ЛитМир - Электронная Библиотека

Не меняя позиции и не оборачиваясь, доктор Питер Шеппард откликнулся на издевку вполне добродушно:

— Если бы вид тела убитого подростка доставлял мне удовольствие, кем бы я был, Алекс? Вампиром, наверное? Или кем-то еще похуже. Меня в данном случае увлекает загадка, которую я намерен решить. Вот и все.

Терпеливо следуя по грязи за врачом с фотокамерой в руках, готовая запечатлеть любую полезную для следствия находку, смешливая Бреди Шоу не удержалась от гримасы. Алекс ответил ей тем же — мол, док не в своем уме, какие тут загадки!

Но вслух Алекс одобрил старания доктора:

— Конечно. В каждой смерти есть что-то загадочное.

— Я рад, что вы разделяете мое мнение, — сказал доктор, рассматривая какую-то истлевшую тряпицу и чуть ли не обнюхивая ее.

Алекс удалился на несколько шагов от этой пары и окинул сочувствующим взглядом третьего из их команды, помощника шерифа Сэндк Линч, милую девушку, которая, стыдливо спрятавшись за деревом, выворачивала свое нутро наизнанку. Им всем выпало нелегкое испытание, а для нее, бедняжки, это вообще был дебют на полицейской работе. Хотя и ветераны с таким кошмаром еще не сталкивались. Карл Тирни, которому выпало несчастье обнаружить останки Адама Рамсея, наверняка расстался со своей утренней яичницей с беконом тут же на месте. Сам Алекс сдерживался с трудом и молил бога, чтобы жуткая процедура не затянулась надолго.

Лишь одна персона во всей команде шерифа графства Кокс никак не проявляла обычных человеческих слабостей — это была их начальница. Алекс удивлялся ее выдержке и внешней невозмутимости. В таком маленьком и скромном городке, как Гладстоун, за всю его историю со дня основания убийства случались редко, пожалуй, с интервалом лет в десять-пятнадцать. Шерифы избирались и переизбирались, старели, и некоторые ни разу не сталкивались с убийством за время своего срока пребывания на этой, в остальном хлопотной должности. Разве можно было назвать убийством смерть кого-то из-за неосторожного обращения с оружием его нетрезвого соседа при стрельбе по кроликам, опустошающим их разделенные лишь условной чертой огороды? Про шерифов Гладстоуна ходила популярная байка, что им больше всего подходит роль Сайта-Клауса во время праздничных рождественских шествий и что именно шериф разносит по ночам домой детям подарки, раскладывая их под елками.

Так было до прошлого года. В том году город избрал шерифа, обладающего дипломом специалиста по криминалистике. И что из этого вышло? Вместо безобидных случайных правонарушений в городе начались самые настоящие преступления. Дай бог, чтобы это все-таки были не случайные убийства! И опять же слава богу, новоизбранный шериф не впадает в панику и не опускает руки, а держится уверенно, хотя, черт побери, откуда взялась такая уверенность v этой неопределенного возраста дамочки со стройной и хрупкой девичьей фигуркой? Впрочем, Алекс был убежден, что она, как и все остальные, вот-вот сорвется и расплачется или, хуже того, впадет в истерику. Но пока она держалась молодцом.

— Уже второй случай. — Алекс произнес это, ни к кому не обращаясь, лишь бы хоть как-то нарушить давящую на всех тишину.

Шериф молча пожала плечами.

— И убийца тот же, как ты считаешь?

Небесно-голубые глаза Миранды Найт уставились на Алекса с удивлением.

— А ты считаешь, что можно установить это по горсти обглоданных костей?

Алекс собрался было возразить, что останков разбросано там и тут достаточно, но быстро одумался и предпочел держать рот на замке. От скелета бедняги Адама Рамсея сохранилось не так уж много, а уж тем более никаких свидетельств, кем и каким способом парнишка был убит. Невозможно было обнаружить царапины и порезы на его теле, сходные с теми, что нашли на теле Керри Ингрэм.

И все же напрашивалась простейшая догадка, что эти две смерти, случившиеся за один месяц, как-то связаны. Алекс вздохнул и все-таки решился высказаться:

— Нам не удастся убедить местных сплетников, что парень погиб из-за собственной неосторожности. Мы можем не знать, из-за чего он умер, но жертвы несчастных случаев не хоронят самих себя, присыпая землей.

— Согласна.

— Итак, у нас проблема. Очень большая проблема.

— Пошел ты… — Миранда высказалась прямо, хотя и выдержала для приличия паузу.

Алекс не поверил своим ушам. Чтобы услышать такое от интеллигентной леди! Он поразмыслил некоторое время, прежде чем продолжить:

— Хотя я не эксперт, но могу предположить, что Адам Рамсей опередил Керри Ингрэм в пути на тот свет на пару недель.

— Вероятно, да.

— А его мамаша не заявила об исчезновении сынка и опомнилась только в канун Хеллоуина, когда он уже давно был мертв.

— Тому есть оправдания. Они крепко повздорили, и парнишка сбежал к своему папаше во Флориду — так она подумала. Это уже повторялось дважды.

— Я к чему веду, — настаивал Алекс. — К тому, что мы никак не могли уберечь Адама Рамсея. Он стал первой жертвой, а уж потом — Керри Ингрэм.

— Может быть, — согласилась Миранда, выслушивая соображения помощника со странным, почти ледяным равнодушием. — Но могли спасти Керри Ингрэм, если бы вовремя обнаружили останки Рамсея.

Алекс почувствовал себя уязвленным и не сразу нашел что ответить.

— Нам повезло, что Рамсей носил кольцо. И что у него был золотой зуб. Иначе как бы мы его идентифицировали? Однако странно, что у подростка во рту золотой зуб. Зачем, интересно?

— Не зуб, а золотая коронка, — уточнила Миранда. — Отец подарил ему кольцо, а дантист расплавил его и сделал всю работу.

— Зачем, черт побери, парнишке это понадобилось?

— Мать не знает или не хочет говорить. — Шериф Миранда Найт начала немного нервничать. Ее, видимо, раздражало топтание на месте в разговоре со своим дотошным помощником. — Я не думаю, что это важная деталь для расследования. Вот дерьмо! — выругалась Миранда едва слышно и, не жалея своих джинсов, поползла на четвереньках по сырой, мерзко пахнущей земле, выискивая улики.

На некоторое время воцарилось молчание.

— У тебя есть какие-нибудь мысли, Алекс? — неожиданно спросила Миранда, не меняя неудобной, но столь соблазнительной для мужского взгляда позы.

— Пока нет. — Алекс вздохнул. — Только одна, пожалуй. Нашему мэру это не понравится. Если это и впрямь Рамсей…

Миранда наконец-то соизволила обратить взгляд на своего помощника Алекса. На ее лице появилось странное выражение, которое не поддавалось разгадке и было для него новым, никогда не виденным прежде, — выражение полной закрытости, замкнутости в себе. Впервые за пять лет их знакомства Алекс вдруг почувствовал, что перед ним абсолютно чужой человек.

— Зря сомневаешься, — произнесла она уверенно. — Я знаю и знала заранее, что нами найдены останки Адама Рамсея.

— Что-то у меня не укладывается в голове…

— Это Адам Рамсей, Алекс. Зубная карта подтвердит это.

— Но если кости принадлежат взрослому мужчине, то как?.. — Алекс осекся и заговорил тише: — Значит, док ошибается?

— Надеюсь, что так.

Алекс ни на мгновение не мог допустить мысли о том, что Миранда втянута в какую-то непонятную игру с доктором Шеппардом или щадит его мужское и профессиональное самолюбие, не отвергая сразу, с места в карьер сделанного им скоропалительного вывода.

Размышляя вслух, он высказал предположение:

— Если док прав насчет костей, значит, мы нашли еще одну жертву, человека, об исчезновении которого никто не сообщал. Значит, нам еще предстоит обнаружить тело Рамсея. А если права ты…

— Если права я, это будет значить еще кое-что, — резко оборвала рассуждения Алекса Миранда. — И это будет загадкой потруднее, чем раскрытие убийства двух сбежавших из дома подростков.

Лиз Хэллоуэл прожила в Гладстоуне все свои тридцать лет и поэтому знала здесь все обо всех.

А так как книжная лавка, унаследованная ею от родителей, размещалась в самом центре городка и при ней была еще популярная кофейня, которой хозяйка очень гордилась и где люди могли сидеть и болтать, сколько им вздумается, то Лиз привыкла быть в курсе всех событий, причем получала самую свежую информацию буквально по горячим следам.

2
{"b":"12262","o":1}