ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я не знала… — чуть слышно прошептала она, обращаясь к самой себе.

— Чего? — прошептал Чейз, покрывая поцелуями ее плоский живот — и от каждого прикосновения его губ кожа Джипси загоралась неизведанным прежде огнем.

Джипси застонала и с силой обхватила его за плечи.

— Что мужчина может быть так красив! — выдохнула она.

— Нет, это ты красива, — ответил Чейз. — Такая сладкая… моя Цыганочка…

Джипси уже не замечала, что впивается ногтями ему в спину. Широко открыв глаза, она отдавалась неведомым прежде ощущениям. Внутри нее нарастало странное напряжение, требуя выхода.

— Чейз! — взмолилась она, когда напряжение стало нестерпимым.

— Да, дорогая! — Тяжело дыша, он приподнялся над ней. Грудь его бурно вздымалась, глаза горели темным огнем. Сдерживая себя, Чейз медленно и осторожно начал свой путь.

Джипси понимала, что он боится причинить ей боль.

Но страсть ее, бурная, словно океанский шторм, не могла больше ждать. Джипси стонала, извивалась, придавленная могучим телом Чейза; она раскрывалась перед ним и отдавала ему себя с невинным бесстыдством страсти. Она хотела, чтобы он проник как можно глубже и навсегда остался с ней.

Так и случилось. Джипси и Чейз стали одним целым — лишь на одно короткое мгновение, но для них это мгновение продолжалось вечно…

Джипси даже не шелохнулась, когда Чейз натянул одеяло на их разгоряченные тела. Сейчас ее могло сдвинуть с места разве что землетрясение. Никогда еще она не чувствовала такой усталости, покоя… и счастья.

— Джипси! — Чейз приподнялся на локте, внимательно вглядываясь в ее лицо.

Она открыла глаза и, улыбнувшись, погладила его по щеке. Чейз поймал ее руку и поцеловал.

— Что это было! — прошептал он, лукаво улыбаясь. — Фейерверк! Звездопад! Землетрясение!

— Спасибо, — ответила Джипси. Она искала повод для шутки, ибо чувствовала: еще минута, и она разревется от счастья.

Чейз, рассмеявшись, обнял ее и прижал к себе.

— А ты, Цыганочка, настоящая кокетка.

Джипси положила голову к нему на плечо — удивительное плечо, казалось, созданное природой специально для того, чтобы на него клали голову утомленные после любовных ласк девушки.

— Ну что ж, — заметила она, — в конце концов я тебя соблазнила — и не все ли равно, каким способом?

— Солнышко, — улыбаясь, ответил Чейз, — ты начала соблазнять меня с первого дня нашего знакомства.

— Правда? Тогда почему ты то и дело заговаривал о том, чтобы соблазнить меня?

— Я тебя подбадривал. Ведь тебе нужно было время, чтобы… э-э… расправить крылышки.

— Ты очень благородный.

— Я знаю, — скромно ответил Чейз. ~ И еще я большой знаток людей.

— Я тоже!

— Вот и отлично. Нашей семье твой опыт пригодится.

— Семье?

— Цыганочка, ты сама говорила, что легкий флирт — не для тебя. Мы всегда будем вместе.

Джипси долго молчала. Слова Чейза обрадовали ее — но и вселили тревогу.

— Джипси! — в его звучном голосе послышалась нотка беспокойства.

— Ты не знаешь меня, — тихо ответила она. — Нет, Чейз, совсем не знаешь! Я боюсь… боюсь, что все испорчу.

— Своей работой?

Джипси молча кивнула, не сводя глаз с печального морского пейзажа на освещенной ночником стене. Неужели, думала она, за ярким фасадом этого дома скрывается одиночество и печаль?

— Солнышко, мы справимся, — прошептал Чейз. — Я знаю, мы сможем. Только дай мне шанс. Но Джипси не могла успокоиться.

— А что ты почувствуешь, — начала она ровным голосом, — когда я на несколько дней, а то и недель забуду о твоем существовании? Когда, едва ты попытаешься со мной заговорить, я буду рявкать на тебя, как медведь-шатун? Когда буду день и ночь сидеть за машинкой и примерно раз в два часа вскакивать, разражаться проклятиями и швырять в стенку всем, что подвернется под руку?

— Мы справимся, — тихо повторил Чейз.

— А что, если нет? — спросила Джипси тоненьким голоском, словно ребенок, испуганный собственной выдумкой.

— Мы сможем все, чего захотим. Обещаю тебе, любимая.

— Мне нужно время, — прошептала она. — Время, чтобы поверить в тебя… и в себя. Чейз нежно поцеловал ее в лоб.

— Что ж, подождем. — Он улыбнулся, переводя серьезный разговор в шутку. — Вернемся назад на ферму…

— Чейз! — Джипси с трудом подавила смех. Что он с ней делает? Только что она едва не плакала, а теперь готова расхохотаться!

— Джипси, я у тебя на крючке. Тебе придется с этим смириться.

— Сэр, уберите руку с моей ягодицы! — с видом оскорбленной невинности потребовала Джипси. — Иначе мне придется отплатить вам тем же!

— Пожалуйста! — широко улыбнувшись, отозвался Чейз.

Воспользовавшись такой неосторожностью, Джипси бросилась щекотать Чейза — и была вознаграждена, когда он повалился на подушку, разразившись неудержимым хохотом.

— Джипси, прекрати!

— Ага, попался! Ты боишься щекотки! Я знала, что в твоей броне найдется трещина!

— Я все равно сильнее! — прорычал Чейз, хватая ее за руки.

— Неправда! — воскликнула Джипси, задыхаясь от смеха. Вырвавшись, она снова добралась рукой до чувствительного к щекотке местечка. — Проси пощады!

— Прекрати, ведьма! — вопил Чейз, отчаянно и безуспешно сопротивляясь. — Погоди, я защекочу тебя до смерти! — кровожадно пообещал он.

— Попробуй, — злорадно предложила Джипси. — Я не боюсь щекотки!

— Как? — На лице Чейза отразился ужас. — Вообще?

— Ну… разве что в одном месте.

— Я найду это место! — поклялся Чейз, в последний момент хватая ее за руку. — Найду, даже если на это уйдет ВСЯ ЖИЗНЬ!

— А пока… — Извернувшись, Джипси высвободила обе руки и бросилась в атаку с новыми силами.

— Джипси!!!

8

— Чейз, этого нельзя делать в джакузи!

— Кто это сказал?

— Я. Мы утонем.

— Вероятность один на миллион. Я готов рискнуть, а ты?

— Я ухожу. Уже почти полдень. Мы потеряли целое утро!

— Потеряли?

— Ну…

— Ты так прекрасна… словно Цирцея, выходящая из…

— По-моему, ты подзабыл мифологию, — заметила Джипси.

— Почему это? — невинно спросил Чейз.

— Цирцея ниоткуда не выходила. Она сидела дома и превращала неосторожных путников в свиней.

— Извини. А с кем же я хотел тебя сравнить?

— Понятия не имею.

— Может быть, с Еленой Троянской?

— «Та, чье лицо сгубило сотни легкокрылых кораблей»? Нет, я не такая красивая.

— Но ты сгубила мой корабль, — заметил Чейз.

— Такое утлое суденышко потопить нетрудно.

— Ну, этого я так не оставлю!

— Чейз! Прекрати сейчас же! А то начну щекотаться! Вот ей-богу…

Последовало долгое молчание, прерываемое лишь плеском воды. Затем — задыхающийся, счастливый голос Джипси:

— Знаешь, Чейз… пожалуй, джакузи подойдет.

После полудня Чейз отправился в Портленд возвращать взятые напрокат костюмы, оставив Джипси наедине с пишущей машинкой. Джипси ожидала, что будет зевать за работой, а образы прошедшей ночи, властно всплывая в сознании, помешают ей сосредоточиться на книге. Однако, к ее удивлению, работа шла быстро и легко. Не отрываясь от машинки, она печатала страницу за страницей — такое с ней бывало не часто.

В душе Джипси мерцала робкая надежда: если Чейз каким-то образом помогает ей писать лучше, то, может быть, и все остальные ее страхи насчет работы — не более чем самообман? По крайней мере, Джипси на это надеялась.

Около четырех Чейз вернулся, ведя на буксире Маргаритку. Пока Джипси осматривала свою воскрешенную машину, Чейз выгружал из багажника покупки.

— Это запас продуктов, — объяснил он, широко улыбаясь. — Наши холодильники совсем опустели. А Маргаритка, кажется, ничуть не хуже, чем прежде.

Он протянул ей сумку, и Джипси машинально ее взяла.

— Чейз, да ты ее заново покрасил! На ней нет ни одной царапины.

— Прекрасно выглядит, правда? — Чейз окинул голубой «Фольксваген» критическим взором. — Я попросил, чтобы нарисовали маргаритки.

23
{"b":"12263","o":1}