ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я позвоню, когда станет известно, как все прошло. Где этот чертов врач, хотел бы я знать?

– Он обещал, что выйдет к нам сразу после операции, – терпеливо напомнил Энди.

– Да, я знаю, – буркнул Квентин. – И все равно лучше бы он поторопился, иначе я сам пойду его искать.

Наступила тишина, которую никто не решался нарушить. Только негромко тикали часы на стене, отщелкивая минуты. В половине четвертого в комнату ожидания вошел хирург. Лицо у него было усталым, но довольным.

– Все в порядке, – сказал он с порога, опережая их взволнованные вопросы. – Правда, никаких гарантий я пока дать не могу, но прогноз благоприятный. Мы извлекли пулю, продезинфицировали и зашили рану. Некоторое время вашей коллеге придется поберечься, но никаких осложнений я не ожидаю.

– Могу я ее видеть? – перебил Квентин, и врач слегка нахмурился.

– Нет, – резко сказал он, но тут же смягчился: – Она еще под наркозом и придет в себя лишь через несколько часов, – пояснил он. – Тогда и приходите. – Поглядев на остальных, врач добавил: – Сдается мне, вам всем тоже необходим отдых. Отправляйтесь-ка по домам и возвращайтесь не раньше одиннадцати. Поверьте, сейчас все действительно зависит только от самой мисс Эллиот. Мне кажется, что она справится. В случае, если произойдет что-то непредвиденное, мы вас известим.

– Спасибо, доктор, – сказал Энди. Когда врач ушел, он повернулся к остальным и нехотя добавил: – Боюсь, он прав, и нам совершенно нечего здесь делать. Давайте-ка лучше поедем обратно в участок. Мои ребята вот-вот установят владельца таинственного черного «Кадиллака», да и ниточка, за которую потянули Джен и Кендра, может каждую минуту дать самые неожиданные результаты.

– Да, конечно. – Квентин пошевелил плечами, словно стараясь избавиться от напряжения, которое не оставляло его, несмотря на добрые вести. – Дорог каждый час, может быть, Тара Джемисон еще жива и мы успеем. – Он задумчиво посмотрел на часы. – Вот что, вы поезжайте, а я еще немного задержусь. Мне нужно перекинуться парой слов с врачами и позвонить в Квантико.

Квентину потребовалось всего пять минут, чтобы разыскать послеоперационную палату, в которой лежала Кендра. Его никто не остановил. В этот поздний час на этаже не было никого, кроме дежурных сиделок, к тому же Квентин обладал весьма полезной способностью незаметно проникать в самые неожиданные места, куда посторонним вход был строго воспрещен.

Кендра либо еще не отошла от наркоза, либо ей сделали инъекцию успокаивающего. Она спала, и Квентин не стал ее будить. Несколько минут он просто стоял рядом с ее койкой и глядел на неподвижное, бледное лицо Кендры.

– Сэр?.. Как вы сюда попали? Здесь нельзя находиться! – сердитый шепот ночной сиделки вывел его из оцепенения. Квентин слегка вздрогнул и, не оборачиваясь, сделал шаг назад. На лице его застыла гримаса мстительной ярости, и Квентин боялся, что сиделка может не на шутку испугаться.

– Да-да, конечно, извините, – справившись с собой, он даже сделал попытку улыбнуться. – Я ухожу. Уже ухожу.

– Не волнуйтесь, сэр, она обязательно поправится.

– Да. – Квентин бросил еще один взгляд на Кендру и вышел из палаты.

Выйдя на улицу, он сел в свою машину и даже завел мотор, но никуда не поехал. Он просто неподвижно сидел, глядя в холодную мглу за ветровым стеклом, и на скулах его играли желваки.

Прошло еще довольно много времени, прежде чем Квентин достал сотовый и набрал номер Бишопа.

Дженнифер налила себе еще одну чашку кофе. Ей страшно было даже подумать, сколько таких чашек она выпила за прошедшие сутки. Часы на стене показывали шесть утра, но за окнами было еще по-осеннему темно. Дождь прекратился, но ветер, сырой и холодный, не ослабевал. Его резкие порывы рябили воду в лужах и дышали близкими морозами.

В конференц-зал вошел Скотт. Он устал не меньше остальных, но выглядел значительно грязнее.

– Провались они, эти старые дела! – пробормотал он почти злобно. – Вот и проявляй после этого инициативу и неординарность мышления!

– Ничего, – утешила его Дженнифер. – Когда ты станешь лейтенантом, ты сможешь проявлять инициативу сколько угодно. Проверять твои идеи все равно придется другим.

– Когда это еще будет! – вздохнул Скотт, и Дженнифер стало его жалко.

– Извини, я тебе совсем не помогаю, – сказала она.

– Да ладно, не переживай, – отмахнулся Скотт. – Еще полгода, и я привыкну!

– Но ты нашел что-нибудь? – вмешался Энди.

– Да. Кажется, я выяснил, что же случилось в тысяча восемьсот девяносто четвертом году.

Квентин, который сидел перед компьютером Кендры и с опаской тыкал в клавиши двумя пальцами, посмотрел на Скотта с уважением.

– Честное скаутское? – спросил он и покосился на экран компьютера. – Как тебе удалось?! Мы обшарили все возможные базы данных, но до сих пор ничего не нашли!

– Попробуйте проверить полицейские архивы Бостона, – посоветовал Скотт.

Квентин покачал головой.

– Я не так хорошо обращаюсь с этой штукой, как Кендра, – сказал он. – Но я попробую.

– Так что ты выяснил? – снова заговорил Энди. – И как?

Скотт состроил смешную гримасу.

– Как? Очень просто. Я вывалил на пол содержимое той огромной коробки, которую нашел в подвале мэрии, и стал просматривать одно дело за другим. Там я нашел полицейское досье на еще одну жертву тридцать четвертого года. – Он открыл папку, которую держал в руках, и достал оттуда пожелтевшую фотографию молодой женщины с темными вьющимися волосами и очень красивыми темными глазами.

Сидящие в комнате переглянулись. Изображенное на снимке лицо казалось совершенно незнакомым.

– Я почему-то надеялся, что хотя бы один из нас узнает следующую жертву Окулиста, – вздохнул Энди. – И тогда мы успеем что-то предпринять…

– Это называется выдавать желаемое за действительное, – ответила Дженнифер. – Если бы эта девушка оказалась как две капли воды похожа на кого-то из наших знакомых, это было бы просто невероятной удачей!

– Я знаю, – согласился Энди, глядя, как Скотт прикрепляет снимок на доску, где были собраны портреты жертв шестидесятипятилетней давности. – Она ведь была убита здесь, в Сиэтле? – уточнил он. – Как же ты тогда узнал о Бостоне?

– Один из детективов, расследовавший это дело, поместил в досье записку, написанную, похоже, от отчаяния. В ней он сообщает, что сделал все возможное, чтобы найти убийцу этой и других молодых женщин, – в том числе тщательно проверил всех родственников, несмотря на отсутствие видимых мотивов. Он сделал это только потому, что его отец, тоже коп, когда-то рассказывал ему о преступлениях, которые произошли в Бостоне еще на четыре десятка лет раньше. По свидетельству детектива, бостонские преступления были очень похожи на то, что происходило тогда в Сиэтле.

Энди нахмурился.

– Так почему же этот детектив решил проверить родственников?

– Потому что в Бостоне убийцей был, по-видимому, родной брат одной из убитых женщин. – Скотт пожал плечами. – Записка не очень подробная, к сожалению. Какая-то разница между преступлениями была, но какая, он не пишет. Членов семей и родственников он стал проверять просто потому, что больше ничего ему не оставалось.

– И?

– Увы, никаких других сведений в этом досье не оказалось. Правда, я просмотрел еще не все папки.

– Быть может, что-то даст компьютерный поиск, – вмешался Квентин, поглядывая на экран компьютера. – Теперь, когда у нас есть название города, поиск по историческим базам данных пойдет быстрее, но все равно потребуется время.

– Я тоже буду продолжать поиски, – сказал Скотт.

– Только сначала прими душ и позавтракай, тебе это необходимо, – улыбнулся его горячности Энди. – Да и поспать тебе тоже не помешало бы.

– Сначала ты, потом я, – отрезал Скотт и вышел, прежде чем Энди нашелся что ответить.

Дженнифер посмотрела на закрывшуюся за Скоттом дверь и вздохнула.

– Кофеин, адреналин и нервы – поистине адский коктейль, – сказала она. – Я уверена, что сейчас каждый из нас вряд ли сможет заснуть, но долго мы так не продержимся. Еще сутки такой работы, и мы все будем уже ни на что не годны. – Она встала. – Пойду проверю, быть может, уже поступили сведения о фирме, где работал Робсон.

75
{"b":"12264","o":1}