ЛитМир - Электронная Библиотека

Алекс, глядя на чистый бланк, который ему предстояло заполнить, вторил шерифу:

— К тому же как раз в этот отрезок времени с дюжину ребят того же возраста и чуть постарше шастали по городу в таких же куртках и собирались устроить на паях пирушку всей командой по случаю окончания сезона, которую специально откладывали из-за Стива. Ему вставляли шунт в больнице в Нэшвилле, а раз он благополучно вернулся, понадобилось закупать «горючее». Как они пропустили его, ума не приложу.

Миранда ощутила на себе пристальный взгляд Бишопа и тотчас убрала руку от виска. С какой-то отрешенностью она подумала о том, выдержит ли ее голова такие приступы боли и не распадется ли череп пополам, обнажив мозг.

— Никаких следов для собак, ни улик, ни свидетелей, — проговорила она монотонно.

— Ни запаса времени, — добавил Тони. — Если агент Бишоп прав, жить парню осталось недолго.

Миранда тшетно пыталась расслабиться. Напряжение, идущее от мозга, сковывало ее тело, словно гипсовый панцирь. Она обратилась к Бишопу:

— Сегодняшнее событие внесло изменения в наши представления об убийце?

— Нет, — твердо заявил Бишоп. — В общих чертах нет, однако кое-что добавило. Надо искать белого мужчину тридцати — тридцати пяти лет, в хорошей физической форме. Он живет один или имеет, помимо дома, еще достаточно изолированное от постороннего взгляда помещение, где держит и пытает свои жертвы. Он отличается смышленостью, находчивостью, дотошен в мелочах, наблюдателен и способный организатор. У него или собственный бизнес, или он занимает высокую административную должность. Он достаточно хорошо разбирается в тонкостях полицейской работы, в методах, которыми ведется расследование, чтобы не оставлять нам ничего существенного, чго мы могли бы использовать в качестве улик. Пока невозможно определить, приобрел ли он эти знания благодаря своей профессии или это просто хобби.

— Какая профессия имеется в виду? — спросил Алекс. — Вы намекаете, что он вполне может быть копом?

— Не исключено.

Миранда впилась взглядом в Бишопа:

— А что подсказывает твое чутье?

— Чутье говорит, что это маловероятно. Я думаю, что это своего рода хобби. Он самостоятельно изучал полицейскую технику. У него вполне мог быть доступ в ваш департамент — какой-нибудь приятель или родственник без всякого злого умысла, по простоте душевной, снабжал его информацией.

— Потрясающе, — вздохнула Миранда.

— Вряд ли это была информация, предназначенная для ограниченного круга лиц. Но даже если и так обстояло дело, он не настолько глуп, чтобы дать нам шанс раскрыть его источник. Избавиться от тела ему хватает и знаний, и смекалки, и он достаточно хладнокровен, чтобы не спешить, проделывать все тщательно и не единожды себя перепроверять. Никакой паники. Ни малейшей небрежности он не допускает.

— Прямо-таки высококлассный эксперт по «мокрым делам», — прокомментировал Алекс. Тони принялся размышлять вслух:

— Меня интересует, что послужило ему первым толчком. Почему он сошел с катушек, сорвался так внезапно. Большинство серийных убийц в этой подгруппе сравнительно молоды и проявляют кровожадные склонности чуть ли не с детства. Мало кому из них удалось дожить до тридцати-сорока лет, успешно скрывая совершенные преступления.

— Если им не сопутствует особая удача, — многозначительно откликнулся на это Бишоп и задал вопрос Миранде: — До того, как построили новую скоростную дорогу, основной путь в Нэшвилл пролегал через этот город?

Миранда, нахмурившись, кивнула.

— Судя по вашим архивам, никто из местных жителей не пропадал бесследно, и все заведенные по факту исчезновения дела раскрывались успешно. Так?

— Да.

— А как насчет приезжих подростков, сбежавших из дому и нашедших свой приют здесь, ребят, путешествующих на мотоциклах или автостопом? Скажем, в округе радиусом миль пятьдесят. Объявлялся ли соседними департаментами розыск пропавших? Поступали ли сведения о находках, подобных нашим?

— Никаких со дня, когда я приняла руководство, — сказала Миранда. — До этого я была заместителем шерифа и не занималась исчезновениями людей.

— Нам надо знать обо всех нераскрытых делах в округе. Очень надеюсь, что там не будет пропавших подростков, но, возможно, нам попадется на заметку что-то связанное с этой темой, пусть смутный, но все же намек на совершенную им в прошлом ошибку. Если мы такой намек распознаем, то сможем раскинуть сеть и поймать мерзавца.

Миранда и Алекс переглянулись. Алекс кивнул.

— Я усажу Сэнди и Грега за компьютер, пусть покопаются в файлах. Только у нас там лишь недавняя документация. Остальные архивы сложены в коробки и хранятся в подвале. Как далеко в прошлое вы хотите заглянуть?

— Лет на десять-пятнадцать, — сказал Бишоп.

Алекс вздохнул:

— На это потребуется несколько дней, может быть, и неделя. Предыдущие наши начальники не очень пеклись о том, чтобы содержать архивы в порядке.

— Привлекай на помощь столько людей, сколько потребуется, — распорядилась Миранда. — И помни, что счетчик уже щелкает.

Алекс поспешил к выходу. Проводив его взглядом, Миранда переспросила у Бишопа:

— Десять-пятнадцать лет? Не многовато ли?

— Если возраст убийцы таков, как мы прикинули, то он вполне может орудовать уже лет пятнадцать, а то и дольше.

— И оставаться незамеченным? Непостижимо!

— Возможно, потому, что он охотился где-то в других местах. Или его жертвы ни поисков, ни памяти о себе не заслуживали. Просто проваливались в неизвестность, и земля над ними смыкалась.

У Миранды перехватило дыхание.

— А каким милым и тихим казался этот городок!

— Ты же знаешь, что к нему это не имеет отношения.

Миранда промолчала.

— Никакого отношения, — с нажимом повторил Бишоп.

— Да, я знаю.

В наступившей паузе Тони пробормотал что-то насчет необходимости помочь Алексу и выскользнул за дверь.

Миранда хотела за ним последовать, но Бишоп задержал ее.

— Ты заимела еще одну головную боль, Миранда?

Она обронила небрежно:

— Вся моя жизнь — сплошная головная боль, и ничего больше.

Он не поддался на ее притворство.

— Миранда, ты хоть понимаешь, как опасно то, что ты делаешь?

— Не понимаю, о чем ты говоришь.

— Нет, ты прекрасно все понимаешь. Ты тратишь столько сил, удерживая меня от…

— Не льсти себе, — отрезала она. — Ты много на себя берешь.

Бишоп мысленно досчитал до десяти.

— Ну хорошо, ты тратишь столько сил, удерживая нас от проникновения, направляя всю свою психическую энергию на блокирование нас, и дошло до того, что твое тело начало бунтовать. Головные боли, реакция на свет, тошнота.

— У тебя богатое воображение, Бишоп.

— Это может нанести тебе непоправимый вред, Миранда. Пойми, мы узнали массу нового о психических способностях за последние несколько лет. Импульсы, порождающие телепатию, способны также разрушить мозг, особенно если их держат взаперти.

— Я это учту, — сказала она. — Ты доволен?

Он молча разглядывал ее некоторое время, потом сказал:

— Надеюсь, ты понимаешь, что Бонни нуждается в тебе? Ты должна беречь себя хотя бы ради Бонни.

Миранда удивлялась, почему она просто не встанет и не уйдет, а продолжает слушать Бишопа. Что сковывает ее волю?

— Бонни — не твоя забота.

— Она может ею стать, ты знаешь. Не потому, что я твой должник, а потому, что я в долгу перед ней.

Для Миранды такое высказывание явилось сюрпризом, и она не попыталась это скрыть.

— Это не тот долг, который ты можешь уплатить.

— Знаю.

Миранда ощутила внезапную потребность уединиться где-нибудь и там, в покое, укрепить свои защитные силы.

Она, опираясь руками на стол, начала подниматься со стула. Однако Бишоп стремительно обогнул стол и, приблизившись, сжал в пальцах ее запястья.

Застыв на какой-то момент, Миранда в паническом ужасе глядела в его глаза, непроницаемые и завораживающие. Затем она ловко избавилась от его хватки и попятилась.

24
{"b":"12262","o":1}