ЛитМир - Электронная Библиотека

— Никаких научных данных он, конечно, не мог получить, но очень хотел убедить хотя бы самого себя в своей правоте. Он привел меня однажды в больницу, тайком, ночью. Предполагалось, что я коснусь его спящих после успокоительных инъекций пациентов и расскажу, что я вытащила из их подсознания.

— И что ты вытащила?

Миранда, уже не скрывая, принялась энергично массировать затылок.

— Мне бы не хотелось еще раз пройти этим путем. Наверно, более страшного испытания в жизни мне не представится до самой кончины — молю бога об этом. Я коснулась поочередно этих несчастных — двух женщин и одного мужчины — и вправду ощутила, что в каждом из них было внутри какое-то иное существо… Я не могу подобрать таких слов для описания, чтобы ты понял, Алекс. Но у меня до сих пор нет ни малейшего сомнения, что каждый из этой троицы был раздвоен, что две личности существовали в нем, две души.

От подобных воспоминаний ей стало жутко, и ее страх передался Алексу.

— Ты понимаешь, Рэнди, что будет, если ты кому-нибудь еще расскажешь об этом?

— Вот поэтому я все эти годы держу рот на замке.

— А мне ты открылась?

Миранда улыбнулась:

— Ты умело меня допрашивал. Мне пришлось расколоться.

Алекс был польщен.

— А агенты из ФБР? Они все — телепаты?

Миранда выбрала самый простейший вариант ответа:

— Не знаю. Я от них закрылась, как только они прибыли сюда.

— Из-за Бишопа?

— Считай, что так.

— Узнав, что случилось восемь лет назад, я бы поступил точно так же, будь я на твоем месте.

Миранда не сразу, но все же возразила:

— Тебе не стоит, Алекс, так однозначно судить о наших отношениях. Здесь нет черного и белого. Одно время я чувствовала себя преданной, использованной, как орудие, но ведь все-таки Бишоп все делал ради того, чтобы поймать жуткого злодея.

— Ценой гибели твоей семьи?

— Он думал, что способен защитить моих родных. Он ошибся. Никто не мог уберечь их.

— Значит ли это, что ты его прощаешь?

Миранде предстояло сделать выбор — быть до конца откровенной или что-то скрыть — ради себя… ради Бишопа. Она предпочла уклониться от прямого ответа.

— Будь я на его месте, возможно, я поступила бы так же, как он.

— И предала бы своего возлюбленного? — Алекс решительно тряхнул головой. — Мне трудно в это поверить.

Миранда не знала, что ответить, но ее выручил телефонный звонок. Она выслушала сообщение, поблагодарила и повесила трубку.

— Снег пошел! — догадался Алекс.

— Да. Это был метеоролог. Пока не замело дорогу, загляну домой. Хочу убедиться, что миссис Таск на месте, приму душ и переоденусь для ночного дежурства.

— Зачем тебе сюда возвращаться? Побудь дома. Твой джип в экстренном случае пробьется через любые сугробы.

— Я знаю, но лучше бы мне быть этой ночью здесь. Кроме того, раз Бонни осталась в больнице при своей подружке с Сетом и его родителями, какого черта мне ночевать в доме одной?

— Тебе надо отдохнуть, Рэнди.

— Я в порядке, Алекс. Не гони на меня волну.

— Прости старого дурака. — Он все же взял ее под руку и проводил на первый этаж по крутой лестнице, где Миранда отдала необходимые распоряжения дежурному полицейскому при входе в участок.

В нормальных условиях Миранде понадобилось бы десять минут, чтобы доехать до дома, но в эту ночь она потратила вдвое больше времени, медленно проезжая по знакомым улицам и обозревая, как их вид странным образом изменил наметенный первыми приступами пурги снег. Слава богу, что прохожих на Мейн-стрит поуменьшилось, мало кто решился высунуть нос за дверь в опасную тьму, однако заведение Лиз еще светилось вывеской и окнами и несколько машин было припарковано на стоянке у входа. Миранда надеялась, что последние посетители скоро покинут уютное гнездышко Лиз с ее книгами и ароматным кофе и спрячутся в своих домах. Останутся только патрульные машины с мигалками, которые, высветив фарами скромный автомобиль шерифа, гудками приветствовали Миранду.

Она слышала их переговоры по радио, грубоватые шутки, их общение друг с другом, и в ней постепенно нарастало беспокойство. Уже давно Миранда не испытывала такого отчетливого предчувствия. Должна быть еще одна жертва. Пять. Их должно быть пятеро. Почему пять? Она этого не знала. Но пятому подростку предназначено было вскоре умереть. И такое предвидение, мысленное, а не визуальное, раздирало невыносимой болью ее мозг. Она притормозила, чтобы не врезаться в сугроб или в ограду какого-нибудь дома.

«Та смерть будет концом всех смертей…»

Что это — обещание или издевка? Кто предупреждает, грозит или насмехается над ней? Злая или добрая это сила?

Она отперла на ощупь заледеневшим ключом парадную дверь и вошла в дом. Бодрое послание с автоответчика в холле довело до ее сведения, что миссис Таск привела все в доме в порядок, что в холодильнике Миранду ожидает большое блюдо пасты с салатом и жареный цыпленок, свежий батон в хлебнице — почти королевский ужин.

Насколько великолепна перспектива такого ужина, Миранда могла оценить, медленно, усталой походкой переходя из комнаты в комнату, по дороге сбрасывая тяжелую форменную одежду и вспоминая, что в последний раз она брала что-то в рот, за исключением черного кофе, почти двенадцать часов назад.

Наплечную кобуру Миранда сняла и повесила на спинку стула в гостиной, и тут же ее взгляд уткнулся в доску с планшеткой для спиритических сеансов на кофейном столике.

Разве Бонни не говорила, что они пользовались этой проклятой игрушкой только у нее в комнате наверху? Как она могла оказаться в гостиной? Вряд ли миссис Таск по собственной инициативе перенесла ее. Не в ее правилах трогать какие-либо вещи, даже если это игрушки. А уж тем более экономка никак не позволила бы себе заняться спиритизмом в отсутствие хозяйки и ее младшей сестры. Сейчас гадать, отчего спиритическая доска появилась внизу в гостиной, означало еще больше усилить свою головную боль. Однако палец Миранды инстинктивно потянулся к доске, поставил стрелку на отметку «нет», а потом Миранда пошла в душ, чтобы как-то облегчить терзающую ее головную боль.

Едва она удалилась, планшетка пришла в движение, медленно описала полный круг и вновь остановилась на прежней отметке «нет».

— Босс?

— Ну?

— Вам до сих пор невдомек, что мы гуляем взад-вперед по одной и той же дорожке?

Бишоп прервал работу на портативном компьютере и грозно взглянул на подчиненного:

— Ты, Тони, что-то начал раздражать меня последнее время. Может, тебя стоит выкинуть из группы?

— Не я тому причиной, что у вас дурное настроение. Кажется, весь мир раздражает нашего босса! Но все-таки, что конкретно выводит вас из себя?

— Твое многословие и снегопад.

— Но он еще так и не разразился. Пока на улице лишь ветерок со снежинками. Высуньте нос в окошко — и сами увидите. Даже испуганные граждане перестали звонить сюда и ловят кайф у своих каминов. А полицейские дышат свежим воздухом на уличном дежурстве или сидят у телефонов, коротая время за покером.

Бишоп дождался окончания пространного монолога Тони и спросил напрямую:

— Куда подевалась Миранда?

— Туда, где ей и следует пребывать в такое время. Алекс сказал, что она отправилась домой с полчаса назад. Вероятно, она скоро вновь появится здесь. Мне кажется, шериф намерена провести эту ночь на посту, в своем кабинете.

Бишоп уже забыл, что его раздражающее расхаживание по комнате было отмечено и сопровождено ироническим комментарием из уст Тони. Он снова начал мерить шагами не слишком просторное для его разгулявшихся нервов пространство. Мельком, на ходу, он бросил взгляд на то, что творится за окнами. Снежные хлопья уже не падали медленно и плавно, а закручивались в вихри.

— Буря уже началась, — заключил он.

— И вас это нервирует?

— Я тебе уже говорил. Ненавижу бури, штормы и все подобные природные явления.

Он помолчал, всматриваясь в то, как машины, припаркованные на улице поблизости от полицейского участка, покрываются белой пеленой, постепенно превращаясь в высокие сугробы.

45
{"b":"12262","o":1}