ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Итак, вы родились, как все люди, в больнице, — подытожил он. — Слишком банальное для вас появление на свет.

— Если быть точной, я родилась в такси. Меня довезли до больницы, и таксист бросился внутрь за доктором. Доктор подоспел как раз вовремя, чтобы принять роды. Таксист — его зовут Макс — до сих пор присылает мне открытки на день рождения.

Чейз забыл о салате, облокотился о стол, и лишь через минуту Джипси сообразила, что тело его содрогается от беззвучного хохота.

— Что вас так рассмешило?

Чейз словно не заметил вопроса.

— Джипси, — произнес он дрожащим от смеха голосом, — я непременно должен познакомиться с вашими родителями!

— В воскресенье они приедут меня навестить, — отозвалась Джипси, — можете зайти и познакомиться. — Она уже забыла, что совсем недавно мечтала от него избавиться.

— Спасибо, обязательно так и сделаю. — Все еще качая головой, Чейз вернулся к недоделанному салату. Минуту спустя он негромко воскликнул: — Ну вот, так и знал!

— Что такое? — Джипси соскользнула с табурета и подошла к нему.

— Я порезался вашим ножом! — Чейз открыл воду и сунул указательный палец под ледяную струю. Струйка алой крови постепенно розовела, смешиваясь с водой. — Или ножом Роббинсов. Но, так или иначе…

Его рассуждения вслух были прерваны грохотом падающего тела.

Джипси почувствовала странный холод и не сразу поняла, что лежит на полу. Из тумана выплыла пара озабоченных изумрудных глаз. Джипси не сразу поняла, почему лежит на полу и зачем Чейз поддерживает ее за плечи. «Судя по лицу, он здорово напуган», — подумала она, и эта мысль почему-то была ей приятна.

Затем она вспомнила струйку крови и поморщилась, прикрыв глаза.

— Вы забинтовали палец?

— Замотал туалетной бумагой, — ответил он и тут же спросил с тревогой: — Джипси, почему вы не сказали мне, что не выносите вида крови? Бог свидетель, по вашим книгам этого никак не подумаешь!

— Такие вещи не принято рассказывать при первом знакомстве, — сухо ответила Джипси, открывая глаза. — Так… попробую-ка встать. — Почему-то ей не хотелось двигаться с места. «Физическая слабость, и ничего больше», — строго сказала себе Джипси.

— Вы уверены? — Чейз, кажется, тоже не спешил ее отпускать. — Вы не ушиблись? Где-нибудь болит?

— Если и ушиблась, то несильно. Пожалуйста, помогите мне встать, — старательно-спокойным голосом попросила Джипси.

Чейз молча выполнил ее просьбу и поддержал за плечи, пока головокружение не прошло.

— Вы уверены, что с вами все в порядке?

— Все отлично, — ответила Джипси, поправляя майку. — Извините, если я доставила вам беспокойство.

— Беспокойство? — прорычал Чейз. — Да вы напугали меня до полусмерти! Черт возьми, мне и в голову не приходило, что автор таких кровожадных романов может бояться крови!

— Когда я пишу, — терпеливо ответила Джипси, — то настоящей крови перед собой не вижу.

Чейз покачал головой и долго смотрел на нее. Отвлекло его только бульканье закипающего соуса. Однако, повернувшись к плите, Чейз продолжал удивленно качать головой.

— Надеюсь, вы исчерпали запас сюрпризов, — проворчал он. — Я вообще-то предпочитаю обходиться без них.

Джипси бросила на него любопытный взгляд, но отвернулась, услышав громкое мяуканье. Корсар сидел на низеньком кухонном шкафчике: поза его выражала немой укор.

— Извини, дорогой, — пробормотала Джипси и, достав пакетик кошачьего корма, высыпала его в миску.

— А Буцефал? — напомнил ей Чейз.

— Его я уже покормила.

— А-а. — «Пора сменить тему», — подумал он. — Объясните-ка мне одну вещь. Почему в ваших книгах совсем нет положительных героев? Точнее, они мало чем отличаются от злодеев.

— А героев вообще не бывает, — ответила Джипси, возвращаясь на свою табуретку.

Чейз вопросительно взглянул на нее:

— Никак не ожидал такое от вас услышать! Что вы хотите сказать?

— Именно то, что сказала. Героев не бывает. По крайней мере, таких, какими привыкли восхищаться люди. Настоящие герои в наше время возможны лишь в исторических романах или в фантастике.

— Например?

— Ну, все эти борцы за правду, справедливость и американский образ жизни. Супермен. Зорро. Ковбои в вестернах. Иногда — благородные разбойники. Рыцари с белыми перьями на шлемах. Все они — выдумка. Чистая игра воображения.

Чейз открыл холодильник и поставил туда миску с салатом.

— А в современном мире героев нет?

— Таких — нет. Все они либо давно умерли, либо существуют лишь на страницах книг. А жаль — ведь наш мир нуждается в героях.

Чейз поднял бровь, намазывая ломтики хлеба чесночным соусом.

— Ваши слова несут на себе печать разочарования, — заметил он. — Только не говорите мне, что вы в душе романтик!

Джипси вдруг захотелось грубо выругаться, но она спокойно ответила:

— Я знаю, в наши дни это страшный грех.

— Неудивительно, что вы отвергаете близость.

— Вы меня совсем не поняли! — нетерпеливо ответила Джипси. — Я вовсе не жду сказочного принца! Это глупое и безнадежное занятие. Но… знаете, должна же быть какая-то золотая середина. В наши дни романтика ушла из жизни. И под словом «романтика» я понимаю не вздохи на скамейке, как обычно делается. Для меня это… ну, просто романтика. Приключения, поиск идеала…

Джипси провела рукой по своим черным кудрям, пытаясь подобрать нужные слова. Почему-то ей было очень важно, чтобы Чейз ее понял.

— Борьба за то, за что стоит бороться.

Чейз долго молчал, опустив глаза. Наконец поднял, и в их зеленых глубинах Джипси увидела странное, непонятное для нее выражение.

— И делают это настоящие герои, — произнес он. Она кивнула: — Да, настоящие герои. Ну, шеф-повар, скоро ли ужин?

3

На следующий день, вспоминая этот ужин, Джипси признала — хоть и неохотно, — что Чейз оказался великолепным собеседником. Он рассказывал обо всем, что она хотела знать, — о военной школе, друзьях, о том, как порой «достают» архитектора капризные клиенты, — и на протяжении нескольких часов Джипси не проскучала ни одной минуты.

Чейз не только говорил сам, но и задавал вопросы. О родителях, о местах, где ей случалось жить, о том, как она пишет книги. Он приготовил потрясающие спагетти и салат, угостил Джипси великолепным красным вином и отказался от ее великодушного предложения помыть посуду.

Он ушел уже за полночь. На прощание улыбнулся и пожал ей руку.

Совсем не то, чего ожидала Джипси!

В субботу утром, встав с постели после необычно беспокойной ночи, Джипси приказала себе выкинуть Чейза из головы. Она приготовила себе овсянку, машинально отметив, что молоко кончается, покормила Корсара и Буцефала и выпустила через черный ход на двор.

В субботу ей предстояло пить сок, и Джипси поставила перед пишущей машинкой огромный стакан апельсинового сока. Обычно она пила апельсиновый, виноградный или томатный.

Два часа спустя Джипси вынуждена была признать, что бесполезно тратит время и работа не двигается с места.

Перемена занятий — вот что ей нужно! Писательство требует работы мысли, а думать она сейчас может только о Чейзе Митчелле.

Не без труда отыскав садовую корзину и удивившись, что она оказалась в ванной, Джипси вышла в сад. Двор сиял чистотой, цветочные клумбы ухожены — результат ее двухмесячных трудов.

Джипси была прирожденным садоводом. На клумбах у соседей только-только пробивалась травка — а у нее уже вовсю радовали глаз яркими красками цветы. И неудивительно, ведь Джипси трудилась в саду почти каждый день.

Джипси оглядела клумбы, проверяя, все ли в порядке. В углу у забора, отделяющего владения Роббинсов от сада Чейза, зеленели сорняки. Джипси опустилась на колени и принялась за работу.

Вдруг внимание ее привлек какой-то шелест в кроне могучего дуба, ветви которого простирались над клумбой. Затем раздался звон, и рядом с Джипси на землю упала сверху связка ключей. Ключи? От дуба можно ждать скорее желудей…

7
{"b":"12263","o":1}