ЛитМир - Электронная Библиотека

— Значит, тело непременно бы нашли, — заключила Миранда. — О'кей. Но можно ли утверждать, что убийца хотел, чтобы мы обнаружили девочек, или ему было на нас наплевать? Вот в чем вопрос.

— Ты сама на него и ответишь. — Бишоп сверлил Миранду взглядом.

— Я? Как? Откуда мне знать?

Она практически подталкивала его поделиться с Алексом хоть частью их общей тайны, но он удержался на самом краю и увел разговор от темы телепатии, ловко подменив ее традиционной дедукцией.

— Разве наш шериф не прошел курс составления психологического портрета преступника? — Бишоп удачно применил ораторский прием, не обращаясь со своим вопросом ни к кому конкретно. — Попробуем заняться этим поэтапно. Почему одну жертву из трех транспортировали на большое расстояние и захоронили в таком месте, куда даже охотники редко забредают?

Она и раньше размышляла над этим.

— Потому что в самом убитом или в способе, которым он был убит, содержится нечто указывающее на личность убийцы.

— Верно, — кивнул Бишоп и, повернувшись к стенду, ткнул пальцем в снимки останков Адама Рамсея.

— Он захватил парня первым и сохранял ему жизнь дольше остальных, а когда с ним покончил, то захоронил останки там, где их вообще могли не обнаружить.

— Так бы и было, — подтвердил Алекс. — И когда мы их нашли, то к тому моменту мало что от них осталось. Как здесь, скажите на милость, искать улики, указывающие на убийцу, когда все, что нам досталось, — это косточки. Да еще не все.

— Кстати, о костях… — Миранда обратилась к Шарон: — Вы уверены, что вам нечего нам рассказать на данный момент об этих костях, доктор Эдвардс?

— Честно говоря, у меня есть лишь гипотезы, мало чем подкрепленные. Мне понадобится еще несколько дней, чтобы закончить исследования. Сейчас я только могу сказать, что кости мальчика были видоизменены.

— Подвергнуты старению, — сказала Миранда, не выказывая удивления.

— Да, искусственно состарены.

— Господи! Зачем? Чего ради? — воскликнул Алекс.

— В этом и кроется загадка — зачем и как? Я надеюсь ответить на эти вопросы, но мне нужно время.

— Надеюсь, время у нас есть, — сказала Миранда. — Но если Линет была ошибкой, ее убийство могло непредсказуемо изменить его потребности и ритуалы.

— Возможно, он опять вышел на охоту, — высказался Харт. — И раз у каждого из присутствующих есть на этот счет опасения и предчувствия, я позволю себе, поверьте, с тяжелым сердцем, огласить свое мнение. Мне кажется, что, пока мы здесь строим гипотезы, убийца высматривает себе новую жертву.

— И в округе проживает несколько тысяч юношей и девушек! — Миранда, уже не таясь, яростно потерла себе виски. — Проклятие! Самое большее, что я могу сделать, это объявить комендантский час для всех лиц моложе восемнадцати и попытаться удержать ребят дома, в школе, уговаривать их не выходить на улицу.

— Сомневаюсь, что кто-то будет протестовать, — поддержал ее Алекс. — Кроме самих ребят, конечно. А нашему мэру не терпится вылезти вперед с любой акцией, лишь бы она выглядела как забота о безопасности избирателей.

Миранда вознаградила его за поддержку слабым подобием улыбки, затем сверилась с часами. Обращаясь к троице приезжих федералов, она посоветовала:

— Не знаю, каковы ваши планы на вечер, но все кафе и большинство ресторанов закрываются меньше чем через два часа. Если вы желаете перекусить…

— На мой взгляд, отличная идея. — Харт встал со стула и потянулся. — Если я не введу в организм что-нибудь еще, помимо кофеина, кому-то придется соскребать меня с потолка. Скоро я лопну от выпитого кофе.

— Прерваться на некоторое время было бы неплохо, — согласилась Эдвардс, предварительно бросив взгляд на шефа. — Затем я бы хотела провести еще пару часов в морге, чтобы кое-что уточнить.

Бишоп вроде бы собирался что-то сказать Миранде, но передумал. И, храня молчание, покинул конференц-зал вместе с коллегами.

— Мы могли бы как-нибудь организовать им регулярное питание, раз они помогают нам.

— Я поручила Грейс показать коллегам, где они смогут позавтракать, а заказ доктора Эдвардс доставили прямо в госпиталь. Я проявила достаточное гостеприимство — я так считаю, Алекс, но развлекать их не собираюсь. Они прибыли сюда для работы, так пусть работают. Нам от них нужно только одно — результат, причем чем скорее, тем лучше. Я серьезно надеюсь, что они справятся.

— Мы все надеемся. И я согласен, что нам незачем крутиться вокруг них в нерабочее время. Они сами найдут чем заняться. За Бишопа я уж точно не беспокоюсь.

— Что так? — небрежно спросила Миранда.

— Очевидно, ему и тебе, Рэнди, найдется о чем поговорить вечерком. Раз вы давние знакомые.

— А я подумала, что вы уже договорились устроить совместную пробежку вечерком.

— А он что, бегает? — невинно поинтересовался Алекс.

— Сейчас? Не знаю, не могу сказать, но когда-то бегал. Впрочем, Бишоп вроде бы в отличной форме, значит, не бросил.

— Да, он выглядит неплохо. А как у него обстоит дело с оружием? Я заметил, оно всегда при нем. Он хорошо им владеет?

— Да, — рассеянно подтвердила Миранда.

— И как я догадываюсь, он заработал свой шрам, сражаясь с плохими парнями?

— Естественно. Я бы только добавила — проявляя невиданный героизм. — Издевка в ее голосе была едва заметна.

— А что насчет его умозаключений? Насколько близко он подобрался к убийце? Или это просто треп и чистой воды фантазии? Он не пудрил нам мозги?

— Не побьюсь об заклад, но все же не думаю. Он всегда был хорош в деле.

— А ты с ним сотрудничала?

— Ты уж лучше прямо спроси, были ли мы любовниками. — Миранда засмеялась, а Алекс виновато отвел глаза.

— Если я чересчур любопытен, пошли меня сразу к черту, Рэнди.

— Ну зачем же? Я ничуть не смущаюсь. Это такие давние дела, что мне кажется, это было не со мной.

— И, как я догадываюсь… закончилось плохо?

— Можно и так сказать. — Миранда хотела пожать плечами, но плечи почему-то одеревенели.

— Значит, работать с ним на пару тебе не очень-то весело, — заключил Алекс.

— В нашей работе вообще веселого мало.

Боль пронзила ее внезапно, так что она едва не задохнулась. Алекс обеспокоенно глядел на нее, нахмурив брови.

— С тобой все в порядке, Рэнди? Ты что-то побледнела.

— Обыкновенная мигрень. — Миранда очень надеялась, что приступ скоро пройдет. — Я ухожу домой. И ты тоже, Алекс. И не смей забредать сюда ночью.

— Рэнди, я все думаю про убийцу Не думаешь же ты, что он нам известен? Я имею в виду, что мы с ним знакомы.

— Нет, Алекс, мы его не знаем. И никогда его не видели, не встречались с ним. Я в этом уверена.

Тони Харт откинулся на спинку стула, предоставляя официантке максимум удобства для работы. Он дождался, пока она закончит обслуживать его и удалится, и подхватил нить беседы.

— Даже пяти обычных человеческих чувств достаточно, чтобы убедиться, что с нашим шерифом творится что-то неладное. Боль берет ее штурмом. У меня дурные предчувствия. Но только ли у меня? Что скажете вы, коллеги?

— Она говорит, что это просто мигрень, — откликнулся Бишоп.

Эдвардс возразила:

— Это не ординарная головная боль. Ее зрачки расширены А что, она подвержена приступам мигрени?

Вопрос был обращен к Бишопу. Тот поколебался, прежде чем ответить:

— Нет, насколько я знаю.

Доктор Эдвардс упрямо смотрела на него, не позволяя ни опустить глаза, ни отвернуться.

— И все же?

— Вы знаете столько же, сколько и я. Даже больше, чем я. — Как бы хотелось Бишопу, чтобы сейчас был не вечер воскресенья в захудалом городке, где он не может даже купить себе бутылку пива, а уж о чем-либо покрепче вроде виски или рома, в чем он очень нуждался, и речи нельзя было завести. — Существует теория, согласно которой такие, как у Миранды, психические способности есть порождение случайных импульсов в мозгу и возникшие сверхсильные токи пробивают себе новые пути в дотоле не используемые участки.

20
{"b":"12262","o":1}