ЛитМир - Электронная Библиотека

Девочка посмотрела вперед, заметила ожидающую их Бекки и прибавила шаг.

– Эй, привет! – закричала она подруге.

– Приветик, – сказала Бекки. – Позавтракали?

– Конечно. Чаем с блинчиками. Очень вкусно.

Бекки едва заметно кивнула, немного помолчала, затем грустно произнесла:

– Они нашли дверь.

– Но ты же говорила, что им нужно ее найти.

– Да, – кивнула она. – Только напрасно Дайана туда полезла. Наверное, я поторопилась, когда привела ее туда.

Глава 11

Достигнув дна вертикальной шахты, они обнаружили, что от нее действительно идет вбок туннель с грубыми стенками, прорытый, вероятно, наспех. Сначала он шел под небольшим углом, потом выравнивался и вел более или менее прямо по направлению к западу. Квентину, самому высокому из трех исследователей, приходилось пригибать голову. Туннель был еще и очень узким. Они двигались гуськом, освещая себе путь мощным фонарем. В его свете перед ними и по бокам возникали странные тени, отбрасываемые неровностями стен.

Кое-где каменный пол покрывала вода и слизь, поэтому приходилось выверять каждый шаг. Как и во всех подземных помещениях, долгое время остающихся без света и притока свежего воздуха, здесь пахло стоячей водой и старой прокисшей землей. Дайана чувствовала себя неуютно, поэтому замечание Квентина показалось ей странным.

– А воздух тут не такой уж и стоялый, – тихо произнес он. Приходилось соблюдать все меры предосторожности: люди почти сразу поняли, что старые земляные стены осыпаются даже от очень негромких звуков.

– Значит, недалеко есть другое отверстие, – заключил Нат.

– Должно быть, – подтвердил Квентин и, оглянувшись, посмотрел на Дайану. Как только они ступили на дно ямы, он сразу сжал ладонью остававшиеся холодными пальцы девушки. Этот холод его не удивил, скорее обеспокоил.

– Я в полном порядке, – прошептала Дайана, почувствовав его мысли.

Она шла за ним, отстав всего на полшага, поэтому, оборачиваясь, Квентин мог хорошо видеть ее лицо. В отблеске света, лившегося из фонаря, оно казалось мертвенно-бледным.

Тренированная интуиция помогала Квентину больше чувствовать, чем видеть. Он понимал, что Дайана, сознательно или нет, постепенно задействует свои экстрасенсорные способности. Он не исключал, что девушка уловила его мысли о ней.

«Наверное, уловила».

– Ты уверена, что с тобой все в порядке?

– Уверена, – ответила Дайана. Внезапно она напряглась и прошептала: – Слушай.

Квентин уловил этот звук не сразу, примерно через полминуты. Догадался, что где-то капает вода. Потом он услышал громкое бульканье, а вскоре, вполне явственно, послышался плеск.

Нат остановился.

– По-моему, поток расширяется, – начал он и внезапно замер на месте. Посветив фонарями, они увидели, что находятся напротив внушительных размеров пещеры.

Открытое пространство они ощутили все и сразу. Нат провел лучом по стенам, по потолку. Пещера оказалась диаметром примерно метров двадцать и высотой метров шесть, а то и больше. Они смогли рассмотреть три небольших отверстия в стене, очевидно, еще туннели, отходившие в разные стороны. В тот, что находился справа от них, втекал ручей, плеск которого они слышали. Начинался он в центре пещеры, выходя из-под земли, вился меж устилавшими пол камнями и исчезал в стене.

Пещера казалась естественной, а не вырытой людьми. Образовалась она наверняка тысячи лет назад, когда полноводный поток пробил себе путь в земле, со временем превратившийся в маленький ручеек.

– Как ты думаешь, далеко мы отошли от конюшни? – Нат повернулся к Квентину.

– Примерно метров на пятьдесят.

– Господи, да мы уже в горах. Ну, повезло нам. – Он усмехнулся. – Если за дело возьмется какой-нибудь головастый и оборотистый парень, у нас тут почище Кентукки будет, с их национальным подземным парком. Вот уж не думал, что и у нас есть что-нибудь подобное.

– Учителя истории нужно было внимательнее слушать, – беззлобно усмехнулся Квентин, обводя лучом стены пещеры.

– Вот это точно, – согласился Нат. – Слушай, а ведь тут золотое дно. Туристы охотно заплатят за такой аттракцион. Может быть, расскажем о пещере?

– Рассказать можно, но вот только в доходах от пещерного туризма я что-то сомневаюсь. Одно дело сразу показать пещеру, а другое – тащиться по подземельям, чтобы ее увидеть. Туристы любят комфорт, да и клаустрофобию еще никто не отменял. Это мы спокойно сюда дошли, но большинство людей в таких тесных помещениях сразу впадают в панику.

– Да, не учел, – признался Нат. – Ты знаешь, всю жизнь здесь прожил и ни разу о подземелье не слышал. Уверен, что и многие другие тоже.

– Они просто не хотели, чтобы ты услышал, – вдруг послышался голос Дайаны.

Мужчины резко обернулись. Квентин краем луча, чтобы не ослепить, осторожно осветил лицо девушки. В жутковатом мерцании, покрытое странной формы тенями оно показалось ему на удивление незнакомым.

В первую минуту он подумал, что она что-то пристально разглядывает.

– Дайана, – тихонько позвал Квентин.

– Они помалкивали, – продолжала Дайана сдавленным, чужим голосом. – Потому что так было нужно. К тому времени уже построили Пансион, вложили уйму денег, и бросать его никто не собирался. После первых убийств, когда они поняли, кто тут обитает и чем питается, они еще крепче сомкнули рты. Они делали деньги, получая прибыль. Люди решили расправиться с ним сами.

– И что они сделали? – полушепотом спросил Квентин.

– Они поймали его, привели сюда и заперли здесь. Бросили умирать от голода и одиночества.

– Кого «его»? – осторожно, чуть дрожащим голосом проговорил Нат. – Дайана, ты о ком?

Девушка чуть наклонила голову вбок, словно прислушиваясь к чему-то:

– В нем жило само зло. Он выглядел как мужчина, ходил и говорил как мужчина, но он не был им. В нем жило то, что питается ужасом и не имеет души.

Квентин крепче сжал ее пальцы, опасаясь, что если вдруг выпустит их, то потеряет Дайану, часть которой определенно находилась в ином мире. С действительностью ее связывало сейчас одно лишь его прикосновение.

Как бы ему ни хотелось вытянуть Дайану оттуда, чутье подсказывало, что время для этого еще не пришло. Ей нужно было увидеть все, чтобы рассказать им. И Квентин приготовился слушать дальше.

«Оно идет».

Тогда он не обратил внимания на предупреждение Мисси.

– Они думали, что он – животное, потому и ловили его так же, – бормотала Дайана. – Они даже не понимали, на что он способен. Не имели представления о том, что ярость удваивает его силы. Откуда они могли знать, что смерть не остановит его? Они разрушили его плоть и тем самым выпустили наружу зло.

– Кто «они», Дайана? – спросил Квентин.

Девушка посмотрела на него так, словно видела впервые в жизни. Ее полузакрытые глаза походили на тоненькие щелочки.

– Они создали Пансион. Всего несколько человек, очень богатых. Они не хотели, чтобы здесь жила мрачная тайна, но так вышло независимо от их желания. Они живьем закопали убийцу и поклялись никому не говорить об этом. – Несколько минут она молча смотрела на Квентина. – Но некоторые из живущих здесь, в Лежэ, все узнали. Начались пересуды, шептания – словечко там, словечко здесь... Прошли годы, десятилетия. История эта обросла легендами, предрассудками. Уже мало кто помнит, что на самом деле здесь случилось, кто когда-то блуждал в горах и затем был похоронен заживо.

Дайана внезапно замолчала и вошла в пещеру. Двигалась она с уверенностью человека, бывавшего здесь и знавшего, куда нужно идти.

– Что за чертовщина? – проговорил Нат.

– Сейчас увидим, – сказал Квентин. Шагая рядом с Дайаной, он не отпускал ее руку.

– Слушай, у меня волосы дыбом встали. – Нат поежился и, положив левую руку на кобуру, принялся нащупывать рукоять револьвера.

Квентин хорошо понимал ощущения лейтенанта. Во всех действиях Дайаны, в ее внешности и вкрадчивом голосе, которым она монотонно, как о чем-то само собой разумеющемся, рассказывала о событиях мрачной истории Пансиона, было нечто зловещее, невыразимо жуткое. Неудивительно, что у Ната, человека неподготовленного, от всего этого могли мурашки по спине забегать. Особенно угнетающе действовал голос девушки – неестественно мягкий и чистый, почти... детский.

43
{"b":"12261","o":1}