ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это, конечно, банально, но надо признать, — пробормотала она, — что я боюсь боли. Сколько лет я твердила себе, что не хочу близких отношений, и вот, когда это все же произошло, я перепугалась до смерти! Первый раз в жизни я подпустила близко постороннего человека! И что же теперь?..

Впервые Джипси взглянула своему страху в лицо — и с удивлением обнаружила, что он на глазах исчезает, превращается в ничто. Чейз никогда не причинит ей боли — это она знает точно. И он для нее — не посторонний. Их не разделяет ничего, кроме… Боже правый! Что, если она опоздала?

При этой мысли сердце Джипси как будто оборвалось. Мутная волна паники захлестнула душу.

Что, если она потеряла его?

Не «может быть», не «когда-нибудь», а сегодня, сейчас! Что, если он не вернется? Что, если она никогда больше его не увидит, не поговорит…

Взглянув на часы, Джипси присела на краешек кровати и начала набирать номер. На Востоке сейчас полночь: он должен быть в отеле. Сама не узнавая своего голоса, Джипси попросила, чтобы ее соединили с Чейзом Митчеллом; в голове у нее крутилась одна мысль: «Что, если уже поздно?»

— Алло!

— Я скучаю по тебе, — без предисловий выпалила Джипси.

— Вот как? — Голос его звучал холодно, отстраненно.

— Чейз…

— Ты, кажется, расстроена?

— Мне одиноко без тебя. — Она рассмеялась, но смех вышел невеселым и жалким. — Первый раз в жизни я страдаю от одиночества. Ты… когда ты вернешься?

Чейз вздохнул.

— Надеюсь, что на днях.

Джипси прикрыла глаза и до боли сжала трубку.

— Чейз, я не могу ждать.

— Джипси!..

— Все идет наперекосяк, — едва не плача продолжала она. — Весь дом вверх дном. Куда-то пропали очки. Буцефал потерял аппетит. Будда упал со стола, и часы разбились. Корсар бродит по дому как привидение, словно что-то потерял и никак не может найти…

— Джипси…

— А его киска снова притащила котят к тебе в спальню, — без всякой связи продолжала Джипси. — А розы ест какой-то жучок. А вчера вечером я всю посуду перемыла, потому что не хочу, чтобы в доме был бардак… И одежду собрала с пола… И весь день идет дождь… И мне так пусто… так одиноко…

— Я вылетаю первым самолетом, — странно дрогнувшим голосом заверил ее Чейз.

— А как же твоя работа…

— Плевать на работу! Ты для меня важнее. Я приеду завтра.

— Буду ждать, — пообещала Джипси.

— Спокойной ночи, Цыганочка.

— Спокойной ночи.

Джипси повесила трубку и невидящим взглядом уставилась в темное окно.

«Ты для меня важнее…»

Раньше она считала главным в жизни работу. Но теперь… Джипси вспомнилось ее решение — не допустить, чтобы работа встала между ними… Да, теперь для нее в жизни нет ничего важнее и дороже любви Чейза.

А что касается писательства… Джипси грустно покачала головой. Как она не поняла этого раньше! Ведь именно с появлением Чейза в ее книги вошел настоящий герой, которого там так недоставало!

Теперь Джипси знала, каковы герои в жизни. Не супермены и не рыцари в латах — обычные люди, не лишенные, как сказал Чейз, «человеческих слабостей и недостатков». Однако на такого человека можно положиться. С ним можно прожить жизнь. Таков Чейз… и ее «ночной любовник».

Джипси нахмурилась. Нет, это все-таки Чейз. И никто другой. Она будет продолжать игру, пока ему это не надоест. А когда-нибудь, когда оба они состарятся, поседеют и будут покачиваться рядом в креслах-качалках, она спросит: «Милый, а не ты ли это был?» И если он посмеет ответить «нет»… тогда она отколошматит его своей вставной челюстью!

— Любовь моя, ты веришь в единорогов?

— Да, — прошептала она.

— А в героев?

— И в героев.

— А в меня?

— И в тебя, — нежно ответила она.

— Мы найдем свой «златой песок, хрустальный грот», — пообещал он, и в голосе его звучала нежность. — Мы пойдем за радугой, пока не отыщем на другом ее конце золотой горшок. А если за окном разразится буря, мы запремся от всего мира, разожжем камин и будем наслаждаться друг другом.

— И я никогда больше не буду одинокой… — прошептала она.

— Никогда. Думай обо мне, любовь моя.

Все утро Джипси бродила по дому, не находя себе места. Чейз не появлялся. Она снова вымыла Маргаритку и полила клумбы — а он так и не появился.

Джипси вошла в дом и стала слоняться по комнате, в сотый раз обдумывая все, что ему скажет. Однако в глубине души Джипси понимала, что в таком деле загадывать наперед бессмысленно. Один бог знает, что вылетит из ее уст, когда они наконец-то встретятся!

Когда пробило два, Джипси не выдержала и отправилась на пляж. Усевшись на траву у подножия лестницы, она невидящим взглядом смотрела на океан и молилась об одном: чтобы Чейз поскорее пришел.

Она не слышала его шагов; он подошел бесшумно и опустился на траву рядом с ней.

— Джипси!

Джипси порывисто обернулась и бросилась к нему на шею. Чейз крепко обнял ее, и Джипси прижалась к его груди, чувствуя щекой частое биение его сердца под легкой рубашкой.

— Я нашла нового героя, — прошептала она, задыхаясь от счастья. — Героя, в которого раньше не верила.

— И какой же он? — нежно спросил он, сжимая ее в объятиях так, словно желал бы не отпускать никогда.

— С ним всегда весело и интересно. Его не смущает, что я не умею готовить и в доме у меня вечный беспорядок. Он чинит Германа, находит мои очки и потрясающе готовит. Он не дает мне работать без отдыха и заставляет снимать его с дерева, хотя у него есть лестница. Он занимается любовью в джакузи и называет меня своим сокровищем. Он мирится с огромным псом и с нашествием кошек и хранит царапину на «Мерседесе». Он терпит все мои выходки…

— Джипси! — Чейз приподнял ее лицо и вгляделся в него сияющими глазами.

— Я люблю тебя! — пылко воскликнула она. — Я так тебя люблю! Пожалуйста, Чейз, если ты и вправду можешь со мной жить…

— Могу с тобой жить? — дрогнувшим голосом повторил Чейз. — Боже, Джипси, неужели ты не понимаешь, что со мной делаешь? — Он прижался щекой к ее щеке. — Как только я увидел тебя, чуть не умер от желания немедленно тебя поцеловать. Не прошло и шести часов, как я понял, что хочу быть рядом с тобой. Навсегда, до конца жизни. Я люблю тебя, милая!

— Чейз! — Джипси закрыла глаза, и губы их слились в поцелуе.

Всей своей любовью она отвечала на его нежный поцелуй. Чейз мягко повлек ее куда-то вниз, и, открыв глаза, Джипси без всякого удивления обнаружила, что лежит на мягкой траве, а Чейз покрывает поцелуями ее шею.

— Зачем ты уехал? — тихо спросила Джипси. Она знала ответ, но хотела услышать это от него. — И почему был таким… таким равнодушным?

— Я играл с тобой, Цыганочка, — признался он, поднимая голову и глядя ей прямо в глаза. — Ты никак не могла поверить, что мы сможем жить друг с другом, и я решил любыми средствами доказать тебе, что нам не жить друг без друга! Мне пришло в голову уехать — внезапно и без предупреждения. Я надеялся, что ты станешь по мне скучать. Но, бог свидетель, никогда в жизни мне не было так тяжело! Эти дни я провел как в аду! — страстно закончил он.

Джипси робко, словно извиняясь за причиненные ему мучения, коснулась его щеки. Чейз поцеловал ее ладонь, и Джипси почувствовала, как в глубине ее тела вновь разгорается пламя.

— Все случилось так быстро, — проговорила она. — Ты не дал мне времени подумать: я и оглянуться не успела, а ты уже ушел.

Чейз грустно улыбнулся:

— Любимая, если бы я дал тебе время подумать, я бы никуда не ушел! Горькое лекарство надо пить как можно быстрее.

— А… твой проект в Ричмонде? — тихо спросила Джипси.

— Проект действительно существует. Я начал переговоры еще несколько недель назад, и сейчас дело на мази. Контракт составлен, осталось лишь проработать мелкие детали. Хочешь провести зиму в Ричмонде, Цыганочка?

— Я никогда не была в Ричмонде, — улыбнулась Джипси. Глаза ее вдруг удивленно расширились. — Не могу поверить! — потрясенно пробормотала она. — Со мной не могут ужиться даже родители, а ты…

28
{"b":"12263","o":1}