ЛитМир - Электронная Библиотека

При этом он выразительно посмотрел в сторону Бишопа, который пребывал в прежней позе. Эдвардс уловила намек.

— У меня были свои подозрения, когда я занялась тщательной проверкой. Но обнаружила… что за ней ничего не стоит. Пустота.

— Значит, это все-таки она?

— Думаю, что да.

— Неудивительно, что он так торопился попасть сюда. Но мне приходилось наблюдать и более теплые встречи смертельных врагов.

— Что заставляет тебя сомневаться в их вражде — по крайней мере, с ее стороны? — полюбопытствовала Шарон.

— Не думай, что я беспокоюсь за Бишопа.

— Уверена, что он в состоянии уладить свои собственные проблемы. — Она едва заметно улыбнулась. — В настоящее время перед нами иная, пусть незначительная, но все же проблема, решение которой возложено на нас. Ты что-нибудь почувствовал?

— Не-а. Я был заблокирован, как только мы поднялись на холм. А ты?

— Я тоже. Явление знаменательное, не так ли?

Харт не откликнулся. Он следил за Мирандой, поднимавшейся обратно на холм. Ее приятное личико сейчас удивляло полным отсутствием всякого выражения и замкнутостью.

— Бедный Бишоп, — тихо пробормотал Харт, с опаской глянув на своего шефа.

Если тот и догадался, что его подчиненные говорят о нем, то никак на это не прореагировал. Он присоединился к своей группе лишь за мгновение до того, как Миранда и шедший за ней по пятам Алекс приблизились к ним. Шериф предоставила своему помощнику право заговорить первым.

— Сегодня мы уже ничего не можем сделать. И поэтому…

— Мы можем обыскать заброшенный колодец. Он где-то здесь неподалеку, — сказал Бишоп.

Алекс уставился на него:

— Как вы могли об этом узнать?

— Он знает, — вмешалась шериф Найт и, отметая возможные возражения, продолжила: — Хотя люди и устали, но поискать еще в окрестностях озера придется, и наверняка добровольцы найдутся. Опроси людей, Алекс, и собери тех, кто согласен. Скоро выйдет луна и будет посветлее.

Харт украдкой переглянулся с Эдвардс и сказал, дождавшись, когда недоумевающий помощник шерифа удалился на приличное расстояние:

— Чем больше народа будет занято поисками, тем скорее мы что-нибудь найдем. Наше снаряжение здесь поблизости, в машине. Мы сходим туда, переобуемся в сапоги, захватим фонарики, веревку и еще кое-что, что может понадобиться.

— И захватите компас или лучше два, — сказала Миранда. — Местность у нас каверзная. Легко заблудиться или ходить по кругу, особенно в темноте.

— Понятно.

Харт окинул взглядом Бишопа, который заблаговременно обул сапоги и поэтому был лишен повода прогуляться до машины.

— Что ж, мы обернемся за пару-тройку минут, — пообещал он за себя и за доктора Эдвардс.

Уже отойдя достаточно далеко, Харт вновь оглянулся на две неподвижные фигуры, едва видимые в сгущающейся тьме. Их разделяло всего несколько футов, а может быть, расстояние в целый световой год.

— Могло быть хуже, — хмыкнул он. — Она вполне могла всадить в него пулю, как только увидела.

Бишоп знал, что ему следует первым нарушить молчание, но к моменту, когда оно стало совсем невыносимым, он додумался лишь до абсурдно нелепой фразы, с которой и начал разговор:

— Никак не ждал от тебя, что ты пойдешь работать в полицию.

— Это был логичный выбор. С юридическим образованием, которое я не могла применить… И с определенным опытом…

— Который тебя тяготил и рвался наружу, не так ли? И еще связи с надежными источниками информации.

— Да. Все это сыграло свою роль.

Повисла еще одна томительная пауза, затем Бишоп снова заговорил:

— Ты сделала интересный выбор, Найт, но были и другие варианты.

— Я решила, что этот мне подходит.

Он ждал развития беседы в таком же ключе, но она хладнокровно сменила тему:

— Я убедилась, что твое паучье чутье функционирует отлично, как всегда.

Миранда упрямо не желала смотреть на него, и он не мог понять, чем заняты ее мысли. Чтобы прочесть их, надо было до нее дотронуться, а Бишоп не осмеливался это сделать. Она была первой, кто окрестил «паучьим чутьем» его дар видеть и слышать то, что находилось за пределами восприятия обычных человеческих чувств. Знала ли она, что уже давно он сам называет так свою уникальную способность, которую тренирует неустанно, и обостряет, и усиливает, и нещадно эксплуатирует?

— Мы в этом убедимся, когда отыщем колодец, — возразил он после продолжительной паузы.

— Колодец здесь есть.

Как ему хотелось, чтобы она посмотрела ему в глаза!

— И тело?

Миранда кивнула:

— Тело тоже.

— Никакого анонимного звонка не было. Ведь так, Миранда?

— Да, не было.

— У тебя было видение.

Ее плечи дрогнули, но лицо сохранило каменное выражение.

— Я видела… как бы сон наяву. Среди белого дня. Очень яркий, достоверный, цветной. Я увидела озеро. Я знала, что девочка где-то здесь. И сейчас это знаю. Насчет колодца… Это похоже на истину, я чувствую.

— Ты по-прежнему не хочешь называть это видениями.

— Видения? Я шериф маленького консервативного городка, где церквей больше, чем торговцев автомобилями. Как долго, ты предполагаешь, я продержусь на своем посту, если пройдет слух, что у меня бывают видения?

— И тебе удается их скрывать?

— Просто удивительно, сколько вполне логичных, удобных, понятных всем объяснений можно при желании найти для своих, казалось бы, ошеломляющих прозрений. — Она глубоко вдохнула прохладный вечерний воздух, помолчала. — Я обладаю интуицией. У меня бывают предчувствия, которые оправдываются. Мне везет. Свою работу я знаю. Если этих доводов недостаточно, я, по традиции, ссылаюсь на анонимные телефонные звонки. Я предельно осторожна.

— Я заметил, что у тебя преданные помощники.

— Которые ловят мои слова на лету и смотрят мне в рот? Может быть. Причина в том, что раньше во многих случаях я оказывалась права и они научились доверять мне.

— А есть у тебя идея, кто стоит за этими убийствами?

Наконец лицо Миранды ожило. Она криво усмехнулась:

— Если бы я знала кто, то тебя бы сейчас здесь не было.

Неподдельная горечь, прозвучавшая в ее тоне, раскрыла ему истинную причину предшествующей нарочитой и явно напускной холодности. Его присутствие здесь было нежелательным. Она ненавидела его. И сила его ответной реакции на эту ненависть изумила его самого.

— Я никак не хотел чем-то уколоть… обидеть тебя, — вырвалось у него.

— Уколоть меня — это самое малое из того, что в твоей власти сделать.

После этих слов Миранда покинула Бишопа, поспешив навстречу взбирающемуся на холм помощнику.

Глава 3

Понадобилось два часа, чтобы отыскать заброшенный колодец. И еще два, чтобы поднять наверх изуродованное, буквально расплющенное тело Линет Грейнджер.

Они приспособили несколько фонариков для освещения пространства возле колодца, куда не могли пробиться сквозь густые заросли полицейские машины с прожекторами. Это хотя бы дало возможность доктору Эдвардс проделать необходимое предварительное обследование места преступления. Его огородили плотным кордоном, внутрь которого допускались лишь немногие избранные.

— Вряд ли мы найдем что-нибудь полезное, — поделился своими соображениями Алекс с Мирандой. — Прошлой ночью опять был дождь, а я готов держать пари, что ее скинули туда еще до дождя. Отличный способ смыть к черту все улики. Наш парень далеко не дурак, своего шанса не упустит.

— Ты думаешь, это один и тот же?..

— А разве сходства кое в чем ты не заметила? — недоверчиво взглянул на нее Алекс.

— Ну, да.

— И каков вывод?

— Я считаю, что мы имеем дело с одним убийцей. Но есть и различия…

— Какие?

— Я пока не могу точно сформулировать.

Алекс дождался своего часа и обрадовался возможности выговориться.

— Линет полностью одета, а те двое других — голые, их одежда не обнаружена.

— Нет, я имела в виду другое. — Миранда наткнулась на его вопрошающий взгляд и, словно обжегшись, скорчила гримасу. — Я не могу тебе объяснить, что творится со мной. Очевидно, предчувствие…

7
{"b":"12262","o":1}