ЛитМир - Электронная Библиотека

«Здесь, совсем рядом. Но ты не забывай, что у тебя есть спасительная комната, где ты будешь в безопасности. Зеленая дверь. Дайана, ищи зеленую дверь».

– Я такую создавала сама.

«Сейчас тебе нужна не мысленная дверь, а настоящая. Которая связывает твой мир и наш. Найди зеленую дверь, Дайана».

– Почему ты не приведешь меня к ней?

«Потому что у меня есть свои дела на этой стороне. Но ты не волнуйся, я помогу тебе. Иди, не останавливайся».

«Понятно. У нее есть план, и она решила его во что бы то ни стало выполнить», – подумала Дайана и, оторвавшись от стены, двинулась вдоль бесформенного и казавшегося бесконечным коридора.

Глава 18

Квентин не надеялся найти Дайану в оранжерее, но на всякий случай прежде отправился туда. Девушки там, как он и предполагал, не оказалось. Он постоял в дверях, оглядел ряды мольбертов с рисунками и альбомами на них. Квентин попытался успокоиться и сконцентрироваться, после чего мысленно принялся искать ее следы в других местах. Он должен был до предела обострить все свои чувства, заставить себя видеть и слышать намного дальше, чем обычно. Ощутить предметы, находившиеся рядом с Дайаной. Однако все, что ему удалось услышать, было биение его собственного сердца.

«Между нами что-то есть. Между мной и тобой», – вспомнилось ему.

Ему нужно было ответить ей, сказать правду. Он с болью представил, что в этом случае все сейчас было бы иначе.

– Квентин, что происходит?

Рядом с ним возникли фигуры Ната и Стефании. В руках у обоих были пистолеты. Квентин вздрогнул от неожиданности, повернулся к ним, увидел их встревоженные лица.

Ему казалось, что «паучье чутье» изменило ему. Как Квентин ни старался, он не почувствовал присутствия Дайаны.

– Дайана пропала, – немного помолчав, ответил он.

– Вот черт, – пробормотал Нат и потянулся к висевшей на поясе рации.

– А что она делает на территории Пансиона в такое время? – спросила Стефания.

Квентин не стал тратить время на ответ, да ему и не хотелось говорить правду. Внезапно в памяти всплыла брошенная вскользь фраза Дайаны, и он спросил:

– Стефания, есть в Пансионе зеленые двери?

– Зеленые двери? – Директор недоуменно посмотрела на него. – Вроде нет. Хотя подожди-ка... – Она задумалась. – Слушай, есть одна. Ее из уважения к старине не стали перекрашивать. Единственная уцелевшая после пожара дверь, массивная, из дуба.

– Ты имеешь в виду пожар в северном крыле?

– Да. Хотя, мне кажется, ее не стали перекрашивать не из ностальгии, а из суеверия.

Квентин изумленно посмотрел на Стефанию:

– Мой номер находится в северном крыле, но такой двери я там не заметил.

– Вполне естественно. – Она пожала плечами. – Дверь находится в самом конце коридора, за поворотом, в противоположной стороне от лестницы. После восстановления крыла там разместили служебные помещения – кастелянскую, мастерские, склад. Ты туда просто не ходил.

– Ты говоришь, что это единственная зеленая дверь в Пансионе?

– Другой я не знаю. А что такое?

Квентин увидел в глазах Стефании сомнение и понял, что выглядит диковато. Или совсем дико.

– Где она? – спросил он. – Как к ней пройти?

– Северное крыло, третий этаж. От центральной лестницы налево, дальше по коридору до конца.

Квентин сразу бросился бежать к северному крылу. Нат что-то кричал вслед, но он не слушал. Ему показалось, что лейтенант упомянул имя Каллена Руппе в связи с каким-то нападением, но не вслушивался в его слова. Все его мысли крутились вокруг Дайаны.

На полпути к цели, уже поднимаясь бегом по лестнице, он едва не рухнул на колени от видения – перед его глазами пронеслась вся его жизнь. Но не только прошлое.

Впервые он увидел будущее.

Дайана подумала, что у нее не хватит сил идти дальше, тем не менее она продолжала двигаться в направлении, указанном Мисси. Поворот. Затем лестница. Вверх на один этаж. Снова поворот.

Дайана сильно испугалась, заметив, что из ее рта не идет пар. Только через минуту она вспомнила, что никогда и не видела его в «сером времени».

«Та-тум.

Та-тум».

Девушка попыталась идти быстрее и не смогла – ноги у нее онемели настолько, что она едва переставляла их. Каждый шаг стал даваться ей с невероятным трудом. Внутри началась и поднималась все выше странная дрожь. Дайана уже не понимала, что слышит – стук собственного сердца или тот страшный древний звук.

«Слушай меня, Дайана. Зеленая дверь находится прямо перед тобой. Открой ее, но не входи».

– Что? Оставаться здесь?

«Да. Квентин идет к тебе. Он станет для тебя линией жизни».

– Мне никогда не была нужна линия жизни.

«Теперь понадобится. Доверься ему. Он не отдаст тебя ему. Он поможет тебе, Дайана».

– Потому что ты для него так много значишь, – прошептала Дайана.

«Нет. Я – его прошлое. Ты – его будущее. Вот почему он рядом с тобой».

Дайана не знала, верить сестре или не верить, но времени разбираться в своих ощущениях не было. Она достигла странного полукруглого поворота в конце коридора, за которым наконец увидела зеленую дверь.

«Та-тум.

Та-тум».

Невероятным усилием воли она заставила себя сделать несколько последних шагов к двери и взялась за ручку. «Если я открою ее...» – подумала она.

«То на самом деле откроются сразу две двери, в ваш и в наш мир. Не отпускай ручку, Дайана. Не дай ей выскользнуть из пальцев. Отпустишь, когда все закончится».

– Но...

«Дотянись до Квентина и только потом открывай дверь».

Дайана взялась за ручку, вытянула свободную руку. Сейчас ее влекло в свой мир не просто желание выйти из «серого времени», а нечто гораздо большее.

Почти сразу темноту прорезала яркая вспышка молнии, и «серое время» исчезло. Дверь из серой превратилась в светло-зеленую, вокруг нее показались тисненые, викторианского стиля, обои, неуместно роскошные для этого закутка, расположенного в конце узенького коридора.

Сверкнула еще одна вспышка, и Дайана ощутила тепло и силу чьей-то руки. Кто-то крепко взял ее за запястье. После третьей вспышки она увидела Квентина.

Девушка поняла, что вернулась. Одной рукой она продолжала сжимать дверную ручку.

– Дайана...

«Та-тум!

Та-тум!»

Она уловила наводящую ужас тяжелую поступь, похожую не на мерные шаги, а на причудливую, прерывающуюся дробь громадного барабана. Шаги приближались.

«Не дотрагивайся до его оболочки».

– Не дотр... – зашептала она Квентину, но тот перебил ее.

– Я знаю, – прошептал он и крепче сжал пальцы вокруг ее запястья. Они прижались к стене, оставляя проход открытым, и посмотрели в глубь коридора, откуда слышались грозные шаги.

Она заговорила сразу, как только появилась:

– Ах, так вот вы где! А я вас все ищу, ищу. В такую поздноту вам следовало бы лежать по кроваткам. Зачем вы заставляете меня ходить по всему Пансиону?

Они увидели странный огонь в ее глазах и дергающиеся черты лица, какие-то неестественно правильные и оттого страшные, колдовские. Перед ними стояла миссис Кинкейд.

Окровавленный мясницкий нож в ее руке не оставлял сомнений в цели поисков.

– Говорил я Каллену, – продолжила она как ни в чем не бывало, – чтобы он не вставал на моем пути. Никто из вас меня не остановит. Он попытался помешать мне, он хотел предупредить Элли. Не нужно было ему совать нос в мои дела. Он разозлил меня.

– Ты убил Элли, – произнес Квентин.

– Считай это милостью от миссис Кинкейд... – Она рассмеялась. – Она так обрадовалась, подумала, что это ее хахаль прискакал с деньгами откупаться от нее. Но она его очень боялась, опасалась, что пристукнет ее где-нибудь в темном углу. Я не мог такого допустить. Это вызвало бы ненужные слухи и подозрения. Поэтому я обо всем позаботился сам.

66
{"b":"12261","o":1}