ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нам придется вскоре покинуть это место, но, пока мы здесь, ты не поделишься информацией, полученной после поездки в вашу контору? Или она слишком секретна? Что-нибудь интересное выявилось после обследования костей первой жертвы?

— Как ты догадалась? — Шарон сдержанно отдала дань проницательности Миранды. — В лаборатории установили, что, пока юноша был жив, ему ввели путем инъекции химический реактив, который резко воздействовал на обмен веществ и процесс старения костной ткани. У меня в портфеле длинный список подобных средств. Убийца добился результата, к которому стремился.

Миранда была поражена:

— Но зачем?

— Мы слишком мало знаем о нем, но могу предположить, что ему было интересно, как у него это получится. Он в своем роде исследователь. Он наблюдает агонию умирающего и как тот реагирует на боль.

— Значит, это просто лабораторный эксперимент! — воскликнул Алекс. — Ученый-убийца, будь он проклят! Если такое просочится в нашу газету…

Сказав это, Алекс обреченно покачал головой.

Миранда не успела вовремя одернуть своего помощника. Она лишь спросила у Шарон:

— А других причин для этих действий нет? Что еще он мог извлечь из такой забавы с жертвой, какую иную выгоду для себя?

Шарон прикусила губу, размышляя.

— Может быть, существует еще один мотив, но черт меня побери, если я знаю, зачем ему взбрело в голову этим заниматься. Одним из результатов такого химического процесса является обогащение крови Все питательные вещества из костей попадают в кровеносную систему. Следовательно, если он обескровит тело, то собранная кровь будет сверх нормы насыщена минералами и питательными веществами.

Последовало молчание, которое первым нарушил Алекс:

— Что-то я и вправду начинаю верить в вампиров. Я один такой среди вас?

— Нет. Ты не один… — сказала Миранда. — Предлагаю поскорее уносить отсюда ноги.

Лиз не очень-то интересовало, что творилось за окнами, но, когда в ее кофейню и книжную лавку ближе к вечеру посетители хлынули потоком, она поняла, как влияет на людей ухудшение погоды. Каждый спешил сделать закупки в магазинах и, в зависимости от своих вкусов и пристрастий, запастись интересной книгой или видеокассетой на случай возможного долгого сидения в четырех стенах. Никому не хотелось остаться на вечер без еды и развлечений.

И еще Лиз стало ясно, что людьми движет желание побыть в относительной безопасности, которую предоставляло общественное место, переполненное народом, и послушать самые свежие сплетни. Прошел слух, что обнаружено тело Стива Пенмана, и настроение тех, с кем разговаривала Лиз, колебалось между двумя крайностями — от подавленности и страха до озлобленных порывов немедленно что-то предпринять. Воинствующие горожане хотели, чтобы убийства прекратились и чтобы маньяк был тут же, сию минуту пойман и наказан.

Вот почему, когда в кофейне после шести вечера появился Алекс, несколько посетителей обрушились на него с требованием рассказать, какие меры приняты шерифом, чтобы снова сделать улицы Гладстоуна безопасными.

— Все необходимые меры приняты, — спокойно отвечал Алекс.

— Какие, например? — настаивал Скотт Шерман и тыкал пальцем в жуткую картинку на обложке только что купленного им триллера. — У нас в городе после ваших мер творится нечто пострашнее, чем это. Меня даже здесь, среди людей, пробирает дрожь.

— А зачем ты здесь болтаешься, Скотт? Иди домой и запрись на все замки. Надвигается снежная буря. Разве ты не слышал?

— Конечно, слышал. А как ты думаешь, почему я пришел сюда? Неужто за книжонкой с кучей трупов, чтобы лишний раз пощекотать себе нервы? Вовсе нет. Я хочу знать, что делает наш шериф, Алекс. Я голосовал за нее и пока еще надеюсь, что она не вынудит меня сожалеть об этом.

— Тогда дай ей спокойно делать свою работу. И помоги ей хотя бы тем, что не будешь шляться по улицам в пургу и избавишь нас от беспокойства за тебя и тебе подобных непосед. У нас своих дел, как ты догадываешься, по горло.

— Но, Алекс, — прозвучал дрожащий от волнения голосок Линды Болтон, — если Стива Пенмана захватили на главной улице города среди бела дня, как мы можем рассчитывать, что наши дети будут в безопасности, даже дома взаперти?

— Ничего другого предложить не могу. — Алекс вздохнул. — Не выпускайте их на улицу и запирайтесь. Согласен, время сейчас тревожное, но не воображайте, что пугало прячется за каждым углом. За убийцей ведется охота, и он об этом знает. И пока на улице непогода, он, как и все вы, наверняка будет сидеть у себя в доме, чтобы не привлечь к себе внимания. Так что накупите книжек или кроссвордов и пережидайте пургу в тепле и уюте, о'кей?

— Ну а если…

Лиз выручила Алекса, бросив разносить кофе и усадив его перед собой за стойкой, где он сам мог обслуживать себя.

— Мне незачем спрашивать у тебя, как прошел день. Знаю, что не лучшим образом. Говорят, вы отыскали Стива?

— Ну да, отыскали.

Решив ничем не напоминать друг другу о последнем состоявшемся между ними разговоре, Лиз постаралась не выдавать своей особой заинтересованности и спросила как бы между прочим:

— А было там что-нибудь, что указывало на личность убийцы?

Алекс глотнул кофе, обжегся и скорчил гримасу.

— Вроде бы ничего. Впрочем, это дело не для моих мозгов.

Лиз с осторожностью продолжила:

— Я слышала, что Стив с того света сообщил своей подружке, где искать его тело.

Алекс поморщился:

— На какой помойке откопали такое дерьмо? Чушь!

Лиз помрачнела. Ей почему-то стало зябко в жарком, натопленном помещении.

— И все-таки как вы узнали, что тело находится там?

Алекс ответил неохотно, с кислым выражением лица:

— А как же еще? Кто-то неизвестный позвонил Рэнди.

Глава 12

— Родители хотят забрать Эми домой, тем более что надвигается пурга, а доктор Дэниэлс говорит, что лучше не надо. Она и вправду в плохом состоянии.

Мобильник Бонни трещал от разрядов, раздражая слух.

— Как поступить, Рэнди?

— А родители знают о?..

Бонни понизила голос, хотя она была в приемной одна и вряд ли кто-то ее подслушивал.

— О ее беременности? Боюсь, что да. Ее мама, кажется, в шоке, а папа… на него было страшно смотреть. Знаешь, как будто его ударили по голове топором.

— Похоже на то, что так и было, — сказала Миранда.

— Ну да. Во всяком случае, доктор Дэниэлс объявил, что Эми прописан сон хотя бы до утра, и он намерен держать ее в больнице под присмотром. Я думаю, он опасается, что она может сделать что-то с собой… или с ребеночком.

— А у тебя есть такие подозрения?

— Она в жуткой панике! Рэнди, пойми, еще несколько дней назад Эми не знала, что беременна, а потом Стив исчез, и она начала думать… ну ты понимаешь… Я не знаю, как она справится с этим. Я бы не смогла. В одном уверена-я должна быть сейчас с ней рядом.

— Но там тебя застанет снежная буря, — встревожилась Миранда.

— Ты всегда вытащишь меня из-под любого снега. Я на это надеюсь.

— И я надеюсь. И рассчитываю к тому же на Сета.

— Какая ты догадливая, Рэнди! Его родители тоже здесь, потому что некоторых детей-пациентов нельзя срочно разобрать по домам, чтобы им не стало хуже. И кухня работает, и почти вся смена медсестер согласилась на дополнительное дежурство. Тут полно продуктов, и генератор в порядке на тот случай, если оборвутся провода. Мы выживем, даже если нас завалит снегом выше крыши. Я тебя успокоила, Рэнди?

Миранда вздохнула в телефонную трубку, не зная, что сказать — да или нет.

— Конечно, тебе лучше находиться там, где ты находишься, с Сетом и его родителями, чем дома одной.

Бонни прервала ее:

— Рэнди, я не думаю, что кто-то воспринял серьезно то, о чем болтала Эми. Она была в истерике.

— Надеюсь, ты права. Но теперь по городу поползли самые невероятные слухи, и в центре их мы с тобой, сестренка.

— Прости, Рэнди. Я сожалею.

39
{"b":"12262","o":1}