ЛитМир - Электронная Библиотека

— Странно, что некоторые из нас, телепатов, не сталкиваются с особыми проблемами, а другие… как бы наказываются за свой дар. Судьба несправедлива к ним.

— А как ты думаешь, почему стольких трудов мне стоило собрать эффективно работающую команду телепатов? Почему столько лет было на это потрачено? — Бишоп выплеснул эмоции и после этого заговорил вполголоса: — Отыскать телепатов среди десятков миллионов населения — не проблема. Но вот кто из них способен работать — трудно понять. Ты и не подозреваешь, сколько я проводил над тобой тестов. Они мне тяжело обошлись.

Бишоп машинально погладил себя по затылку, а Тони виновато улыбнулся:

— Извините, что оказался трудным абитуриентом. А почему бы не принять Миранду в нашу дружную семейку без вступительных экзаменов?

— У нее есть своя работа. Ей надо отслужить срок на посту шерифа. Ее избрали горожане.

— Ну а потом?

— Мы не обсуждали, что будет потом.

Тони больше не настаивал. Он понял, что шеф уже близок к тому, чтобы захлопнуть створки, как ракушка, наглотавшаяся свежей воды. И он поспешил перейти к деловой информации:

— Вы просили, чтобы мы записывали на пленку и распечатывали все звонки по поводу того, как было обнаружено гело Стива Пенмана. Вопросы, комментарии, предложения. Вот распечатки.

Бишоп быстро перебрал стопку листков.

— До полуночи было мало звонков, а ночью стали трезвонить вовсю.

— А ты просматривал записи?

— Зачем? На эту работу мы посадили одну из помощниц шерифа. Не думаю, правда, что нам такое отслеживание даст что-либо полезное.

— А я думаю, наоборот. — Бишоп помрачнел, и лицо его стало почти черным. Он уже успел прочесть распечатки телефонных звонков и теперь обратил на Тони взгляд, полный ярости. — Потому что большинство этих болванов склоняется к выводу, что мы смогли отыскать тело Стива Пенмана так быстро лишь по подсказке Лиз Хэллоуэл, гадающей на чаинках в своей чашке утром за завтраком.

Словно молния ударила в усталый мозг Тони.

— О! — Кровь отлила от его лица. — Какой же я идиот!

Глава 16

— Телефон не отвечает. Ни в доме, ни в магазине. Не будем ее будить. Через полчаса она наверняка откликнется, — сказала Миранда.

Бишоп взглянул на циферблат настенных часов. Стрелка маленькими прыжками приближалась к официально объявленному бюро погоды рассветному часу, но за окнами был по-прежнему полный мрак.

Миранда еще раз, более внимательно, пробежала взглядом по полосе сводок городских происшествий.

— Ее дом не значится среди тех, с которыми прервана телефонная связь. И не отмечено никаких обрывов линии. Почему она молчит, черт побери?

Тони вмешался в разговор, усугубив тем самым и так напряженную атмосферу в комнате:

— Если наш маньяк не столь глуп, чтобы запечатлеть свои подошвы в снегу, и тем более не совершил такой глупости, как прогулка по городу в разгар пурги, он должен был бы, по идее, приняться за дело гораздо раньше, когда еще не все горожане попрятались по домам. Ведь верно?

— Значит, спустя несколько часов после того, как нашли Стива Пенмана? Неужели он так испугался и почувствовал себя уязвимым, что решил действовать немедленно?

— Если он поверил, что Лиз на прямом проводе с его жертвами, то почему бы и нет? — вопросом на вопрос ответил Бишоп.

Миранда согласно кивнула.

— Тогда нам следует срочно отправиться к Лиз, пока буря снова не разыгралась. Где Алекс?

— В комнате отдыха. Пока все было спокойно, он решил вздремнуть. Разбудить его? — спросил Тони.

— Не надо. Если наша тревога напрасна, а я на это надеюсь, зачем лишать его пары лишних часов сна? — Миранда вдруг запнулась. Как будто сердце обратилось в ледяной ком от страшного предчувствия. — К тому же я не хочу, чтобы мои помощники встревожились без экстренной необходимости. Лиз… она пользуется у нас большой популярностью, ее здесь любят. Давай пока нашей тревогой ни с кем не делиться. Если же случилось что-то плохое, то наши первые впечатления, только наши, и ничьи другие, будут наиболее полезными для расследования. Договорились, Тони?

— Разумеется. Только предупреждаю — от меня польза невелика. С вами мне не сравниться, — напомнил Тони.

Миранда переглянулась с Бишопом, и тот глухо произнес:

— На данный момент ты сильнее нас обоих.

Тони удивленно моргнул.

— Вот как! А то я удивлялся, с чего это ваши приемники и передатчики словно бы умерли и я зря шарю по вашим каменным лицам.

— Это временное явление.

— Насколько временное?

— На несколько часов, если нам повезет. И на несколько дней в худшем случае.

Тони не скрывал, что он сильно озадачен таким заявлением.

— Я не жду от вас объяснений, но хоть на какую-то толику информации я имею право. Или нет? Или вы меня просто разыгрываете?

— Сейчас не то время, чтобы шутить, — сказала Миранда. — Не обижайся, Тони. Кое-что мы вынуждены не раскрывать никому. Давай лучше подумаем, как нам подготовиться к вылазке. По крайней мере, всем надо обуться в высокие сапоги.

Миранда, позвенев связкой ключей, направилась к испокон века запертым шкафам.

Тони дольше всех возился со своей экипировкой. Миранда и Бишоп на какое-то время остались наедине.

— Что бы ни случилось, Миранда, не считай, что ты в этом виновна, — тихо сказал Бишоп.

Она подняла на него взгляд, исполненный печали.

— Тони прав, подозревая нас в небрежном отношении к служебному долгу. Мы выбрали неподходящий момент для утоления собственной прихоти.

— Не смей так говорить! — вскипел Бишоп. — Мы оба заслужили право на мгновения радости. Нужен был лишь толчок….

— Вряд ли это был толчок, — с грустью призналась Миранда. — Скорее постоянно притягивающая сила.

Ее печаль и явный упадок сил обеспокоили Бишопа. Он заключил ее подбородок в свои широкие ладони, приподнял лицо вверх и заглянул ей в глаза:

— Ты в порядке, Миранда?

— Нет. Со мной происходит то, что было уже, к несчастью, не раз прежде.

— Что с тобой?

— Мне плохо.

— Но все же… конкретно.

Миранда глубоко вздохнула.

— Я думала, что могла вмешиваться в ход событий. Я считала, что способна как-то влиять на судьбу, пусть в малой степени. Но если Лиз мертва всего лишь из-за того, что ты пришел ко мне и был со мной, а я не сделала того, что должна была сделать, не остановила то, о чем догадывалась… Как, по-твоему, я должна себя чувствовать?

Признание Миранды вызвало у Бишопа знакомый ему озноб, будто струя ледяного воздуха проникла сквозь плотно закрытое окно и обвила его змеиным кольцом. Он вступил на порог — еще не Знания, а предвкушения прорыва в Знание.

— Что это было? Что ты видела?

Миранда молчала. Тягостную паузу нарушил Тони, экипированный в утепленные охотничьи сапоги выше колен. Удобный момент для полного откровения был упущен.

Миранда настояла, чтобы они взяли два полицейских джипа, на случай, если один из них застрянет в сугробах. Это была разумная предосторожность, и, кроме того, ей хотелось ехать в машине в одиночестве, а Тони и Бишоп смогли бы пользоваться в дороге своей мобильной аппаратурой для экстренной связи со штаб-квартирой ФБР.

Весь путь через снежные завалы до жилища Лиз Хэллоуэл Бишоп, несмотря на трудности с управлением, не мог отделаться от смутных картинок их совместного с Мирандой прошлого, словно прокручивалась в его мозгу старая, выцветшая, во многих местах порванная, а потом небрежно склеенная любительская кинолента.

— Босс, очнитесь.

Бишоп чуть не наехал на затормозивший перед поворотом джип Миранды.

— Спасибо, Тони. Ты спас нас от позора.

— Как вы думаете, если он действительно пришлепнул Лиз, то ему уже не надо будет охотиться за настоящим медиумом?

Здравый цинизм Тони не вызвал протеста у Бишопа. Имея дело с трупами и убийцами-маньяками, проникая, по возможности, в их мысли, теряешь чувство естественной человеческой жалости к их жертвам. Они превращаются в объекты изучения, их тела — в совокупность улик.

54
{"b":"12262","o":1}