и он научил меня снимать ее таким образом.

Квентин собирался уже сказать Дайане, что в его случае никакая акупрессура, не говоря уже об иглоукалывании, не поможет, как вдруг почувствовал, что боль в голове стихает. Вскоре перестало резать глаза, а уши начали слышать так же отчетливо, как и всегда.

Он ощутил прикосновение руки Дайаны, а затем непроизвольно сконцентрировался на ее пальцах.

– Тот врач считал, что такими движениями открываются перекрытые энергетические каналы, – пояснила Дайана не совсем уверенным голосом. – Хотя я не верю, что это он изобрел. Наверняка из какой-нибудь древней книги взял.

– Здорово, – сказал Квентин.

– Как чувствуешь себя? Лучше?

– Намного. Боль прошла.

– Вот и хорошо. – Дайана недоверчиво посмотрела на него, но убедившись, что Квентин не обманывает ее, отпустила его кисть и снова засунула руки в карманы ветровки. – Я очень рада, что тебе помогло.

Даже теперь, когда девушка не касалась его пальцев, Квентин все равно чувствовал, будто она продолжает сжимать его руку. Словно Дайана отдала ему часть своей энергии ради того, чтобы исцелить. Чувство было таким сильным, что Квентину показалось, что он видит ее энергетический поток.

Он вдруг подумал, что Дайана, кроме экстрасенсорных способностей, может обладать еще и даром исцеления. Эта мысль ошеломила его. Медиум, да еще и целитель в одном лице – такое среди экстрасенсов встречается крайне редко.

Сестра Миранды, Бонни, была сильным медиумом и изумительным целителем, но в отделе ее считали исключением. Бишоп утверждал, что теоретически мозг, способный улавливать специфическую энергетику, связанную со смертью и загробным миром, одновременно должен быть также настроен на восприятие и передачу жизненной энергии. Иначе говоря, он должен уметь лечить.

– Ты чего на меня так уставился? – спросила Дайана.

Квентину очень хотелось поделиться с Дайаной своей догадкой, сообщить ей, что она не только медиум, но и замечательный целитель... однако, поразмыслив здраво, он решил, что сейчас говорить об этом преждевременно. «Пусть сначала попривыкнет к своим способностям медиума. Дополнительная информация может ошеломить ее и подорвать зарождающуюся веру». Поэтому он решил свести это к шутке:

– Теперь я знаю, к кому пойду в следующий раз, когда у меня будет болеть голова. Спасибо, Дайана.

– Всегда пожалуйста, – ответила она.

Квентина интересовало, о чем в тот момент думает девушка. Он машинально сконцентрировался, заблокировал все остальные чувства и удивился той легкости, с которой он это проделал.

Квентин вдруг гораздо сильнее, чем в то утро на башне обозрения, почувствовал запах духов Дайаны, а блеск ее волос и искорки в глазах стали как будто ярче. Внезапно он ощутил на щеке ее дыхание.

– Ты замерзла, – произнес он.

Дайана кинула на него быстрый взгляд, чуть помолчала, затем торопливо проговорила:

– Это еще одна характеристика «серого времени». Там всегда холодно.

– Значит, ты многое о нем помнишь.

Дайана кивнула:

– Главное, что оно... Нет, я в нем совсем другая. Мне там совсем не плохо. Я чувствую себя уверенно, все понимаю, перестаю мучиться сомнениями.

– В обоих мирах ты остаешься одной и той же, Дайана. Просто в этом мире тебе никогда прежде не разрешали разбираться и понимать. Тебе мешали лекарства.

– Но теперь-то их нет, – пробормотала она.

Квентин несомненно продолжил бы дискуссию, если бы не увидел, как Каллен Руппе, размахивая руками, с физиономией недовольной, если не сказать – злой, повернулся и направился к противоположному выходу. Нат и Стефания же направились к ним.

Квентин догадался, что Нат победил – лицо его выражало плохо скрываемую радость.

Стефании ничего не оставалось, как подчиниться его требованиям.

– Вы не представляете, какой скандал он мне устроит после работы. Он прямо-таки озверел, – проговорила она, подходя к Дайане и Квентину.

Дайана кивнула:

– Я вам сочувствую. Извините, что доставили вам такое беспокойство.

– Ничего, переживем, – ответила Стефания. – И не такое случалось. А его я смогу урезонить. Для всех нас, работающих в Пансионе, будет намного лучше, если мы станем сотрудничать с полицией, а не ставить ей палки в колеса.

Дайана неуверенно пожала плечами:

– Я даже и не знаю. Может быть, никакой связи тут нет... В смысле, я ничего не могу доказать. Но я уверена, что мы ищем нечто связанное с убийствами... Хотя вряд ли мы что-нибудь найдем. Не знаю. Я просто верю. – Она смущенно посмотрела на Квентина. – Ты чего стоишь и молчишь как пень? Скажи им...

– Добро пожаловать в наш мир. – На губах Квентина мелькнула мягкая улыбка.

Стефания с любопытством разглядывала странную парочку.

– Судя потому, что мне рассказал Нат, ваша уверенность основывается на неких психических способностях?

Квентин удивленно посмотрел на лейтенанта. Тот откашлялся и сухо произнес:

– А что еще я мог сказать мисс Бойд? Не скажи я ей правды, она бы не разрешила проводить обыск.

– Все правильно. Лучше сказать правду, – согласился Квентин. – Какой бы загадочной она ни показалась.

– Я нахожу ее именно загадочной, – подтвердила Стефания. – Но и детский скелет в саду тоже обнаружился загадочно. А когда я вижу несколько такого рода событий, то начинаю искать между ними связь.

– Вы очень правильно мыслите, – улыбнулся Квентин.

– Тогда давайте приступим. Я, директор Пансиона, официально разрешаю вам проводить в комнате обыск. Можете вскрывать потолок, стены, пол – только действуйте, пожалуйста, аккуратно.

– Благодарю вас, мисс Бойд, большего нам и не нужно, – проговорил Квентин.

– Можете называть меня Стефания. А благодарить меня не нужно. Инструменты найдете вон в том ящике, – ткнула она пальцем в угол комнаты. – Да, кстати. Я также разрешаю вам, агент Хейз, знакомиться с любыми нашими документами, которые вам потребуются для расследования.

вернуться

3

Акупрессура – массаж биоактивных точек большим и указательным пальцами руки.

38
{"b":"12261","o":1}