ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мэгги покосилась на Джона, но он сохранял на лице непроницаемое выражение.

– По правде говоря, со столь ярко выраженными способностями мы еще никогда не сталкивались, – спокойно продолжила Кендра. – В нашем подразделении есть эмпат, но он гораздо слабее тебя.

– Кроме того, его способность сопереживать имеет несколько иную направленность, – добавил Квентин. – Скажи, Мэгги, ты действительно реагируешь только на жестокость и насилие?

Мэгги долго молчала, ей не хотелось говорить об этом. Наконец она пожала плечами и сказала:

– Я действительно очень чувствительна к любым проявлениям жестокости, но, быть может, это оттого, что на протяжении многих лет мне приходилось иметь дело исключительно с такими эмоциями. Когда я сосредотачиваюсь, я ощущаю и другое, но не столь отчетливо.

– То есть, – не скрывая сочувствия, сказал Квентин, – каждый раз, когда ты сталкиваешься с болью, страданием, унижением, ты переживаешь, как будто несчастье произошло с тобой?

Мэгги кивнула.

– Сразу после допроса потерпевшего мне действительно кажется, что беда случилась со мной. Я бываю совершенно разбитой, и физически, и эмоционально, однако в большинстве случаев мне достаточно десяти-двенадцати часов сна, чтобы снова прийти в форму.

– Иными словами, – вмешалась Кендра, – ты устанавливаешь с жертвами тесный эмоциональный контакт, ты заставляешь их заново переживать то, что с ними случилось. Быть может, именно это и дает столь ярко выраженный психотерапевтический эффект.

– Отчасти да, – согласилась Мэгги. – Но иногда я обнаруживаю, что потерпевшие переживают происшедшее с ними не так остро, как можно было бы предполагать. Такое впечатление, что их мозг как бы сглаживает острые углы, притупляет боль… Но бывает и так, что чужие эмоции буквально захлестывают меня и мне приходится прилагать огромные усилия, чтобы задавать правильные вопросы и выслушивать ответы. – Она вздохнула. – Что ни говори, мою работу никак не назовешь легкой или приятной.

– Тогда почему ты занимаешься ею? – прямо спросил Квентин.

– А вы? – с вызовом спросила Мэгги.

Квентин слегка улыбнулся.

– Дело в том, что мои способности не доставляют мне никаких неприятных ощущений. Как правило. Иными словами, я, в отличие от тебя, не страдаю. Так почему же все-таки ты продолжаешь принимать в себя чужую боль?

Прежде чем Мэгги сумела обдумать ответ, зазвонил мобильник Джона.

– Очень кстати, – пробормотала она и поймала на себе взгляды обоих мужчин.

Джон поздоровался и некоторое время слушал. Лицо его не дрогнуло, но когда он сказал: «Хорошо, сейчас выезжаем», – в его голосе было что-то такое, что заставило всех насторожиться.

– Что случилось? – спросил Квентин.

– Энди хочет, чтобы мы немедленно приехали в участок, – ответил Джон, пристально глядя на Мэгги. – Томас Митчелл только что получил письмо с требованием выкупа от человека, который похитил его жену.

10

Энди провел Мэгги и Джона в конференц-зал. Там их ждали еще двое детективов. Джон не знал их по именам, и Мэгги, которая была хорошо знакома с обоими, представила ему Скотта Коуэна и Дженнифер Ситон. Потом все сели за длинный полированный стол, на котором громоздились груды бумаг и картонных папок с делами. Джон обратил внимание, что Мэгги как бы обособилась и от него, и от своих коллег, выбрав место между двумя стульями, на сиденьях которых громоздились какие-то пыльные картонные коробки с документами. Ему это очень не понравилось, и, выждав, пока Мэгги устроится, он пересел к ней, решительно составив одну из коробок на пол.

К его удивлению, Мэгги ничего не сказала. Она вообще никак не отреагировала, уставившись на пустую доску для объявлений. Джон понял, что ей не по себе. Еще утром, когда она приехала в отель, он догадался: произошло что-то важное, сильно на нее подействовавшее, но что это могло быть, Джон не знал.

«Быть может, – гадал он, – Мэгги каким-то образом поняла, что ошиблась, когда объявила, что Саманту Митчелл похитил Окулист, а может, ее смутило что-то еще».

– В настоящее время этим делом занимаются еще три детектива, – сообщил новоприбывшим Энди. – Сейчас они проверяют происхождение письма, которое подбросили Томасу Митчеллу. Впрочем, я думаю, это не помешает нам кое-что обсудить. – Он выудил из груды бумаг на столе запаянный пластиковый пакет, внутри которого белел лист бумаги, и протянул Джону. – Скажите-ка, что вы оба об этом думаете?

Письмо было написано крупными печатными буквами на совершенно обычном с вида листе бумаги, вырванном, вероятно, из самого обыкновенного блокнота. Сообщение тоже было простым и лаконичным:

«ЕСЛИ ХОЧЕШЬ СНОВА УВИДЕТЬ ЖЕНУ, ЭТО ОБОЙДЕТСЯ ТЕБЕ В СТО ТЫСЯЧ БАКСОВ».

На оборотной стороне бумаги Джон разглядел несколько пятен. Большинство представляли собой следы порошка для снятия отпечатков пальцев, одно выглядело как размазанная и засохшая кровь.

– Удалось что-нибудь сделать? – поинтересовался Джон, кивком головы указывая на пятна.

– Да, эксперты сумели получить два довольно отчетливых отпечатка. К счастью, когда Митчелл получил эту бумажку, с ним в доме был один из наших людей, так что с письмом обращались по всем правилам. Мы уже проверяем отпечатки, но результатов пока нет. Впрочем, мы только начали.

Джон еще раз осмотрел записку с обеих сторон и передал Мэгги.

– Интересно, он дурак или просто любитель? – проворчал он.

– Да, – согласился Энди. – Это как раз и есть часть проблемы, которую мы хотели бы обсудить. Митчелл, разумеется, готов заплатить этот так называемый выкуп, но у нас возникли кое-какие вопросы. Я уверен – вы знаете какие.

– Почему похититель потребовал у Митчелла такую смехотворно малую сумму и почему оставил отпечатки пальцев? – проговорил Джон задумчиво. – На Окулиста это не похоже. Автор записки явно человек не очень осторожный и абсолютно некомпетентный. Такой вряд ли мог отключить сложную сигнализацию в доме Митчеллов и выкрасть Саманту, не оставив практически никаких следов. – Он посмотрел на Энди. – Ну как? Гожусь я в детективы?

– Годишься. – Энди кивнул. – Примерно о том же подумали и мы.

Мэгги бросила пакет с письмом на стол.

– Но ведь это не все? – спросила она.

Энди снова кивнул.

– Есть одно «но». На письме есть следы крови, которая совпадает по группе с кровью Саманты Митчелл. Можно, конечно, попытаться провести сравнительный анализ ДНК, но на это потребуются недели. Я лично считаю, что ситуация разрешится гораздо раньше.

– А как попала к Митчеллу эта записка? – поинтересовался Джон.

– Ее сунули в почтовый ящик. Там она и лежала вместе с обычной ежедневной почтой. Разумеется, почтальон клянется, что не видел никакой записки. Соседи, правда, утверждают, что, кроме него, никто к почтовому ящику не подходил, но я склонен ему верить. Этот парень работает в местном почтовом отделении уже пятнадцать лет и за все время не пропустил без уважительной причины ни одного дня.

Джон задумался.

– Значит, соседи никого подозрительного не видели… – пробормотал он. – А как насчет журналистов? Я уверен, что один-два папарацци все еще дежурят у дома Митчеллов.

Энди улыбнулся.

– Целый десяток. Когда там появились мои парни, они даже попытались взять у них интервью вместо того, чтобы самим отвечать на вопросы. Но для нас важнее то, что папарацци дежурят как раз у начала подъездной дорожки, а почтовый ящик стоит недалеко оттуда. Любой человек с фотоаппаратом на шее мог, не привлекая к себе внимания, подойти и сунуть в ящик записку.

Мэгги беспокойно завозилась в кресле.

– Послушай, Энди, неужели ты действительно веришь, что кто-то похитил Саманту Митчелл, чтобы получить за нее выкуп? – спросила она.

– Не особенно. – Энди покачал головой. – Конечно, в жизни и не такое бывает. Случается, люди выигрывают в лотерею, но я что-то ни одного такого человека не знаю. Почерк, Мэгги, почерк преступника… Он слишком похож на почерк Окулиста, а я почему-то уверен, что на деньги этому парню в высшей степени плевать.

40
{"b":"12264","o":1}