ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мэгги покачала головой.

– Я вижу, ты любишь риск!

– Наверное, – нетерпеливо бросил Джон. – Так ты приедешь сегодня в отель?

Мэгги твердо знала, что ни о каком «наверное» тут не может быть и речи, но она слишком устала, чтобы волноваться еще и из-за этого.

– Хорошо, – покорно согласилась она. – Я отдохну часа два, и, если после этого буду чувствовать себя сносно, я тебе позвоню. Номер твоего мобильника у меня есть.

Джон кивнул и вместо того, чтобы сесть в машину и уехать, неожиданно запер ее.

– Мне нужно кое о чем поговорить с Энди, – объяснил он, поймав удивленный взгляд Мэгги.

Мэгги в сердцах захлопнула дверцу своего автомобиля.

– Может, мне пойти с тобой? Или записать все, что я говорила тебе в доме Митчеллов, чтобы Энди мог подтвердить мои слова?

Джон, который успел сделать несколько шагов по направлению к дверям, остановился.

– Неужели ты еще и читаешь мысли? – спросил он.

– Догадаться нетрудно. – Мэгги пожала плечами. – Во всяком случае, мне кажется, что я начинаю постигать твою логику.

Губы Джона дрогнули в улыбке.

– Это хорошо или плохо? – спросил он.

– Пока не знаю. Когда узнаю, я тебе сообщу.

Он рассмеялся.

– Что ж, пусть будет так. Что касается твоего предложения, то ничего записывать не надо. – Он снова улыбнулся. – Я и так все отлично помню.

– Ну, это-то меня не удивляет. Ладно, Джон, пока. – Мэгги села в машину, закрыла дверь и запустила двигатель. Ожидая, пока мотор немного прогреется, она следила в зеркало заднего вида, как Джон идет к дверям полицейского участка.

– ФБР… – пробормотала Мэгги вполголоса. – Что ж, это, пожалуй, первая хорошая новость.

Опустив телефонную трубку на рычаг, Энди посмотрел на Джона и нахмурился.

– О'кей, я проверил, – сказал он. – Ты слышал, Томас Митчелл все подтвердил, хотя, боюсь, он был немало озадачен моими вопросами. Да, недели полторы назад они с женой действительно едва не поссорились из-за волнистых попугайчиков. Еще за неделю до этого Саманта действительно порезалась осколком карманного зеркальца. Примерно в то же самое время у самого Митчелла состоялся крупный разговор с тестем. – Энди покачал головой. – Теперь бедняга точно решит, что полиция по какой-то причине поставила его на «прослушку».

– Я хочу поподробнее узнать насчет попугаев, – попытался отвлечь его Джон. – Почему они ссорились?

– Саманта Митчелл хотела завести пару волнистых попугайчиков, а муж возражал, потому что боялся аллергической реакции. Короче говоря, это могло оказаться вредно для младенца. Послушай, Джон…

– И кто победил?

– Саманта победила. Попугаи уже заказаны, на днях их должны были доставить… Черт побери, Джон, как ты обо всем этом узнал?

Джон ответил почти не раздумывая. Во-первых, объяснение могло быть только одно, а во-вторых, если кто-то из копов и был способен отнестись к способностям Мэгги спокойно, то только Энди.

– Мэгги сказала, – ответил он. – Она ходила по дому Митчеллов и говорила все это и другие вещи.

– Например? – не моргнув глазом поинтересовался Энди.

– Например, она сказала, что чаще всего Митчеллы занимались сексом в солярии и на диванчике перед камином.

– Значит, она все-таки эспер, – покачал головой Энди. – Я давно это подозревал.

– Я все еще не убежден до конца, – сказал Джон, – но должен признать: то, чему я сам стал свидетелем, выглядело весьма достоверно. Когда она вошла в игровую комнату, я был от нее на расстоянии вытянутой руки, не больше. И я готов поклясться, что она что-то почувствовала. Когда это налетело на нее, она едва не упала. К счастью, я успел ее поддержать. Потом Мэгги сказала, что, судя по ее ощущениям, это был именно Окулист. Во всяком случае, он схватил ее именно так, как рассказывали другие пострадавшие.

– Господи Иисусе! – Энди внезапно побледнел. – Если она это почувствовала, значит, она способна чувствовать и все остальное! Я давно знал, что Мэгги – очень сильный человек, но не представлял насколько!

Джон пристально разглядывал его.

– Похоже, у тебя нет никаких сомнений, что все это – правда, – проговорил он медленно. – Иными словами, Мэгги действительно способна почувствовать… или увидеть то, о чем она говорила?

– Именно. – Энди набрал полную грудь воздуха и медленно выдохнул. – Я тебя понимаю, Джон. Многие не верят, что такое возможно, – даже, те, кто видел, как она работает.

– А ты? Ты веришь?

Энди покачал головой.

– Пожалуй, я должен рассказать тебе кое-что. Примерно два года назад у нас был один случай, который поначалу казался достаточно простым. Девочка-подросток убежала из дома. В наши дни это не редкость. Дело попало ко мне только потому, что ее родители были не последними людьми в городе. Начальник полиции распорядился, чтобы поисками пятнадцатилетней соплячки занимались лучшие детективы.

Для таких случаев существует отработанная процедура. Для начала мы опросили несколько десятков друзей и подруг девочки, пытаясь установить, как и когда она могла удрать из дома. Как, когда и почему… Мэгги тоже при этом присутствовала, – так захотел лейтенант, – но никаких вопросов не задавала, только слушала. Когда все подростки были допрошены, мы по-прежнему не имели никакого представления о том, где может быть эта девчонка. Больше того, все – решительно все! – указывало на то, что она просто-напросто собрала свои вещички и отправилась путешествовать по стране. Даже эксперт-психолог считала, что это более чем вероятно…

– Что же оказалось? – с интересом спросил Джон.

– После допросов Мэгги попросила позволения походить по дому, где жила девочка, и по двору вокруг него. К этому моменту криминалистическая бригада уже осмотрела дом, и я не особенно надеялся, что Мэгги сможет заметить что-то такое, что мы упустили. – Энди усмехнулся.

– Она что-нибудь нашла?

Энди кивнул.

– Можно сказать и так. Тогда я уже знал, Мэгги не любит, чтобы ей мешали, поэтому старался держаться от нее подальше. Пока она осматривала дом, я ждал у гаража на заднем дворе и не сразу заметил, как она вышла. Я увидел ее, только когда она спустилась с задней веранды и пошла через двор, очень медленно, почти не глядя по сторонам. У живой изгороди она остановилась и долго стояла неподвижно. Я даже не сразу понял, что она плачет, и только потом меня словно что-то толкнуло.

Сначала я решил, она расстроилась из-за пропавшей девочки. Я не хотел смущать ее еще больше, поэтому отошел к машине, на которой мы приехали, и встал там. Через несколько минут Мэгги пришла, и, если не считать слегка покрасневших глаз, выглядела она как обычно. Я спросил, нашла ли она что-нибудь, и Мэгги сказала – нет. Только на обратном пути в участок она вдруг заговорила о друзьях пропавшей девочки. По ее словам, что-то в поведении одного из старших подростков беспокоило ее. Нет, ничего конкретного, просто ей показалось, он чего-то недоговаривал. В конце концов Мэгги попросила вызвать его еще раз и позволить ей задать парню пару вопросов.

Мне, разумеется, не хотелось сообщать шефу, что после двух дней работы у нас нет ни одной ниточки, поэтому я сказал, конечно, почему бы нет. Парню уже исполнилось восемнадцать, и мы имели право допрашивать его без родителей. Когда он приехал, мы предложили ему адвоката, но он отказался…

Сначала я задал ему несколько вопросов, потом пришел черед Мэгги. Она не допрашивала его, она просто спокойно и доброжелательно беседовала с ним о школе, о друзьях, о родителях, о пропавшей девочке…

Энди надолго замолчал, и Джон не выдержал.

– Она заставила его проболтаться? – нетерпеливо спросил он.

Энди кивнул.

– Да, он признался. Мэгги потребовался всего час. К концу этого часа здоровенный парень рыдал в три ручья. В тот вечер он должен был встретиться с девчонкой в роще за городом. Они часто бывали там вдвоем, так что в этом не было ничего странного. К несчастью, накануне девочка серьезно поссорилась с родителями и решила уйти из дома. Уйти к нему… Она собрала свои вещи, написала матери записку и поехала на их обычное место в полной уверенности, что ее друг отлично о ней позаботится.

35
{"b":"12264","o":1}