ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты принимала слишком сильные лекарства. Они возвращали тебя сюда раньше, чем нужно.

Дайана нашла ответ не слишком убедительным.

– Значит, ты считаешь, что если я выходила из забытья в целости и сохранности, то это уже замечательно? А какие кошмары я там испытала – это все мелочи?

– Нам очень повезло, что есть человек, который может пересечь порог в своей физической оболочке, – сказала Бекки. – Большинство медиумов только видят нас и разговаривают с нами, и лишь немногие умеют с нами ходить.

– Да, кстати. А куда это мы идем? – поинтересовалась Дайана.

Она едва успела произнести эти слова, как девочка вдруг остановилась. Осмотревшись, Дайана увидела, что они находятся уже не в коридоре, а в саду, недалеко от оранжереи.

Как и везде в «сером времени», здесь тоже все было серым и неподвижным. Плоским, с нечеткими краями, как на размытой фотографии. Ландшафт казался безжизненным, наполненным различными оттенками серого цвета. Серым было даже освещение.

Бекки повернулась к Дайане:

– Раз уж ты оказалась тут, зайди, воспользуйся случаем. Тебе нужно на это посмотреть.

– Может, хватит ваших секретов? – Дайана недовольно посмотрела на девочку. – Я, кажется, ясно сказала, что сейчас хочу получить ответы на свои вопросы.

– Может быть, у него ты их и получишь.

– У кого?

– Вон там, – кивнула Бекки в сторону оранжереи.

Дайана не успела глазом моргнуть, как девочка исчезла.

– Вот проклятие, – прошептала Дайана. Ей ничего не оставалось, кроме как войти в оранжерею.

Ее нисколько не удивило то обстоятельство, что их художественная студия также находится в «сером времени».

Войдя в нее, Дайана увидела те же ряды мольбертов, только теперь их было намного больше. Целый лес мольбертов, и на каждом из них был приколот рисунок. Двигаясь вдоль рядов, Дайана смотрела на них, и волосы буквально шевелились у нее на голове.

Это были уже совсем не те безобидные рисунки, что она обычно видела днем, а кошмарные сцены насилия или жестокости.

Перекошенные страхом и болью лица, скрюченные тела, взрывы, падающие здания в пламени пожарищ, окровавленные ножи. Болезни, голод, пытки.

Рисунки, символизирующие страх и ужас. Наползающие из непроглядной тьмы пауки и змеи. Заброшенные проселки, опустевшие маленькие городки с домами, покрытыми паутиной, в которой бились гигантские мухи, и с пустыми глазницами окон. От их вида Дайану бросало в дрожь.

Дайана остановилась возле последней картины с пугающе знакомым сюжетом. На ней был изображен крошечный тесный чулан, в дальнем углу которого, на полу, прижав к груди колени и обхватив их руками, сидела маленькая девочка с длинными волосами и заплаканным испуганным личиком. Дайана сама не понимала, почему ей вдруг вспомнилась Мисси. Девочка на рисунке совсем не была похожа на нее, тем не менее Дайана была совершенно уверена в том, что это именно она. Мисси.

Заслышав в стороне шум, девушка подняла голову.

– Ты? Какого черта ты тут делаешь? – спросила она.

– Тебя жду, – ответил Бо.

Нат понимал, что ему давно пора заканчивать и отправляться спать, потому что завтрашний день обещал быть насыщенным и сложным. В то же время он отлично сознавал, что после всех волнений уснуть ему скорее всего не удастся. Можно было, конечно, отправиться в участок и заняться бумагами, но этого ему хотелось еще меньше, чем спать. Оставалось идти в коттедж, выделенный ему на время проведения следствия администрацией Пансиона. Нат нисколько не удивился, что дорогу к нему он выбрал довольно запутанную и в результате оказался возле кабинета Стефании. Дверь была чуть приоткрыта, и лейтенант осторожно заглянул в щелку.

Стефания сидела за столом, заваленным бумагами, что для нее, не любившей беспорядок, было несколько странно, и, хмурясь, что-то внимательно читала.

– Ты всегда до такого времени работаешь? – спросил Нат.

Стефания вздрогнула, вскинула голову, но, увидев его, улыбнулась.

– Сейчас я не работаю. Так, удовлетворяю любопытство. Просматриваю старые регистрационные журналы, пытаюсь найти в них что-нибудь полезное для расследования.

– Моя добровольная помощница. – Нат улыбнулся. – Только знаешь, вместо меня сюда мог зайти кто-нибудь другой. Не такой добрый. Мог бы напасть на тебя. – Лейтенант смущенно засмеялся, приоткрыл дверь, и та заскрипела.

– Я бы ему очень посочувствовала, – фыркнула Стефания и быстрым движением извлекла из-под груды бумаг пистолет. – Не волнуйся. Адреналин заставляет меня действовать мгновенно. Дальше чем на шаг от двери никто отойти не успеет. Если бы я не узнала твой голос, на тебя уже смотрел бы ствол.

Нат, усмехаясь, опустился в кресло.

– Умеешь с ним управляться? – кивнул он на пистолет.

– А как же? Кстати, лицензия у меня есть. – Она немного помолчала, перелистывая бумаги, затем прибавила уже серьезнее: – Вы расставили своих людей по всей территории Пансиона, но я больше привыкла рассчитывать на себя. Ты же знаешь, я из семьи военного.

– Да, помню, ты об этом говорила. Только я бы чувствовал себя спокойнее, если бы ты тут не очень засиживалась. – Он внимательно разглядывал ее. – Ты догадываешься, что убийца – ваш сотрудник? Которого ты, возможно, по нескольку раз в день видишь. Ну, или человек, чье лицо тебе знакомо.

– Я догадалась, – ответила Стефания. – Трудно предположить, что в такое роскошное местечко, как Пансион, притащится какой-нибудь маньяк со специальной миссией запятнать нашу безупречную репутацию кровавыми убийствами.

Нат удивленно посмотрел на нее.

– А репутация ужасна, да? – спросила директриса, переходя с ернического тона на обычный.

– Так утверждает Квентин.

– То же самое говорят и бумаги, которые я сейчас просматриваю. Тебе известно, что первая запись о странной смерти появилась еще во время строительства Пансиона?

– Да, мой человек нашел упоминание о ней в местном историческом музее. Ничего удивительного: сто лет назад о технике безопасности на стройках еще представления не имели.

– Верно. Но только погибший строитель не упал с лесов, и не кирпич ему на голову свалился. В протоколе осмотра его тела врач записал, что тот умер от разрыва сердца в результате сильного испуга.

– И чего же он так испугался?

– Никто не мог сказать. Все пришли на работу как обычно, утром, и увидели его. Он лежал возле склада. Никаких ран не было, никто ничего подозрительного не заметил, посторонние на стройку не заходили. Удивительно.

– Разрыв сердца... От страха? – повторил Нат задумчиво.

– Согласно заключению врача, сердце у погибшего строителя было здоровое, ничем он не болел. По крайней мере, никогда не жаловался. Но все отметили гримасу ужаса на его лице.

Нат молча слушал.

– А дальше начинается самое интересное, – продолжала Стефания. – С полдесятка строителей умерли во время возведения главного корпуса и конюшен... довольно загадочной смертью. Здоровяки сваливались от странных болезней, мастера с громадным опытом получали травмы. Впоследствии все умерли.

– О том, что случалось после постройки, что-нибудь говорится?

– Очень туманно, – пожала плечами Стефания. – Упоминается о том, что одни заболевали, другие исчезали, третьи умирали, но как-то все вскользь.

– И что ты сама думаешь по этому поводу?

– Я уверена, что информация замалчивалась. Кто-то очень не хотел, чтобы вокруг Пансиона расползались неприятные слухи.

– Ну, это вполне естественно. Какой хозяин будет равнодушно смотреть, как полощут его заведение?

– Все правильно, но тут дело еще в другом. В обычном отеле каждый такой случай обрастает массой документов – полицейские протоколы, врачебные заключения, показания свидетелей, объяснения сотрудников администрации. Здесь же мы сталкиваемся с гробовым молчанием. Никто – ни звука.

– Понятно. Заговор молчания.

– Точно. Словно кто-то приказал игнорировать все странные случаи, происшедшие на территории Пансиона, и приказ выполняли.

63
{"b":"12261","o":1}