ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но ведь она могла отказаться.

– Отказаться? – Кендра на мгновение подняла глаза. Ее пальцы на секунду замерли над клавиатурой, потом побежали дальше. – Вне зависимости от того, веришь ты в ее способность к эмпатии или нет, ты не можешь отрицать, что любой человек, который постоянно и осознанно подвергает себя жесточайшим испытаниям ради других, должен обладать незаурядной волей, решимостью и преданностью своему делу. Каковы бы ни были причины, заставляющие Мэгги исполнять эту неблагодарную работу, они достаточно сильны. Она просто не сможет отказаться!..

– Мэгги будет держаться до последнего, – сказал Квентин. – Она будет подставлять себя под новые и новые удары, раз за разом погружаясь в самый настоящий ад.

– Иными словами, Мэгги – это заряженное ружье, – подвел итог Джон. – Ружье, которое может случайно выстрелить не в ту сторону.

– Скорее уж нитроглицерин в бумажном стаканчике.

Джон вздохнул:

– Но она сможет нам помочь?

Квентин кивнул:

– О да, тут ты не ошибся. Мэгги нам поможет. Не исключено, что к тому времени, когда все закончится, она сможет помочь и самой себе. Словом, нам всем будет очень и очень нелегко, и это еще очень мягко сказано.

– Я похоронил сестру всего несколько месяцев назад, – глухо сказал Джон. – Что может быть тяжелее этого?

Квентин переглянулся с Кендрой, потом задумчиво покачал головой.

– Я знаю, Джон, тебе трудно это понять, – медленно проговорил он, – но когда новая боль накладывается на старую, а ведь именно так и происходит с Мэгги… У тебя была только одна сестра, а у нее… Она одна знает, через что она прошла и сколько раз она умирала вместе с другими женщинами. Я думаю, это намного тяжелее, чем даже потеря близкого человека.

Последовала долгая пауза. Кендра первой нарушила затянувшееся молчание.

– Окулист напал на четырех женщин и ухитрился не оставить никаких следов, – сказала она, не отрывая взгляда от разложенных на столе документов и продолжая что-то быстро печатать. – Коль скоро у нас нет ни улик, ни вещественных доказательств, волей-неволей придется сосредоточиться на пострадавших – допросить их, выявить круг общения: друзей, родственников, близких людей. Все эти люди тоже страдают – скорбят, сочувствуют, боятся, наконец.

Джон нахмурился и посмотрел сначала на Кендру, потом на Квентина.

– Вы что, пытаетесь убедить меня не впутывать Мэгги в расследование?

– Мы никогда не ставим перед собой невозможных задач, – мягко произнес Квентин.

– Почти никогда, – уточнила Кендра.

Квентин некоторое время обдумывал ее слова.

– Собственно говоря, мы хотели только предостеречь тебя, объяснить, что положение может стать гораздо хуже, прежде чем в конце тоннеля забрезжит хотя бы луч света.

– Интересно, как оно может стать хуже?

Квентин страдальчески сморщился.

– Никогда, никогда не задавай этого вопроса, потому что любая, самая скверная ситуация всегда может стать – и, как правило, становится – стократ хуже. А как это может произойти, я думаю, ты и сам поймешь. Окулист – этот опаснейший маньяк – до сих пор разгуливает на свободе, а мы не имеем ни малейшего представления, где и как его искать. Нет никаких гарантий, что он остановится. Мы не знаем, по какому принципу он выбирает свои жертвы. Тех, на кого он уже напал, объединяет только одно: все они были белыми женщинами примерно одного возраста, но это не значит, что завтра Окулист не нападет на негритянку или мулатку. Примерно трети населения большого города угрожает серьезная опасность, а мы ничего не можем сделать. И, как будто этого мало, у нас связаны руки. Честолюбивый и упрямый лейтенант полиции, который не отступит, пока не исчерпает все свои возможности, население, которое вот-вот ударится в панику, весьма активная пресса, готовая поднять шум на всю страну, – вот три основных фактора, которые действуют против нас. Попробуйте-ка в этих условиях что-нибудь расследовать – особенно если учесть, что всем нам необходимо соблюдать максимальную осторожность, так как официально нас никто не приглашал!

Квентин перевел дух, вновь обменялся с Кендрой взглядами и закончил:

– Ты спрашиваешь, как может ситуация стать еще хуже? Да она может стать просто катастрофической!

– О'кей, – сказал Джон. – Ты прав.

Казалось, Квентин был вполне удовлетворен этим ответом.

– Кендра заканчивает формировать запрос для Бюро, – сказал он. – Когда все будет готово, мы сравним эти четыре случая со всеми нераскрытыми преступлениями подобного рода, происшедшими в стране за последние годы. Да, формально одиночные преступления на сексуальной почве не относятся к нашей компетенции, но на самом деле ФБР уже много лет собирает сведения об изнасилованиях, совершенных с особой жестокостью. Давно известно, что чем дольше сексуальный маньяк остается на свободе, тем опаснее он становится. За каждым из них тянется целый шлейф преступлений. Увы, если преступления совершаются в разных штатах или даже в разных округах, их сходство может ускользнуть от внимания местной полиции. Чтобы выявить маньяка, который гастролирует по всей стране, и нужна объединенная база данных ФБР.

– Нельзя ли поконкретнее, я что-то не совсем тебя понял, – проговорил Джон, и Квентин улыбнулся.

– По оценкам полиции, здесь, в Сиэтле, Окулист действует примерно полгода. Но он явно не новичок, для этого у него слишком устоявшийся почерк.

– Я не знал, что ты специализируешься в психологическом профилировании.

– Ты прав, я не профессионал, но я много работал с настоящими асами этого дела и кое-чего нахватался. Кстати, Кендра со мной согласна. Этот Окулист демонстрирует и опыт, и сноровку.

– Значит, до того, как перебраться в Сиэтл, он орудовал где-то в другом месте?

– Не исключено.

– Но разве полиция это не проверяла?

– Конечно, проверяла, об этом даже написано в деле. Но Кендра считает, что запрос составлен поверхностно. В нем перечислены лишь самые очевидные особенности нападений – такие, как стремление калечить жертвы, острое нежелание разговаривать с ними, привычка оставлять тела в малолюдных местах… Этого слишком мало для полноценного поиска по всем имеющимся базам данных – так, во всяком случае, подсказывает нам опыт.

– А что же тут можно добавить? – удивился Джон.

– Во-первых, Окулист предпринимает поистине экстраординарные меры предосторожности, чтобы не быть опознанным, – ответила Кендра. – Вместе с тем совершенно очевидно, что перед нападением он какое-то время выслеживает свою жертву. Похоже, он выбирает объект для нападения достаточно тщательно, руководствуясь какими-то своими соображениями. Можно считать установленным, что, выбрав жертву, он идет к цели, не считаясь с трудностями. – Она ненадолго замолчала, чтобы перевести дух, и даже на мгновение перестала печатать. – Известно, что не все жертвы Окулиста были ослеплены одним и тем же способом. Он пробовал разные методы. Было бы логично предположить, что это сравнительно новый элемент его ритуала. Не исключено, что в самом начале своей преступной деятельности он либо завязывал жертвам глаза, либо оглушал их, прежде чем изнасиловать. Это, кстати, одна из важных особенностей его поведения, которую обязательно надо учитывать. Мне представляется, что хирургическое удаление глазных яблок, к которому Окулист прибег в последних двух случаях, естественное для него завершение целой серии экспериментов. Может быть, когда-то давно одна из его жертв увидела его и сообщила приметы полиции. С другой стороны, тот факт, что с каждым разом Окулист действует все более жестоко и изощренно, свидетельствует – он совершает свои преступления уже довольно давно и привык к безнаказанности.

– Ты хочешь сказать, – задумчиво проговорил Джон, – что однажды, пусть и очень давно, этот подонок все же попался и даже, быть может, оказался за решеткой?

– Не исключено, – подтвердила Кендра.

– А дальше? Он что – сбежал? – требовательно спросил Джон.

– Вероятно. А может быть, просто отсидел свой срок и вышел на свободу на законных основаниях. – Кендра сухо усмехнулась. – По моим подсчетам, Окулисту сейчас примерно лет тридцать пять – сорок; вполне достаточно, чтобы отсидеть лет десять или около того.

24
{"b":"12264","o":1}