ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мне придется купить себе новые туфли, – объяснила Кендра. – Боюсь, что эти мне уже никогда не отмыть.

Джон и Мэгги так и не получили ответа ни на один из своих вопросов. Смириться с этим было нелегко. Оба буквально сгорали от нетерпения; хотелось поскорее сделать хоть что-нибудь. Энди предложил им немного задержаться, чтобы помочь Скотту и Дженнифер просмотреть документы, которые только что привезли из центрального архива. Спустя какое-то время в конференц-зале не осталось ни одного квадратного дюйма пространства, где бы не лежали извлеченные из ящиков пожелтевшие папки и фотографии. Воздух потемнел от пыли, но все их усилия оказались тщетны. Ничего напоминавшего известные им случаи они не нашли.

В час пополудни Скотт и Дженнифер вышли за сандвичами и кофе. Джон решил воспользоваться этой возможностью, чтобы рассказать Энди о Квентине и Кендре.

– Вот черт!.. – воскликнул Энди, выслушав его. Он, однако, был скорее удивлен, чем раздосадован. – В первый раз в жизни слышу, чтобы агенты ФБР работали неофициально. Я считал, у них там дисциплина получше.

– Квентин и Кендра работают в специальном отделе и пользуются несколько большей свободой, чем обычные сотрудники Бюро, – нашелся Джон. – Но главное не в этом. Оба заслуживают всяческого доверия – и как профессионалы, и просто как люди, которые умеют держать язык за зубами. Кроме того, для них не важно, кто раскроет преступление и получит медаль… или сядет в губернаторское кресло. Я ясно выражаюсь?

– И все равно с твоей стороны это было не по-товарищески, Джон.

– Я знаю и прошу у тебя прощения, но вовсе не за то, что пригласил их, а за то, что не сказал тебе сразу.

– Что ж, лучше поздно, чем никогда.

Джон неопределенно хмыкнул. Энди, однако, вовсе не собирался уступать так скоро. Состроив недовольную мину, он повернулся к Мэгги:

– А ты? Ты тоже знала?..

Мэгги, не дрогнув, встретила его взгляд.

– Мне тоже все равно, кого погладят по головке, Энди, – сказала она. – Я хочу только одного – чтобы Окулист как можно скорее отправился за решетку. И мне совершенно безразлично, кто его туда отправит. Я готова принять любую помощь, лишь бы она была действенной.

Энди вздохнул:

– Драммонд под себя будет ходить, если узнает. Между прочим, Джон, один раз мне уже за тебя попало, так что в следующий раз будь добр – постарайся, чтобы твой благородный профиль больше не попадал на первые полосы газет. Договорились?

– Сделаю, что смогу, – сухо ответил Джон. – Что касается Драммонда, то уверяю тебя – никто из нас не собирается посвящать его в, так сказать, интимные подробности. Ну а если он что-то пронюхает, мы постараемся сделать так, чтобы лейтенант думал, будто фэбээровцев пригласил я. Я, а не ты.

Энди насмешливо посмотрел на него:

– А завещание ты написал?

Джон улыбнулся:

– Не беспокойся, с Драммондом я справлюсь. Вот уже почти пятнадцать лет я чуть не каждый день сталкиваюсь с подобными типами. До сих пор всегда удавалось заставить их делать то, что хочется мне.

– Так-то оно так, – с сомнением покачал головой Энди, – но в Сиэтле Драммонд пользуется изрядным влиянием…

– Я тоже, – коротко ответил Джон. – Просто я еще не пускал его в ход, но в случае необходимости я нажму на все рычаги. Уверяю тебя, Драммонд отлично понимает, что со мной лучше не ссориться. А если не понимает, тем хуже для него.

– Что ж, если ты гарантируешь, что никто из моих людей не пострадает…

– Никто, даю слово.

– Придется поверить на слово… – Энди хмыкнул. – И когда я увижу этих твоих Джеймс Бондов? Я люблю знать людей, с которыми работаю.

– Мы можем встретиться у них в отеле, когда тебе будет удобно. – Джон бросил взгляд на часы. – Но только не сейчас. Сейчас они пытаются выяснить все, что только возможно, об авторе этой странной записки. Квентин и Кендра тоже сомневаются, что Саманту Митчелл похитили ради выкупа, но тот, кто прислал письмо, может что-то знать о ней, о ее местонахождении. Короче говоря, этот человек нам нужен.

– Ты действительно уверен, что они сумеют разыскать его быстрее, чем мы? – спросил Энди. В его голосе прозвучал неприкрытый вызов, но Джон только улыбнулся.

– Не знаю, быстрее или нет, – сказал он, – но я давно знаком с Квентином и успел убедиться: рано или поздно он обязательно находит то, что ищет.

11

Из предосторожности («чтобы не ранить чувствительную душу лейтенанта, а также ради сохранения в неприкосновенности собственной шкуры», как замысловато выразился Энди) решено было строго ограничить число лиц, которым можно сообщить об участии в расследовании двух агентов ФБР. Для начала решили посвятить в тайну только Скотта и Дженнифер.

– Все мои люди работают над этим делом не покладая рук, – объяснял Энди, – но только эти двое проявили инициативу и способность мыслить по-настоящему широко. Кроме того, я уверен, что в отличие от остальных Скотт и Дженнифер будут рады услышать такую новость.

И действительно, двое младших детективов были очень довольны, особенно когда Джон рассказал им, что агенты ФБР могут свободно подключаться почти к любым общенациональным базам данных.

– Может быть, им удастся выяснить, какое значение имеет тысяча восемьсот девяносто четвертый год, – мечтательно сказала Дженнифер. – Если, конечно, это вообще что-то значит. Ну а сейчас, если ты, Энди, не имеешь ничего против, – я должна съездить в участок Центрального района. Парень, который отвечает там за архивы, утверждает, что где-то в подвале должны быть какие-то по-настоящему старые дела. Стоит в них покопаться.

Энди покосился на груды документов на столе и вздохнул.

– Поезжай, – кивнул он. – Все равно здесь нет ничего полезного.

– Хочешь, я поеду с тобой, Джен? – спросил Скотт.

Она улыбнулась.

– О нет, приятель. Прости, но судьба к тебе жестока. Тебе предстоит сначала отнести всю эту макулатуру на место, а потом отправиться в участок Северного района и попытаться выяснить, что случилось с двумя коробками, которые, как утверждает их архивариус, потерялись во время переезда в новое здание.

Скотт страдальчески сморщился.

– Плохо быть детективом третьего класса, – проворчал он. – Все тобой помыкают. И никто не скажет: «Скотта, друг, ты отлично поработал. Ступай домой, отдохни!» – Впрочем, когда он со стопкой папок в руках вышел из комнаты, вид у него был не слишком недовольный. Провожая его взглядом (Дженнифер ушла еще раньше), Энди сказал со вздохом:

– Им нравится ездить, рыться в архивах, вообще быть занятыми… К сожалению, они пробыли детективами недостаточно долго и не успели свыкнуться с мыслью, что три четверти работы следователя – это работа за столом, когда в сотый раз читаешь одну и ту же бумажку или перебираешь в уме факты, пытаясь сложить из них более или менее стройную картину происшедшего.

– Иногда мне кажется, что жизнь – это своеобразная головоломка, – отозвался Джон. – Кто как сложил кусочки, тот так и живет…

– А я их понимаю, – вставила Мэгги, продолжая разглядывать доску с прикрепленными к ней фотографиями. – Очень тяжело просто сидеть и ждать, пока зазвонит телефон и…

Она не договорила. Телефон действительно зазвонил, и Энди, удивленно приподняв бровь, взял трубку.

– Детектив Бреннер… – Он немного послушал, потом пробормотал: – О господи!..

Новости явно были не самые приятные, и как только Энди положил трубку, Джон спросил:

– Это по поводу Саманты Митчелл? Ее нашли?..

– Нет. – Энди покачал головой. – Ее пока не нашли.

– Что же тогда?

– Похоже, Окулист пошел вразнос. Только что получено сообщение: пропала еще одна женщина.

В хранилище Центрального полицейского участка Дженнифер обнаружила довольно много старых дел, показались и датированные девяностыми годами девятнадцатого века. Но ничего интересного, относящегося к восемьсот девяносто четвертому году, она так и не нашла. В этом году в Сиэтле произошло всего несколько убийств, и ни одно из них даже отдаленно не напоминало преступление сексуального маньяка. Что касалось недостающих досье за вторую половину тридцать четвертого года, то Дженнифер не обнаружила никаких их следов. Впрочем, в хранилище отсутствовали дела начиная с тридцать первого и заканчивая сорок первым годом.

44
{"b":"12264","o":1}