ЛитМир - Электронная Библиотека

Никакой реакции не последовало. Дайана не пошевелилась, не открыла глаза, лицо ее было по-прежнему умиротворенным.

В отделе не раз приходилось вытягивать экстрасенсов из самых страшных глубин потустороннего мира, но Квентин в этом никогда не участвовал. Его просто не звали на помощь. «Буксирами жизни» выступали другие. Но он знал, как нужно действовать. Прежде всего следовало поверить в человеческий мозг и его возможности, которые при определенной мотивировке, в минуты особого напряжения, становятся уникальными.

Он сосредоточился, усилием воли заставил себя забыть про бурю и мысленно определил задачу – во что бы то ни стало найти Дайану и вернуть ее.

Глава 14

– Мисси, куда ты меня ведешь? – Беспокойство Дайаны продолжало усиливаться и расти. Она вдруг заподозрила сестру в предательстве, в желании заманить ее поглубже и бросить. Мисси уже не казалась ей такой великодушной, какой она себе ее вообразила.

– Я должна тебе кое-что показать.

– Почему бы просто не объяснить, что это? – Дайана озиралась по сторонам, пытаясь понять, в какой части Пансиона они находятся.

Но коридор был таким же необычно бесформенным и безликим, как и все в «сером времени», даже мрачнее, чем все остальное, прежде виденное ею.

– Так нечестно. Похоже, мы с тобой...

– Слушай, – перебила Мисси, не затрудняясь ответами и объяснениями. – Квентин кое о чем забыл.

– О чем же?

– Из-за того, что случилось со мной, он считает, что в Пансионе только дети подвергаются опасности.

Поскольку сестра говорила на ходу, Дайана расслышала только часть из того, что она сказала. Мисси завернула за угол, и голос ее стих. Дайана бросилась за ней и вскоре догнала. Мисси стояла у какой-то двери. Дайана пригляделась и обомлела – дверь была зеленого цвета. Она впервые видела в «сером времени» другой цвет. Дайана и не представляла, что здесь может быть какой-то иной цвет, кроме серого.

– Запомни это место, Дайана. Запомни эту дверь, – медленно произнесла Мисси.

– Для чего? – Дайана изо всех сил пыталась унять пугающие мысли и концентрироваться на словах сестры, но с каждой секундой делать это становилось все труднее.

– Здесь ты всегда будешь в безопасности. Это очень важно. Помни – здесь тебе ничего не страшно.

– Я думала, в «сером времени» все места одинаковы...

– Это особое место – и в твоем мире, и здесь. Оно защищено. Не забудешь?

Дайана кивнула и раскрыла было рот, чтобы задать еще вопрос, но Мисси заговорила первой, опередив ее:

– Не теряй времени. Слушай меня. Квентин всегда считал, что только детям в Пансионе угрожает беда. Отчасти это так – дети слабее и уязвимее. Они беззащитны и представляют собой легкую добычу. Оно питается их страхом. Дайана, ты помнишь, как напугалась в детстве?

Губы Дайаны замерзли и превратились в ледышки. Она едва могла пошевелить ими.

– Да, помню, – пробормотала она.

– Но не одни дети подвергаются опасности. И не в детях здесь дело. Не во мне даже. Дело в наказании и в осуждении. Его судили и покарали.

Дайана хотела во всем получше разобраться и приготовилась было снова расспрашивать Мисси, но в этот момент обе они услышали грозное и беспощадное:

«Та-тум.

Та-тум.

Та-тум!»

Лицо Мисси исказилось.

– Беги! – воскликнула она. – Скорее! Оно собирается проникнуть к вам! Не забудь про комнату. Дайана, помни про комнату! Мозг медиума даже уязвимее детского. Если он найдет тебя...

– Мисси, я ничего не понимаю.

– Ты все поймешь. – Мисси взяла в руки ее ладонь. Дайана в очередной раз удивилась, почувствовав, что ладони ее теплые. – Зеленая дверь, – проговорила Мисси. – Атеперь иди, тебя ищет Квентин.

Дайана окоченела настолько, что не могла сдвинуться с места. Ей казалось, что мозг ее превратился в снег и начал рассыпаться. Тепло ладоней Мисси стало разгонять холод...

«Та-тум!»

«Та-тум!»

Пол под ногами Дайаны снова завибрировал. Надвигалось что-то громадное, тяжелое. Серый цвет коридора начал темнеть, на стенах появились черные мрачные пятна. Дайана втянула голову в плечи, стала думать о Квентине, мысленно звать его. Только теперь она осознала, как он нужен ей, насколько спокойнее ей рядом с ним.

Навалившуюся тьму коридора прорезали молнии. Они сыпались со всех сторон, рассекая и рассеивая мрак.

– Скорее же. Ну! – торопила ее Мисси.

– А! Что? – Дайана открыла глаза и... оказалась в гостиной. Перед ней стоял стол с недавно принесенным кофейником.

– О Господи, – прошептал Квентин. – Ты хотя бы меня пожалела...

Девушка повернулась и посмотрела на него еще туманным и испуганным взглядом. Квентин держал ее за руку, и его ладони источали тепло и безмятежность. Дайану снова охватило незнакомое ей раньше чувство спокойствия и защищенности.

Она была в полной безопасности. В совершенной. Наконец-то.

– Ты в порядке? – спросил Квентин.

– Думаю, да.

Он облегченно вздохнул, не выпуская ее руку из своих ладоней:

– Очередное путешествие по «серому времени»?

Дайана кивнула.

– С кем на этот раз?

– С Мисси.

Ответ явно застал его врасплох.

– Ты разговаривала с ней?

– Да.

– И что она тебе говорила?

Дайана рассказала ему про зеленую дверь, о том, что «оно» охотится не только за детьми, что дело в суде и наказании.

– Зеленой двери не припомню, – заметил Квентин.

– Я тоже здесь такой не видела.

Дайана попыталась вызвать в памяти весь разговор с Мисси.

– Я думаю так, – резюмировала она. – Мисси предупредила меня, что эта дверь скрывает комнату, в которой можно найти защиту как в нашем мире, так и в «сером времени».

– Думаю, ты не совсем права. Если Мисси показала тебе укрытие, значит, она уверена – очень скоро оно тебе понадобится, – хмуро произнес Квентин.

Дайну снова обдало холодом, по спине поползли мурашки.

– Да, верно, – глухо ответила она.

– Мисси упоминала о суде и наказании? – переспросил он.

– Да. Его осудили и покарали. Того убийцу.

– Сэмюэля Бартона, – подсказал Квентин.

Дайана кивнула.

Квентин с минуту обдумывал события.

– Что-нибудь еще она тебе сообщила?

Дайана не стала прикидывать, использует ли Квентин сейчас свои экстрасенсорные способности или у нее на лице все написано, – она взглянула в его глаза и сразу поняла, что нужно рассказать все. И она рассказала. О том, как Мисси боялась за нее, о том, что сама она едва не впала в панику от страха остаться в «сером времени», об ужасной кончине матери. И только выговорившись, Дайана вспомнила последнюю деталь.

– Квентин, послушай. Она сказала, что когда мы навещали маму, я сильно испугалась. Увидела в больнице людей, которые лежали на кроватях, еще живые, а души их уже улетели. Следовательно, Мисси мне не сводная сестра, а родная. У нас с ней одни и те же родители.

Стефания никому бы не призналась, что основной причиной, по которой она попросила Рэнсома Паджетта сопровождать ее, был элементарный страх. Донести коробку с документами она могла бы и сама, без посторонней помощи. Но в последнее время она, как и почти все в Пансионе, стала очень пугливой. Даже теперь, с плотником, ей было не по себе.

Рэнсом Паджетт покорно отправился с ней, ни о чем не расспрашивая.

Погремев связкой ключей на большом кольце, он наконец открыл дверь подвала, спустился по короткой лестнице, бросил через плечо:

– Имейте в виду, мисс Бойд, тут сам черт ногу сломит. Все лежит навалом, сразу ничего и не найдете. Я говорил прошлому директору – разберите вы тут весь мусор да оттащите на свалку, ведь пройти невозможно. Нет, так и не послушали меня. Вот сами полюбуйтесь, какой тут кавардак.

Стефания, слушая его вполуха, прошла за ним и принялась оглядывать помещение. Подвал, как и ведущая вниз лестница, хорошо освещался, но тем печальнее было представшее зрелище. Паджетт оказался прав: везде стояли шкафы и коробки, – но внимательно оглядев их, Стефания вскоре уловила в их расположении некий порядок.

53
{"b":"12261","o":1}